Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Новиков Мариан Васильевич - Победа на Халхин-Голе

Скачать Новиков Мариан Васильевич - Победа на Халхин-Голе



НАСТУПЛЕНИЕ!

     Рассвет 20 августа наступал непривычно медленно. С  вершины  Хамар-Дабы
видно было,  как  поднимался  туман  над  Халхин-Голом.  Вместе  с  комкором
Г.К.Жуковым на командном пункте  1-й  армейской  группы  в  ожидании  стояли
командарм 2-го ранга Г.М.Штерн, начальник артиллерии  Красной  Армии  комкор
Н.Н.Воронов, заместитель начальника Управления ВВС комкор Я.В.Смушкевич.
     В 5  часов  15  минут  в  небе  над  Хамар-Дабой  появилась  эскадрилья
пушечных истребителей  И-16  под  командованием  лейтенанта  В.П.Трубаченко.
Чуть выше шла группа бомбардировщиков СБ.
     Японские зенитки стали их обстреливать и  раскрыли  свое  расположение.
Самолеты для этого и были посланы. Советская  артиллерия  открыла  огонь  по
зенитным батареям противника.  Сверху  на  них  сыпались  бомбы,  пикировали
пушечные истребители. Почти все зенитки были подавлены.
     Затем в  небе  появились  150  советских  бомбардировщиков,  охраняемых
примерно таким же количеством истребителей. Над вражескими позициями  встала
стена огня и дыма.  На  переднем  крае  противника,  среди  его  резервов  и
артиллерийских позиций 30 минут рвались авиационные бомбы.
     В 6 часов 15 минут вновь загрохотали орудия. Два с половиной часа  вели
огонь наши батареи. В 8 часов  45  минут  интенсивность  стрельбы  возросла.
Одновременно в воздухе появилась новая группа советских бомбардировщиков.
     "Через  пятнадцать  минут  атака!"  -  передано  в   войска   по   всем
радиостанциям и линиям проводной связи.
     Ровно в 9 часов артиллерия  перенесла  огонь  в  глубину  обороны.  Над
передним краем противника стало медленно рассеиваться  густое  облако  дыма.
Огненная буря бушевала уже на  артиллерийских  позициях  и  среди  вражеских
резервов. По всему фронту на противника двинулась стальная лавина танков,  а
за ними пехота. Отовсюду гремело  громкое  русское  "Ура!".  На  центральном
участке  громкоговорящие  установки  передавали  "Интернационал".  Под   его
торжественные звуки наши бойцы стремительно пошли на врага.
     Удар советской авиации  и  артиллерии  был  настолько  неожиданным  для
японцев, что  в  течение  первых  полутора  часов  вражеская  артиллерия  не
сделала ни одного ответного выстрела.
     Сразу же наметился  успех  в  Южной  группе.  На  самом  правом  фланге
наступавших советско-монгольских  войск,  легко  отбросив  части  баргутской
Хинганской   кавалерийской   дивизии,   вперед   быстро   продвинулась   8-я
кавалерийская  дивизия  МНРА  под  командованием  полковника   Нянтайсурэна.
Овладев рубежом высот  Эрис-Улын-Обо  и  Хулат-Улын-Обо,  дивизия  вышла  на
государственную границу и до  конца  военных  действий  оставалась  на  этих
позициях, обеспечивая фланг, а затем и тыл Южной группы.
     К  вечеру  20  августа  57-я  стрелковая  дивизия   под   командованием
полковника И.В.Галанина с упорными боями продвинулась своим  правым  флангом
на 10 - 12 километров. 127-й  и  80-й  стрелковые  полки  этой  дивизии  при
поддержке артиллерии, разгромив ряд  опорных  пунктов  противника  в  районе
Больших Песков,  успешно  продвигались  к  северу.  Передовой  батальон  8-й
мотоброневой бригады, которой командовал  полковник  В.А.Мишулин,  к  исходу
первого дня  наступления  вышел  в  район  северо-восточных  скатов  больших
песчаных бугров в семи-восьми километрах от государственной границы.
     Успех Южной группы мог быть большим, если бы не задержка  6-й  танковой
бригады  полковника  М.Н.Повелкина.  Она  должна   была   переправиться   на
восточный берег Халхин-Гола в ночь на 20  августа.  Однако  понтонный  мост,
как оказалось, не смог пропустить танки - новые  машины  были  тяжелее,  чем
рассчитывали саперы.
     Решено было переправляться вброд. Из-за дождей глубина  реки  достигала
1,4 метра. Все отверстия в танках затыкали паклей с солидолом, на  выхлопные
трубы надели специальные жестяные удлинители. В ночной  темноте,  пофыркивая
двигателем, в реку вошел первый танк с выключенными фарами. Вода  дошла  ему
почти  до  основания  башни.  Временами   казалось,   что   машина   вот-вот
захлебнется.  Но  нет,  слышно,  как  громче  заработал   мотор   -   машина
благополучно выбралась на противоположный берег...
     Из-за задержки на переправе 6-я танковая бригада вступила в бой  не  20
августа, как планировалось, а лишь на следующий день.
     Между тем 293-й стрелковый полк,  наступавший  на  левом  фланге  Южной
группы, смог только незначительно продвинуться на севере, так и  не  прорвав
главную оборонительную позицию японцев.
     Тяжелые  бои  пришлось  вести  войскам  Центральной  группы.  Используя
развитую систему траншей и многочисленные огневые точки, противник  оказывал
упорное сопротивление, часто переходя в контратаки. Несколько раз  советские
пехотинцы поднимались в атаку. Однако под сильным  ружейно-пулеметным  огнем
они были вынуждены залечь. По огневым точкам врага открыли огонь полковые  и
батальонные  пушки,  следовавшие  в  боевых  порядках  пехоты.  Замолк  один
японский пулемет, второй, третий. Вновь поднялись красноармейцы в атаку...
     Весь  день  82-я  стрелковая  дивизия  под   командованием   полковника
Ф.Ф.Пося вела бой за  узлы  сопротивления  японцев  на  высотах  Песчаная  и
Зеленая, однако батальоны смогли продвинуться только на 1000 - 1500  метров.
Взять высоты так и не удалось.
     Севернее реки Хайластын-Гол 5-я стрелково-пулеметная  бригада  и  149-й
полк 36-й мотострелковой дивизии активными  действиями  сковали  противника.
Одновременно 24-й мотострелковый полк совместно с танковым  батальоном  57-й
стрелковой дивизии при  активной  поддержке  артиллерии,  уничтожая  огневые
точки противника, успешно продвигался в юго-восточном направлении. К  исходу
дня полк вышел к сильно укрепленной  высоте  Песчаная,  где  с  наступлением
темноты закрепился.
     На  левом  фланге  Северной  группы  6-я  кавалерийская  дивизия  МНРА,
разгромив  два  баргутских  кавалерийских  полка,  к  исходу  дня  вышла  на
государственную   границу   юго-западнее   озера   Яньху.   В    этом    бою
монголы-кавалеристы под командованием Л.Дандара в  конной  атаке  разгромили
баргутов, захватили много пленных, шесть пушек, семь пулеметов, около  сотни
винтовок  и  много  другого  имущества.  Здесь   особенно   отличился   17-й
кавалерийский полк под командованием майора С.Чайдангава. Наводчик  пулемета
Доржигоч  в  этом  бою  уничтожил  до  взвода  самураев.   Командир   орудия
Лупсан-Церен несколькими выстрелами взорвал две автомашины с боеприпасами  и
одну с вражескими  солдатами.  Пулеметчик  Олзвой  Цинг,  увидев,  как  пять
японских солдат выкатывают орудия на огневую  позицию,  навел  на  них  свой
пулемет и несколькими очередями уничтожил весь расчет.
     Пленный японский кавалерист рассказывал о  бое  20  августа:  "Это  был
ужасный день, нас засыпали снарядами и бомбами. А потом  окружили.  Куда  ни
посмотришь - советские и монгольские броневики. Много наших  было  перебито,
некоторые бежали, а я попал в плен".
     7-я мотоброневая бригада и 601-й стрелковый  полк,  овладев  передовыми
позициями врага, вышли к сильно укрепленной высоте "Палец". Однако  овладеть
ею с ходу не удалось. Японцы отбивали  все  атаки  советских  войск.  В  бою
героически погиб командир 601-го полка майор И.А.Судак.
     Командующий 1-й армейской группой был  серьезно  озабочен  задержкой  у
высоты  "Палец".  Пока  она  находилась  в  руках  противника,  нельзя  было
завершить окружение японской группировки восточнее Халхин-Гола.
     По приказу комкора  Г.К.Жукова,  в  ночь  на  21  августа  на  усиление
Северной группы были направлены из резерва 9-я мотоброневая  бригада  и  4-й
батальон 6-й  танковой  бригады.  Командовать  этой  группой  было  поручено
полковнику И.П.Алексеенко.
     Это было исключительно смелое решение.  Командующий  к  исходу  первого
дня направлял в бой почти весь  свой  резерв.  Около  Хамар-Дабы  оставалась
только 212-я авиадесантная бригада - немногим более восьмисот  парашютистов,
вооруженных лишь стрелковым оружием и несколькими 45-мм орудиями.
     Успеху  первого  дня  наступления  во  многом  способствовали  действия
советской  авиации.  Бомбардировщики  наносили  мощные   удары   по   врагу.
Истребители надежно прикрывали свои войска от налетов японских самолетов.  В
завязавшихся коротких схватках было сбито 24 вражеских истребителя И-97.
     ...Около  17  часов  20  августа,  когда  советская  пехота  и   танки,
поддерживаемые артиллерией и авиацией, почти по  всему  фронту  продвинулись
вперед, с одного из аэродромов взлетели пять истребителей И-16  с  необычным
грузом под крыльями.  Это  были  первые  в  мире  ракетоносцы,  прибывшие  в
Монголию всего несколько  дней  назад.  Под  крыльями  каждой  из  них  были
подвешены по восемь ракет.
     Группу вел молодой летчик-испытатель  капитан  Н.И.Звонарев.  Вместе  с
ним  летел  старший  лейтенант   С.И.Пименов,   лейтенанты   И.А.Михайленко,
Т.А.Ткаченко, В.И.Федосов.
     Через двадцать минут полета в небе показались темные  точки.  Навстречу
советским машинам вылетели японские  истребители.  Расстояние  до  вражеских
машин стремительно сокращалось. Звонарев прильнул к прицелу. "До  противника
километр", - прикинул капитан и нажал  кнопку  пуска  ракет.  Темные  трассы
ракет с пяти машин прочертили голубое небо. Среди вражеского строя  медленно
распустились бутоны разрывов. Два японских самолета в  пламени  пошли  вниз.
Это была первая, но не  последняя  победа  советских  ракетоносцев.  В  небе
Монголии группа Н.И.Звонарева сбила ракетами 13 вражеских самолетов.
     В  результате  наступления  20  августа   советско-монгольские   войска
создали  непосредственную  угрозу   флангам   японцев.   Почувствовав   это,
вражеское командование стало поспешно производить перегруппировку  имеющихся
сил и подтягивать новые войска.
     Захваченный среди многочисленных  трофейных  документов  боевой  приказ
генерал-лейтенанта Камацубара от 20 августа так оценивает итоги первого  дня
боя: "Противник  наступает  равномерно  по  всему  фронту,  а  главный  удар
наносит на северном участке на высоту Фуи".
     Между тем  на  самом  деле  советско-монгольские  войска  главный  удар
наносили на юге. По приказу Камацубара 26-й пехотный полк  перебрасывался  в
район северо-западнее Номон-Хан-Бурд-Обо.
     72-й пехотный полк  был  выведен  в  резерв  для  отражения  ударов  по
флангам.
     Сокрушительный удар советско-монгольских войск  вызвал  резкое  падение
морального духа  противника.  Об  этом  свидетельствуют  записи  в  дневнике
японского солдата Ивата Фукота:
     "20.8. 7.25. Самолеты противника трижды появлялись в воздухе.  Действие
артиллерии противника не прекращается.
     8.20. Снова самолеты противника.  Перед  пунктом  наблюдения  батальона
усиленно падают снаряды. Те снаряды, которые пролетают через нас,  нагнетают
жуткий страх.
     8.30. Артиллерия противника не прекращает обстрела наших  частей.  Куда
бы ни сунулся, нигде нет спасения. Везде падают снаряды.  Спасение,  видимо,
только лишь от бога..."
     На второй день наступления при активной поддержке авиации и  артиллерии
советско-монгольские   войска,   развивая   достигнутый   накануне    успех,
продолжали продвигаться вперед, ломая сопротивление противника.
     В Южной группе 6-я танковая  и  8-я  мотоброневая  бригады  с  упорными
боями медленно пробивались  на  северо-запад.  Противник,  как  и  накануне,
оказывал упорное сопротивление. Снова приходилось брать штурмом каждый  окоп
и огневую точку. Дорогу танкам и пехоте прокладывала артиллерия. Полковые  и
батальонные пушки, находившиеся в боевых порядках  пехоты,  прямой  наводкой
расстреливали пулеметы, дзоты и другие цели.
     Обойдя левый фланг японцев и сломив их сопротивление, 8-я  мотоброневая
бригада, заняв район Больших Песков, к исходу дня  вышла  к  Хайластын-Голу.
Таким образом, находившиеся южнее реки японские войска были отрезаны.
     Левее  действовали  6-я  танковая  бригада  и  полки  57-й   стрелковой
дивизии. Они с упорными боями продвинулись на четыре -  шесть  километров  и
вклинились в основную оборонительную полосу противника.
     Действуя  самостоятельно,  без  пехоты,  танковая  рота   6-й   бригады
подходила к огневой точке противника  и  с  расстояния  700  -  1000  метров
открывала ураганный огонь. Затем часть танков под прикрытием огня  остальных
стремительно приближалась к объекту атаки  и  расстреливала  его  с  близкой
дистанции.
     Обычно  танки  легко  прорывали  японскую   оборону   и   доходили   до
артиллерийских позиций. Однако полностью подавить  сопротивление  противника
и закрепить занятые  рубежи  удавалось  только  в  тесном  взаимодействии  с
пехотой и артиллерией.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0559 сек.