Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детская литература

Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба

Скачать Лукьянов Лев -Тысяча и одна бомба


   9
   Почти целый час Гарри испытывал непривычные ему  угрызения  совести:  все
эти дни он крыл разведчиков всеми бранными словами, которые знал.  А  Джо  и
Джон оказались на редкость порядочными ребятами. В обмен на первое донесение
посла-сержанта о местонахождении "Аиды" они прислали обещанный чек на десять
тысяч и пухлый пакет с инструкциями.
   Бумаги Пулькин читать не стал. Он растерянно  вертел  чек  и  думал,  как
лучше разместить капитал. Но у Ли был твердый  характер,  и  Гарри  пришлось
выкатывать из гаража черный "кадиллак".  Через  час  с  небольшим  Ли  стала
обладательницей роскошной норковой шубки...
   - Пять тысяч кошке под хвост! - сердито сказал посол, пощупав нежный мех.
Гарри не хотел признаться даже себе самому, что уважительная шумиха в модном
мага-зине,   откровенно   завистливые   и   восторженные   взгляды   мужчин,
останавливавшихся при  виде  Ли,  две-три  фотовспышки  бродячих  репортеров
привели его в хорошее настроение.
   "Все-таки послом  быть  много  лучше,  чем  служить  у  атташе,-  подумал
Гарри.-- Почета больше, забот меньше", Но вслух он сказал другое:
   - Ли, если с кем-нибудь спутаешься - спущу шкуру вместе с шубой...
   - Дурачок, я же тебя люблю,-  заверила  Ли  и  в  доказательство  тут  же
выкинула еще пятьсот монет на запонки с блестящими камешками.
   Запонки Гарри понравились, но на всякий случай разговор о любви он  решил
не продолжать: в кармане остава-лось всего лишь четыре с половиной тысячи.
   Вечером  в  постели  молодые  люди  приступили  к  изучению   инструкций,
полученных из-за океана. Отпечатанные на плотной вощеной бумаге,  украшенные
разноцветными грифами "секретно", "строго секретно", "совершенно  секретно",
"невероятно секретно", они внушали уважение.
   Просмотрев бумаги, Ли приподнялась на локте и вни-мательно посмотрела  на
Гарри, Посол-сержант безмятежно сопел, рассматривая потолок.
   - Ты что? - спросил он, почувствовав взгляд девушки.
   - Здесь есть красивая грамота о тебе. Ее подписал сам президент!  Я  тебя
обожаю! И каждый месяц ты теперь будешь получать по пять тысяч!..
   - Что! - Гарри уселся, скинув одеяло.- Ты что - обалдела? Пять тысяч!
   - И еще три на представительство! На банкеты, приемы, ужины!
   - Они с ума сошли! - заволновался посол.- Я же  не  идиот,  чтоб  швырять
такие деньги на выпивку!..
   - Гарри, в таких делах нельзя быть мелочным,- рассердилась Ли.- Это  тебе
не торговля мылом. Это политика! Ты знаешь, что такое политика?
   - Никто не знает, что такое политика...
   - Возможно! Но все-таки политика - это тебе не мыло!
   - Я торговал оптом, а не в розницу!
   - Не имеет значения! Вот слушай, тут  написано,  что  ты  должен  делать:
"...Высоко нести достоинство самой могущественной державы мира, представлять
идеалы свободы и демократии, являться образцом гражданина..."
   - За пять тысяч можно быть образцом,- согласился Гарри.- Но все-таки  что
они от меня хотят?
   Ли принялась шелестеть бумагами. Через некоторое время она сказала:
   - Прежде всего, они требуют, чтобы нам вернули "Аиду". Эта штука является
основной государственной тайной. Она - база нашего могущества...
   - Какого же черта они швыряют где попало эту  базу!  -  Гарри  по-турецки
уселся на кровати и уставился на Ли.
   - Ты несправедлив! - возразила ближайшая советница посла.-  Мы  всегда  в
жизни теряем не там, где хотим! Если бы мы теряли, где хотели, то всегда  бы
находили! Я, помню, раз потеряла сумочку. Ни у кого такой не  было.  Черная,
из кожи, под настоящего крокодила. А ручка пле-теная... Неделю ревела...
   - Сравнила - "Аиду" с сумочкой!
   - Кому что! Все эти бомбы, по мне, не  стоят  тюбика  губной  помады!  От
помады толк есть, а от них какой прок?..
   Пулькин не знал, какой прок от  водородных  бомб,  и  поэтому  промолчал.
Вообще с Ли было трудно спорить, Она была не лишена здравого смысла. В самом
деле, какая ему польза от бомб? А одна "Аида"  стоит,  наверное,  не  меньше
десятка составов с мылом самого лучшего качества. А десяток составов  -  это
же начало торговли во всей Европе!
   Посол потянулся, дернул шнурок выключателя, свет  в  спальне  погас.  Всю
ночь Пулькину снились железнодорожные склады, набитые мылом, зубной  пастой,
кремом-пуф и прочим ходовым товаром...
   В девять утра Гарри поехал в генеральный штаб. Поставив машину у главного
подъезда, посол направился в здание.  Едва  он  отошел  от  автомобиля,  как
солдат, охранявший вход,окликнул:
   - Здесь стоянки нет! Уберите машину.
   - Помалкивай, парень,- оборвал Гарри.- Мне можно. Я с твоим фельдмаршалом
на короткой ноге...
   Гарри важно прошел мимо опешившего часового.  В  вестибюле  его  встретил
вежливый швейцар в какой-то странной полувоенной  форме,  расшитой  золотыми
шнурами.
   - Доброе утро! - подобострастно согнулся швейцар в поклоне.
   - Привет. Я к фельдмаршалу.
   - Господин фельдмаршал приезжают в одиннадцать. У  нас  еще  никого  нет.
Слишком рано.
   - Рано? -  удивился  посол-сержант,  посмотрев  на  часы.-  Ровно  девять
десять.  Вот  лентяи!  Пора  заниматься  бизнесом,  а  они  еще  валяются  в
постелях...
   - Да, у нас старые порядки,- вежливо согласился швейцар.- Будете ожидать?
   - Буду,- ответил Гарри и уселся на диван, стоявший  в  холле.-  Скажи-ка,
старина, может, я могу решить вопрос и без фельдмаршала? Уж очень он  у  вас
надутый-Старый швейцар огляделся по сторонам. Убедившись,  что  в  холле  не
было ни души, приосанился.
   - Изложите, в чем суть. Если в моей компетенции...
   - Несколько дней назад наши ребята  случайно  кинули  на  вас  водородную
бомбу "Аида". Это у нее такое имя. Редкая штука. Стоит кучу денег...
   Гарри поднял руки, показывая, какую  кучу  денег  стоит  бомба.  Глаза  у
швейцара стали круглыми, как у совы. Но сержант, исполнявший дипломатические
обязанности, не обратил на это никакого внимания.
   - Так вот,-продолжал он,-ваши быстро прибрали ее к рукам...
   - А она что - не взорвалась? - наконец выдавил старик. Забывшись, он тоже
спустился на диван.
   - Шутник ты, я посмотрю. Если бы "Аида" подала голос, мы бы с  тобой  уже
болтали со святым Петром.
   - Бог мой! И чего вы еще хотите?
   - Как это чего? Поиграли - и хватит. Возвращайте  "Аиду".  Мне  приказано
договориться, когда и где я могу получить эту штуку.
   В мрачном холле генерального штаба, где, словно застывшая шеренга солдат,
стояли массивные колонны дикого камня, было пустынно и гулко. Где-то  далеко
в недрах штаба совсем по-домашнему выл пылесос. Наверное,  спешила  окончить
работу уборщица. У входа мерно поскрипывали ботинки часового.
   Швейцар, прищурив глаза, испытующе посмотрел на  иноземца  и,  решившись,
проговорил:
   - Меня, конечно, могут выгнать, но я так скажу... Простите меня, старика,
но вы плохо знаете наших военных. А я их повидал за полвека тыщи. Не  видать
вам вашей "Аиды" или как там ее... не видать вам, как своих ушей...
   - При чем тут уши?  -  настороженно  спросил  Гарри,  Беспечное  утреннее
настроение вдруг исчезло. Помрачневший старик в этом дурацком  раззолоченном
мундире напомнил мудрого нахохлившегося библейского царя Соломона,  которого
Пулькин видел как-то в одном из фильмов...
   - А у меня внуку шесть лет исполнилось,  младшему...-  задумчиво  говорил
швейцар.- В войну играть любит. Только и знает - танки, бомбы... Если в руки
наших военных попала  водородная  бомба,  они  не  успокоятся,  пока  ее  не
взорвут...
   - А кто разрешит? - взволнованно сказал Пулькин.
   - А они и не  будут  спрашивать.  Они  никогда  не  спрашивали,  а  потом
подписывали капитуляции. Стратегия...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0601 сек.