Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба

Скачать Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба


   17
   В этот  вечер  дядюшка  Бенц  был  очень  высокого  мнения  о  себе.  Сам
фельдмаршал в его присутствии орал на  подчиненных.  Генералы  вытягивались,
как только командующий поворачивался к ним, и завистливо косились на бывшего
ефрейтора, пыжившегося так, что старенький латаный мундирчик его  готов  был
разъехаться по швам.
   - Господа офицеры, вы уронили честь армии! Смотрите на этого ефрейтора! -
командующий тыкал пальцем в грудь дядюшки Бенца.- Да разве  он  позволил  бы
себе что-нибудь подобное,  когда  служил!  Да  его  расстреляли  бы  в  пять
минут!..
   - Так точно! Шлепнули бы! - поддержал старик. Он был возмущен  не  меньше
фельдмаршала. В его время так не служили. В его время гестапо быстро бы всем
накрутило хвост. А теперь - все это войско, вот уже неделю утюжившее леса  и
поля, не может найти какую-то штуку!  Он  бы  всех  за  это  дело  к  стенке
поставил. Предательство! Пятая колонна в тылу!..
   - Хайль! - вдруг рявкнул дядюшка и вскинул  руку.  Командующий  дернулся,
привычно поднял руку, но вовремя спохватился и сделал  вид,  что  поправляет
фуражку...
   В последние дни дядюшка  Бенц  снова  сроднился  с  военной  обстановкой,
поглотившей колонку и ее окрестности. Запах  амуниции  и  солдатского  супа,
короткие команды, окрики, топот кованых ботинок - все  это  было  привычным,
напоминало  боевое  прошлое,  и  дядюшка  будто  помолодел  и   даже   начал
покрикивать на солдат. Служивые беззлобно отшучивались.
   Шоссе было перекрыто. Колонка бездействовала, но ее  владелец  убытка  не
терпел. Военные щедро платили неустойку.  Целыми  днями  старик  возился  со
своей новой цистерной. Он уже  проложил  трубы,  подсоединил  их  к  насосу.
Оставалось снять последнюю пару болтов, вытряхнуть из бочки  начинку,  снова
свинтить, и можно было в нее накачивать бензин...
   Днем было жарко. К вечеру цистерна так накалилась,  что,  взобравшись  на
нее, Бенц почувствовал себя словно на сковородке. Провозившись  часок,  если
не больше, с предпоследним болтом,  дядюшка  Бенц  в  сердцах  швырнул  вниз
разводной ключ. Голова трещала. Старик слез,  проковылял  к  колонке,  выпил
холодного пива и решил прилечь переждать жару. Неумолчный  треск  вертолетов
над головой как-никак утомлял...
   Проснувшись, контуженый ефрейтор долго не мог сообразить, который час. За
окном была темень. Невозможно было  догадаться  -  вечер  или  уже  ночь.  А
вставать к дряхлому будильнику, стучавшему на подоконнике, было лень.  Вдруг
владелец  колонки  насторожился:  из  солдатских  палаток  не  было   слышно
привычного храпа.
   Старик наскоро натянул штаны и выбрался на улицу. Ночную  тишину  нарушал
лишь размеренный шаг часовых. Выждав, пока солдаты, разминувшись у цистерны,
разошлись в разные стороны, дядюшка Бенц быстро юркнул к  палаткам.  Отогнул
осторожно полог первой, второй - палатки были пусты.
   - Где все? - не таясь, окликнул Бенц часового.
   - Кто тут? - испугался солдат.
   - Я тут! Куда все девались?
   - Дашь закурить - скажу,- пообещал часовой.
   - Ишь чего захотел!
   Но любопытство взяло верх, и старик нехотя достал пачку  сигарет.  Трубка
его исчезла в первый же день после появления солдат.
   - Дерьмо! - заявил часовой, посмотрев на обертку.
   - Тогда бери две,- великодушно разрешил Бенц и пощелкал по  пачке,  чтобы
сигареты высунулись наружу.
   Солдат взял три сигареты и  торопливо,  чтобы  не  успел  подойти  второй
часовой, сказал:.
   - Сегодня ночью нам сбрасывают подарки. Все ушли ловить. Понял?
   - Понял. А откуда сбрасывают?
   - Сверху.
   Солдат показал на небо и зажужжал, подражая гулу самолета. Бенц помолчал.
   - Ясно. А какие подарки?
   - Иди, иди, старик,- солдат даже подтолкнул владельца колонки.- Я  и  сам
не знаю, какие.
   - Вот паршивец! Взял столько  сигарет,  а  ничего  толком  не  сказал!  -
Дядюшка Бенц огорченно сплюнул: ну и молодежь теперь пошла.
   - Стой! Кто идет? - вдруг закричал второй часовой, заметив подозрительную
фигуру,
   - Идите вы оба! - ответил обиженный дядюшка и зашагал к  своей  цистерне.
Спать ему окончательно расхотелось. Кряхтя, он забрался на горбатую спину.
   - Эй, бездельники, подайте ключ! - крикнул он часовым.
   Солдаты принялись послушно шарить в мокрой от ночной  росы  траве,  нашли
ключ и подали старику.
   -  Полный  идиот,-шепнул  один  другому.-В  темноте  будет  крутить  свои
гайки...
   - Оставь его в покое. Опять разорется...
   - Скоро светать начнет,- зевнул солдат и посмотрел на небо.
   Сверху доносилось едва слышное гудение. ...Майор Мизер  напряженно  ждал.
Эта проклятая точка была где-то рядом. Наконец в наушниках раздался  хриплый
возбужденный голос штурмана:
   - Цель!
   Майор быстро повернул ключ на пульте и нажал кнопку.  Сразу  же  вспыхнул
"желтый глаз". Самолет качнуло. Второй пилот перекрестился.
   - Нажми на всякий случай,- тихо попросил он.
   - Они ведь без детонаторов,- так же тихо ответил Мизер, но  газ  все-таки
прибавил.
   Самолет, завывая моторами, рвал крыльями густую ночную темень.
   Второй пилот показал пальцем вниз;
   - Пока у них этих штук не было, я еще верил, что дело дальше Вьетнама  не
пойдет...
   Мизер промолчал. За ним неотвязно  следовало  видение  неуютной  тюремной
камеры. Черные циферблаты на приборной доске вдруг зловеще сверкнули  очками
прокурора...
   ...В этот миг на земле командующий тоже взглянул па циферблат.  Часы  под
лучом фонарика блеснули весело и обещающе. Три часа шесть минут.  Словно  по
команде, военные, окружавшие фельдмаршала, посмотрели на часы.
   - Сигнал! - скомандовал фельдмаршал. Адъютант, стоявший у него за спиной,
тотчас вскинул ракетницу.
   Красная ракета  взметнулась  вверх,  рассыпалась  ярким  снопом  и  будто
подожгла бледные  длинные  щупальца  прожекторов.  Беспорядочно  пошарив  по
светлеющему небу, лучи быстро нашли в его огромной тарелке маленькие пух-лые
клецки парашютов, плавно опускавшиеся к земле.  -  Ура!  -  негромко  сказал
командующий. Сгрудившиеся на холме военачальники шепотом поддержали:
   - Ура!..
   - Начать встречу! - приказал фельдмаршал.
   Пугая сонный лес, заревели моторы  вездеходов.  Напрямик,  сминая  кусты,
ломая молодые деревца, они двинулись  к  предполагаемым  точкам  приземления
парашютов.  Прожектора  надежно  держали  в  своих  прозрачных  руках  белые
полотнища с висевшими под ними цистернами...
   Одна за другой возвращались на землю грузные "Клеопатры". Около них сразу
же начинали суетиться  десятки  солдат.  Они  освобождали  бомбы  от  строп,
поднимали их на руках и осторожно укладывали на платформы тягачей.
   Вдруг один молоденький лейтенант, суетившийся не меньше других,  замер  и
пристально уставился на железную сардельку.  Постоял  минуту,  соображая,  и
вдруг, круто повернувшись, бросился в лес. Он бежал и кричал:
   - Нашел! Господин фельдмаршал,  я  нашел!..  Солдаты,  бросив  работу,  с
удивленьем смотрели вслед  своему  взводному.  Еще  долго  из  темного  леса
доносился истошный, все удалявшийся крик;
   - Нашел! Нашел!..
   Минут через пятнадцать лейтенант добежал до командного пункта. Кричать он
уже не мог. Его  пытались  задержать.  Расталкивая  свиту  командующего,  не
обращая внимания на чины и грозные окрики, лейтенант упрямо лез к  пригорку,
на котором возвышался фельдмаршал.
   Заметив толкотню в нескольких шагах от себя, командующий окликнул;
   - В чем дело, господа?
   - Нашел, господин фельдмаршал! - прохрипел зады-хавшийся лейтенант.  -  Я
нашел пятую!
   - Где? - Фельдмаршал сразу понял, о чем идет речь.
   - Ее прикарманил сумасшедший старик!  Она  под  нашим  носом!  Мой  взвод
ночует рядом!
   - Какой взвод?  Расскажите  толком!  Лейтенант  был  так  возбужден,  что
пропустил приказ мимо ушей.
   - Прикажите дать машину! Будет поздно! Старик всю неделю крутил гайки!  А
был приказ - гаек не крутить!..
   - Джип! - сказал фельдмаршал, как-то  беспомощно  озираясь.  Взъерошенный
лейтенант своим видом, своим  срывавшимся  до  хрипоты  шепотом  сразу  всех
убедил в надвигавшейся опасности.
   Военные зашевелились, один за  другим  незаметно  исчезая  за  деревьями.
Лейтенант бросился к подъехавшему джипу.
   - Кто со мной? - закричал он, перевалившись через низенький борт машины.
   - Кто с ним? - повторил командующий и оглянулся. Рядом стоял только  один
адъютант.
   - Я вам могу  еще  пригодиться!  -  поспешно  сказал  адъютант,  преданно
заглядывая в глаза фельдмаршала.
   - Езжай один! - приказал командующий лейтенанту, подпрыгивавшему в машине
от  нетерпенья.-  Даю  тебе  все  полномочия!  Взрыв   надо   предотвратить!
Поздравляю со званием подполковника!..
   Юнец вытянулся по стойке смирно и бодро выкрикнул;
   -  Рад  стараться,  господин  фельдмаршал!  Вперед!..  Джип  дернулся,  и
лейтенант-подполковник, высоко задрав ноги, повалился на сиденье....
   Джип выбрался из леса к бензоколонке  дядюшки  Бенца,  когда  совсем  уже
рассвело. Водитель, парень в лихо надвинутой пилотке, чудом  державшейся  на
его    голове,    оказался     на     редкость     медлительным.     Сколько
лейтенант-подполковник ни понукал его,  парень  неторопливо  шевелил  ручкой
скоростей, не спеша и осторожно вел  машину,  аккуратно  объезжая  канавы  и
рытвины.
   Лейтенант-подполковник еще издалека заметил  дядюшку  Бенца,  оседлавшего
желтую бочку. Юнец привстал  в  кузове  машины,  замахал  руками,  закричал.
Часовые, прогуливавшиеся возле палаток, с любопытством уставились на  своего
взводного, прыгавшего на заднем сиденье подъезжавшего джипа.
   - Стреляйте! Стреляйте в него! - вопил взводный,  показывая  на  старика,
беззаботно возившегося на цистерне.,
   Часовые никак не могли понять, в кого нужно  было  стрелять.  Офицер,  не
выдержав, выскочил из машины, медленно подвигавшейся по скользкому проселку,
и побежал напрямик к колонке.
   - Стреляйте! Стреляйте!  -  на  бегу  кричал  лейтенант-подполковник,  Он
выхватил свой пистолет из кобуры, но до цистерны было еще довольно далеко...
Косые  лучи  пробудившегося  солнца  раскрасили  верхушки  деревьев.  Пейзаж
просыпался. Казалось, черно-белая фотография вот-вот превратится в  цветную.
На  этом  оживавшем  снимке  лейтенант-подполковник  отчетливо  видел  сухую
фигурку контуженого ефрейтора, вдруг победно поднявшегося на  покатой  спине
поверженной бочки., Старик отбросил гаечный ключ и торжествующе закричал;
   - Хайль!
   Лейтенант-подполковник споткнулся и,  падая,  в  последний  момент  краем
глаза увидел, скорее  понял,  как  по-ловина  цистерны  вдруг  шевельнулась,
двинулась в сторону палаток.  Офицер  ткнулся  лицом  в  мокрую  истоптанную
солдатскими башмаками землю. Уже  лежа,  втискиваясь  изо  всех  сил  в  эту
равнодушную землю, мечтая стать плоским  как  лист  бумаги,  он  услышал  не
ушами, а всей своей беззащитной спиной нараставший гулкий железный грохот...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0608 сек.