Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба

Скачать Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба


   12
   Процесс продолжался. Генерал вопросительно взглянул на адвоката.
   - Я готов, ваша милость! - Толстяк встал из-за сво-его  стола,  распахнул
мантию, показав судьям пухлый живот, обтянутый  несвежей  сорочкой,  засунул
руки за подтяжки и засмеялся.- Да, да, господа судьи, я смеюсь!..
   Адвокат прошелся перед судейским столом.
   - Послушал я своего коллегу,- адвокат показал на прокурора,- и мне  стало
смешно. Надо уметь считать хотя бы до четырех!..
   - Я протестую! - моментально вскочил прокурор, тряхнув свою трибунку.
   Сдвинув головы, судьи начали совещаться. Адвокат не-терпеливо  расхаживал
перед столом. - Протест принимается,- объявил генерал.- Господин адвокат,  у
нас нет никаких оснований полагать, что  наш  уважаемый  прокурор  не  умеет
считать до четырех.
   - А я докажу! -горячо пообещал адвокат.-Господа  судьи,  мой  подзащитный
уронил одну бомбу. Одну!.. Адвокат продемонстрировал свой палец.
   - За  одну-единственную  бомбу  его  приглашают  на  электрический  стул.
Каково! Над Испанией упало четыре штуки сразу, и никого на стул не сажали!..
   Судьи увидели четыре адвокатских пальца"
   - В Гренландии свалилось еще четыре! - адвокат  вытащил  из-под  подтяжки
другую руку и выставил еще четыре пальца.- И опять на стул никого не сажали!
О Канаде - помните туманную историю под Торонто - я уже не говорю. Не  будем
мелочными. Выходит, чтобы сесть на стул, надо потерять сразу  хотя  бы  пять
бомб! Во всяком случае, четырех недостаточно. А кто знает, может быть,  надо
швырнуть десять? Судебная практика пока ответа нам не дает. Итак, за  четыре
бомбы  ничего,  а  за  одну  -  смертная  казнь!  Где,  я   вас   спрашиваю,
справедливость?.,
   Поискав глазами вокруг себя справедливость  и,  очевидно,  не  найдя  ее,
адвокат сокрушенно развел руками"
   - Но предположим, произойдет невероятное! - Адвокат низко склонился перед
судейским столом.- Высокий суд согласится с моим коллегой и решит, что  одна
бомба стоит стула! Но позвольте, как же тогда карать за утерю четырех  бомб?
В четыре раза строже? А за  утерю  десяти  бомб  -  в  десять  раз?  Но  что
поделаешь, господа судьи...
   Адвокат с сожалением вздохнул.
   - Человек даже крепкого телосложения  не  выдержит,  если  его  четырежды
сажать на стул! Скорее надо рассуждать  от  противного.  Давайте  размышлять
наоборот.
   Адвокат повернулся к прокурору:
   - Надеюсь, мои коллега умеет размышлять наоборот?
   - Я протестую! - снова вскочил прокурор.
   Судьи снова принялись совещаться.

   - Протест не принимается,-  наконец  сказал  гене-рал.-  Законодательство
нашего государства не запрещает в  суде  размышлять  наоборот.  Продолжайте,
господин адвокат.
   Благодарно пожав сам себе руки, адвокат улыбнулся судьям и продолжил:
   - Итак, попробуем наоборот.  Предположим,  за  четыре  бомбы  -  смертная
казнь. Тогда за одну - одна четвертая часть наказания. Теперь подсчитаем, во
что это обойдется моему подзащитному...
   Адвокат снова взялся за подтяжки и, покачиваясь на  носках,  с  сомнением
оглядел Мизера.
   - Ему сейчас уже за сорок. Пьет,  курит.  Посмотрите,  какие  синяки  под
глазами. Держу пари, больше пятнадцати лет он не протянет.  Ну,  хорошо,  не
будем мелочными - дадим ему двадцать. Следовательно, если бы  мой  уважаемый
коллега был в ладах с арифметикой, он потребовал бы осудить этого  парня  на
одну четвертую стула, другими словами, на пять лет...
   Адвокат мельком взглянул на прокурора,  нервно  игравшего  дужками  своих
черных очков.
   - Господин прокурор, по-видимому, не решится спорить, что одна  четвертая
от двадцати лет, оставшихся на  долю  моего  подзащитного,  составляет  пять
лет?.. Но, гос-пода судьи!..
   Адвокат рванул руки из-под подтяжек:
   - Господа судьи, кого мы с вами собираемся осудить на пять лет?.. Там,  в
Испании, бомбы падали куда попало! Это было там!..
   Толстяк  показал  на  зарешеченное  окно.  Судьи   послушно   посмотрели.
Обернулся и Мизер, но Испании не увидел...
   -  Одна  бомба  угодила  в  море!  -  Тут  адвокат  перешел  на   шепот.-
Представляете, в открытое море! И пока ее нашли,  перерыли  все  Средиземное
море! А если бы неподалеку была вражеская подводная лодка? А если бы русские
утащили нашу бомбу в Одессу? А?..
   - Куда? - переспросил  председатель  суда,  очень  внимательно  слушавший
адвоката.
   - Одесса - это русская гавань в двух шагах от Испании,- пояснил  защитник
и приставил руку козырьком к глазам.- В ясную погоду вот так видно. Кто даст
гарантию, что наше секретное оружие не находилось бы в чужих руках? А?..
   Адвокат  вдруг  звонко  щелкнул   подтяжками   и   резко   повернулся   к
взволнованному прокурору:
   - Вы дадите гарантию?
   - Не дам!
   - То-то... А что можно сказать о Гренландии? Снег и лед. Лед  и  снег,  А
внизу...- защитник топнул по полу.- Вода! Океан!  Глубина!..  Нет,  господа,
швырять бомбы в Гренландии было совсем нерентабельно. Если в Испании  что-то
еще удалось получить обратно, то в Гренландии... Тю-тю, господа!
   Адвокат безнадежно помахал рукой  и  повернулся  к  Мизеру,  .его  жирная
физиономия  стала  вдруг  такой  сладкой,  будто   он   собрался   погладить
пай-майорчика по го-ловке.
   - Господа, другое дело - мой подзащитный! Он  знал,  где  уронить  бомбу!
Годами наши европейские друзья  мечтали  о  водородной  бомбе!  Годами!  Они
мечтали, они страдали, они слагали стихи и речи! И они наконец получили! Они
получили благодаря майору Мизеру! Разящий меч по прозвищу  "Аида"  теперь  в
надежных руках!.. Цепляясь мантией за судейский  стол,  адвокат  подбежал  к
окну и пристально посмотрел во двор. Резко обернувшись, он успокоил судей:
   - Да, господа, теперь она в  надежных  руках!..  Подумайте,  никто  и  не
шевельнул пальцем, чтобы это произо-шло. Майор, вы шевелили пальцем?
   Левой рукой защитник вцепился в свою шевелюру.
   - Нет! - торопливо ответил летчик.
   - И все-таки это произошло! Случайность! Нет и еще раз нет!  Это  -  рука
всевышнего!
   Адвокатский палец устремился к закопченному потолку.
   -- Только он один знал, когда малютка "Аида" покинет свою колыбель. И она
покинула! И если она заговорит, то не над нашей головой, а там - в Европе!..
   Адвокат шагнул к судейскому столу и доверительно сообщил генералу:
   - Мы с вами можем спать спокойно...
   - Мы с вами, но не господин прокурор! - крикнул вдруг адвокат и  напролом
пошел к фанерной трибунке, в которую вцепился обвинитель.
   - А вы, часом, не сочувствуете коммунистической партии? - голос  адвоката
стал липким и вкрадчивым.- Я вас  спрашиваю,  потому  что  обвинение  против
майора Мизера может поддерживать только антидемократический элемент...
   В комнате стало необыкновенно тихо. Было лишь слышно, как  сосредоточенно
сопел один из полицейских.
   - Все истинные патриоты, которым дороги  идеалы  свободы  и  демократии,-
адвокат хлопнул себя по жирной груди,- могут  лишь  низко  склониться  перед
скромным героем, печально и молчаливо несущим свой тяжкий крест!..
   Поклонившись  застеснявшемуся  Мизеру,  толстяк  задрал  мантию,  вытащил
скомканный клетчатый платок и трубно высморкался.
   - День и ночь над облаками, над нашей головой  летают  безвестные  герои.
Прикажут возить молоко, значит, надо возить молоко! Прикажут овес, значит  -
овес! Бомбы, значит - бомбы! Не думать, а летать! Вот девиз  наших  железных
ребят! Слава им!..
   Адвокат несколько раз, будто аплодируя, хлопнул ладонями, но его никто не
поддержал. Подозрительно оглядываясь, медленно, растягивая  слова,  защитник
спросил:
   - Или, быть может, кто-нибудь из присутствующих хочет, чтобы  они  начали
думать? Летать и думать? Кто этого хочет?..
   Полицейский перестал сопеть. Казалось, даже за окнами смолк город...
   - Этого хотят красные агитаторы - гремел адвокат.- Но мы этого не  хотим!
Мы, истинные патриоты, никогда бы не допустили,  чтобы  вокруг  дела  "Аиды"
началась возня...
   - Но "Аида" сверхсекретна! - вдруг слабо вскрикнул прокурор.
   - Тем более! А теперь знают многие! Знают здесь, в тюрьме. Знают на базе.
Знают господа судьи. Знают вот эти полицейские. Знаю я...
   - Но вы давали подписку! - крикнул прокурор.
   - За себя я готов поручиться! За вас - никогда! Истинный патриот  молчит,
когда его правительство садится в лужу! Я молчу!..
   - Я тоже! Я молчу, господа! - Прокурор растерянно  оглядывался,  стараясь
непослушными руками запихнуть свои бумаги в портфель.- Господа, все же знают
о моей хорошей репутации...
   Судьи делали вид, что ничего не слышат...  После  двухчасового  совещания
военный суд признал майора военно-воздушных сил Уильяма Мизера невиновным...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0567 сек.