Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Новиков Мариан Васильевич - Победа на Халхин-Голе

Скачать Новиков Мариан Васильевич - Победа на Халхин-Голе



     Однако бои с отдельными бандами все еще продолжались. В  сентябре  1921
года  сводный  советско-монгольский  отряд  под   командованием   сибирского
партизана К.К.Байкалова и Хас-Батора численностью около  трехсот  человек  в
районе  озера   Толбо-Нур   был   окружен   тремя   с   половиной   тысячами
белогвардейцев генерала Бакича. Сорок  четыре  дня  красноармейцы  и  цирики
мужественно  отбивали  атаки  врага.  В  конце  концов  их   выручил   185-й
стрелковый полк Красной Армии.
     Перед аратами стояло много сложных задач. Еще бродили по  стране  банды
белогвардейцев, кое-где поднимали голову реакционеры-феодалы. Немало было  и
экономических трудностей.
     Учитывая важность в этих условиях братского содружества  двух  народов,
поздней осенью 1921 года в Москву была направлена монгольская  делегация.  В
ее состав входил и  главнокомандующий  Народно-революционной  армией,  вождь
монгольской революции Сухэ-Батор. 5 ноября 1921 года делегаты встретились  с
В.И.Лениным.  Владимир  Ильич  долго  беседовал  с  Сухэ-Батором  и  другими
посланцами  монгольского  народа  о  будущем  страны,  о  пути  Монголии   к
социализму, о важности дружбы и взаимопомощи между советским  и  монгольским
народами.  Многие  из  советов  В.И.Ленина  в  дальнейшем  легли  в   основу
программы Монгольской народно-революционной партии.
     В результате переговоров  было  подписано  соглашение  об  установлении
дружественных отношений между Советской Россией и Монголией.  Аннулировались
все грабительские договоры, навязанные Монголии царским правительством.  Это
был первый в  истории  Монголии  равноправный  договор.  Он  положил  начало
политическому, экономическому и  культурному  сотрудничеству  двух  братских
народов. Говоря о дальнейшем пути развития  Монголии,  Ленин  указывал,  что
отсталые  страны  при  помощи  победившего  пролетариата  могут  осуществить
переход к социализму, минуя капиталистическую стадию развития.
     Однако белогвардейцы, поддерживаемые милитаристами из Токио, и  местные
феодалы  мешали  мирному  строительству.  Только  к   середине   1922   года
совместными действиями советско-монгольских войск были разгромлены  основные
белогвардейские  банды  на  территории  Монголии.  За  мужество  и  героизм,
проявленные в совместной борьбе,  руководители  монгольской  Народной  армии
Сухэ-Батор,  Чойбалсан,  Хатан-Батор  Максаржав  были  награждены  Советским
правительством орденами Красного Знамени.
     В августе 1924 года III съезд Монгольской народно-революционной  партии
(до  этого  съезда  партия  называлась  Народной)   провозгласил   курс   на
некапиталистический путь развития. В  соответствии  с  ленинским  положением
съезд признал практически осуществимым  достижение  в  Монголии  социализма,
минуя капиталистическую стадию развития.
     В ноябре 1924 года в Урге был созван первый в истории Монголии  Великий
народный  хурал  -  съезд  представителей  народа,   как   верховный   орган
государственной  власти.   Великий   народный   хурал   принял   конституцию
Монгольской Народной Республики.
     Первые годы молодого монгольского народного государства были  трудными.
Японские империалисты с помощью своих ставленников  устраивали  на  границах
различные провокации. Время от времени поднимали голову реакционные  феодалы
и  ламаистское  духовенство.  Поэтому  по   просьбе   Народно-революционного
правительства части Красной Армии оставались в Монголии до 1925 года.  Когда
необходимость их присутствия миновала, советские  войска  были  отозваны  на
родину.
     Совместная борьба красноармейцев и цириков скрепила неразрывными  узами
дружбу воинов двух революционных армий,  всегда  готовых  прийти  на  помощь
друг другу в трудную  минуту.  Трудящиеся  Монгольской  Народной  Республики
устроили    воинам    теплые    проводы.    В     послании,     отправленном
Народно-революционным правительством руководителям  Советского  государства,
говорилось: "Народ и правительство нашей республики твердо  верят  в  помощь
Союза и Красной Армии, если, паче чаяния, наступят  условия,  аналогичные  с
теми, которые наблюдались в 1921 году".
     После разгрома белогвардейцев,  японских  и  китайских  интервентов,  а
также и внутренней контрреволюции  в  жизни  монгольского  народа  открылась
новая страница. С помощью Советского Союза были достигнуты первые  успехи  в
экономическом и культурном  строительстве.  Начала  создаваться  собственная
промышленность, в степях стали вырастать  города,  развернулась  решительная
борьба с неграмотностью и вековой отсталостью.
     Период относительного спокойствия  длился  недолго  -  всего  несколько
лет. В начале тридцатых годов над  Монгольской  Народной  Республикой  стали
собираться темные тучи, грозящие  мирному  созидательному  труду  аратов.  К
свободной стране вновь потянулись руки японских империалистов...
     В  условиях  усилившейся  угрозы   со   стороны   Японии   по   просьбе
правительства Монгольской Народной Республики между МНР  и  СССР  27  ноября
1934  года  было  заключено  джентльменское  соглашение,  предусматривающее:
"взаимную поддержку всеми мерами  в  деле  предотвращения  и  предупреждения
угрозы от военного нападения". Это  соглашение  уменьшило  угрозу  нападения
Японии, но провокации на границах продолжались. Одно из  таких  столкновений
произошло в 1935  году  в  районе  Халхин-Суме.  Захватчики  были  отброшены
монгольскими пограничниками. Через несколько месяцев, 12  марта  1936  года,
большая группа японцев и маньчжур при поддержке танков и авиации  попыталась
вторгнуться на территорию Монгольской Народной Республики.
     Провокация началась на рассвете, когда по заставе Булун-Дэресу  открыли
ураганный огонь две японские батареи. Затем в атаку двинулись два  танка.  У
пограничников  было  всего  одно  орудие.  Его  командир  Цигмит  первым  же
снарядом поджег вражескую машину. От второго выстрела замер другой танк...
     Командир Гонгор с  горсткой  пограничников  сдерживал  натиск  японской
роты  до  прихода  подкрепления.  До  последнего  патрона   сражался   цирик
Ульзиджоэ и предпочел смерть от своего ножа плену.
     Большой неожиданностью для японских агрессоров был стремительный  удар,
нанесенный молодыми военно-воздушными силами МНР. Самолеты-штурмовики  Р-5Ш,
которые  вели  монгольские  летчики,  обученные  в   советских   авиационных
училищах, нанесли врагу большие потери...
     Не успокоившись,  японцы  31  марта  1936  года  крупными  силами,  при
поддержке двенадцати танков и трех самолетов,  перешли  границу  Монгольской
Народной  Республики   и   напали   на   пограничную   заставу   Адык-Долон.
Герои-пограничники четыре часа отражали  натиск  врага,  пока  не  подоспела
помощь. Несмотря на численный перевес, японцы трусливо бежали с  монгольской
земли, оставив на ней сто убитых, два подбитых танка и много оружия. В  этом
бою принимали участие  монгольские  бронемашины.  Изрешеченные  бронебойными
снарядами, они пять раз  ходили  в  атаку  на  врага,  нанося  ему  огромные
потери.  Одна  бронемашина  была  подбита  в  тылу  врага.  Когда  кончились
патроны, ее экипаж пошел в рукопашную схватку на взвод японцев...
     Агрессивные   действия   Японии   как   бы   практически   подтверждали
неоднократные высказывания различных руководящих деятелей  из  Токио  против
МНР. Так, в 1936 году начальник  штаба  Квантунской  армии  генерал  Итагаки
заявил,  что  Монголия  является  "...флангом  обороны  Сибирской   железной
дороги...    Поэтому    целью    армии    должно    быть     распространение
японо-маньчжурского  господства  на  Внешнюю  Монголию  любыми   средствами,
имеющимися в распоряжении..."
     Не  менее   откровенно   высказывался   один   из   столпов   японского
империализма, Хадеказе, который утверждал: "По единодушному  мнению  военных
экспертов,  наступление  Японии  на  СССР  через  Внешнюю   Монголию   будет
успешней, чем через Маньчжурию".
     Скопление сил японских  захватчиков  на  границе  Монгольской  Народной
Республики создавало угрозу ее независимости. Учитывая  это  обстоятельство,
а также новые пограничные инциденты, по просьбе  монгольского  правительства
в Улан-Баторе 12 марта 1936 года  джентльменское  соглашение  было  заменено
Протоколом о взаимной помощи между СССР и МНР.
     В середине 1937 года в  Улан-Баторе  стало  известно,  что  в  сентябре
японская военщина собирается напасть на МНР. В связи  с  этим  правительство
Монгольской Народной Республики обратилось к Советскому Союзу с  просьбой  о
военной  помощи.   В   начале   сентября   первые   советские   танковые   и
моторизованные части вступили на территорию  МНР.  Так  были  сорваны  планы
японских империалистов, надеявшихся  путем  вооруженного  вторжения  крупных
военных   сил   с   авиацией    и    танками,    поддержанных    внутренними
контрреволюционными  силами,  оккупировать  страну  и  поставить  у   власти
марионеточное правительство, состоящее из феодалов и духовенства.
     Японский  генеральный  штаб  надеялся  быстро  разгромить  сравнительно
немногочисленную  монгольскую   Народно-революционную   армию.   Теперь   же
предстояло  встретиться  с  объединенными  советско-монгольскими  силами.  К
такой операции Квантунская армия не была готова, и план  вторжения  временно
отложили.
     Еще в июле 1937 года японские  агрессоры,  спровоцировав  инцидент  под
Пекином, развязали войну против китайского  народа.  После  первых  успехов,
несмотря на большое количество посланных на континент войск  и  значительное
превосходство в военной технике, результаты боевых действий  японской  армии
были незначительны.
     Сдержанная позиция западных держав по отношению к японской  агрессии  в
Китае во многом объяснялась тем, что реакционные круги этих стран  надеялись
на большую войну с Советским  Союзом  и  Монгольской  Народной  Республикой.
Так, в августе 1937 года  во  время  переговоров  в  Париже  с  американским
послом  В.Буллитом  министр  иностранных  дел  Франции   И.Дельбос   заявил:
"Японская атака в конечном счете направлена не против Китая, а против  СССР.
Японцы желают захватить железную дорогу от Тяньцзиня до Бейпина  и  Калгана,
чтобы подготовить атаку  против  Транссибирской  железной  дороги  в  районе
озера Байкал и против Внутренней и Внешней Монголии".




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0984 сек.