Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сергеев Иннокентий - Костры

Скачать Сергеев Иннокентий - Костры



15

     Сколько  я  ни старался,  ничего  у  меня  не  получилось,  и  наконец,
утомившись бесцельной игрой,  она отстранила меня, надела трусики и, оправив
юбку, поднялась на ноги.
     Она оскорблена.
     Нет, она не ревнует меня - мое ночное приключение слишком  абстрактно,-
просто теперь она будет считать меня импотентом.
     Я лежу на траве, обливаясь потом.
     - Бедный Энколпий,- шепчу я.- Бедный Энколпий...
     Она, не удостоив меня взгляда,  уходит, а я остаюсь лежать  на траве на
берегу реки, которой  не видно с  дороги,  где стоит  машина, к  которой она
идет.
     Одно из двух - или я влюбился, или просто перетрахался.
     Я задыхаюсь и хочу пить. Нет сил пошевелиться.
     Я закрываю глаза.
     Нужно взять себя в руки.
     Я с трудом приподнимаюсь с травы и, сев, бессмысленно и долго смотрю на
воду.
     Она ушла.
     Я  не  хотел ее - в этом  все дело. И много выпил, а  теперь начинается
отходняк. Мне  будет плохо, еще  хуже,  но  мне так скверно,  что не хочется
думать о конце света.
     Откуда-то доносится запах костра.
     Во рту пересохло, и очень хочется пить.
     Я поднимаюсь, застегиваю штаны и иду.
     Никогда в моей жизни у меня не было такой ночи. Вот и доказывай теперь,
что это была все та же ночь...
     Я выхожу на поляну, на которой стоит палатка.
     У  костра сидят двое  - парень  в  темных  очках и девушка.  Что-то они
собираются жарить. Ну конечно - шашлыки из куриных окорочков.
     -  А вы  знаете,-  говорю  я, подходя к  ним,- что шашлык мы,  русские,
позаимствовали вовсе не у кавказских народов, или как  теперь  говорят,  лиц
кавказской национальности.
     Они вопросительно смотрят на меня.
     - Да?- говорит девушка.- А у кого же?
     -У татар,-  говорю  я и  присаживаюсь  к  костру.-  И даже  само  слово
"шашлык" татарского происхождения.
     - Неужели,- говорит парень.- Где это вас так разукрасили?
     -  Лучше не  спрашивай,-  отмахнувшись, говорю  я.-  А  то  мой рассказ
затянется, а я очень хочу пить. У вас не найдется чего-нибудь?
     Мне протягивают минеральную воду в полуторалитровом баллоне.
     Я долго и с наслаждением пью.
     - Вы, наверное, долго шли?- участливо спрашивает девушка.
     - Что?- говорю я, оторвавшись, наконец, от горлышка.
     - Жажда замучила?- спрашивает парень.
     - Да нет,- говорю я, возвращая ему бутылку.- Просто перетрахался.
     - А,- кивнув, говорит он.- Понятно. Я так сразу по вашему виду и понял.
     - Надеюсь, окорочка у вас не американские?- говорю я.
     - А вы ненавидите американцев?- спрашивает девушка.
     - Не то чтобы ненавижу, но не лезли бы они куда не следует...
     - Со своими окорочками,- подхватывает парень.- Но эти французские.
     -  Французы тоже  натовцы,- говорю я.- Но французы  хотя бы  культурные
люди... Ребята, а нет ли у вас пива? Или водки.
     - А что, очень нужно?- говорит парень.
     -  Просто если я сейчас же не выпью, то очень скоро мне  станет  совсем
плохо, и я, пожалуй, завалюсь спать в вашей палатке.
     -  Ну  что  ж,- поразмыслив,  говорит  он.-  По  такому случаю можно  и
познакомиться.
     Он протягивает мне руку.
     - Меня зовут Игорь.
     - А меня Катя,- говорит его девушка.
     - А меня Саша,- говорю я.- Мою жену тоже зовут Катя.
     - Это с ней ты перетрахался?- спрашивает Игорь.
     - Нет,- говорю я.-  Я перетрахался с  Ниной, а  теперь  вот  не смог  с
Леной, и она обиделась и ушла.
     - А,- говорит он.- Понятно.
     - Да ничего на  самом деле тебе не понятно.  И вообще,  никто ничего не
понимает  - мир  катится в тартарары,  а мы  все делаем вид,  что ничего  не
происходит.
     - А что такого происходит?- несколько опешив, говорит он.
     -  Да ну тебя,- с  досадой говорю  я.- Можно подумать, что ты ничего не
понимаешь.
     - А что я должен понимать?
     -  Я не знаю, что. Я сам ничего  не понимаю.  Казалось бы, русские, так
много сделавшие в  культуре, науке,  технологии,-  одни великие имена  можно
перечислять  до вечера,-  должны  были бы  снискать уважение, а не  страх. А
вместо этого нас боятся.  Они так боятся  нашего  будущего,  что  хотели бы,
чтобы у нас его вообще не было. Это что, комплекс неполноценности?..
     - Кто они?- уточняет Игорь.
     - Что?
     - Ты сказал, они.
     - Ну да,- говорю я.- А что?
     - Вот я и спрашиваю, кто это, они?
     -  Ты не  понимаешь,  что  означает  слово  "они"?  "Они" -  это слово,
противоположное по смыслу слову "мы". В данном случае я имею в виду Запад.
     - А,- говорит он.
     - Бэ,- говорю я.- Еще раз перебьешь, и мы с тобой поссоримся.
     - И что?
     - Увидишь.
     - Не ссорьтесь!- вмешивается Катя.- Ты же видишь, его и так избили!
     - Ладно,- говорит Игорь.- Так что ты хотел сказать?
     - Забыл,- говорю я.- Ты меня перебил, и я потерял нить мысли.
     - Ну, извини.
     - Я хотел сказать, что почему-то они ждут от нас, что мы явим им нового
Чингисхана. Но если мы до сих  пор не  уничтожили  их, то почему они думают,
что мы  сделаем это в будущем?  Или они хотят  этого? Они  не желают  видеть
Россию европейской страной - значит, они хотят узнать, что такое разъяренная
Азия? И Европа - это Золотой Храм Мисимы, который мы должны сжечь?..
     - А разве Чингисхан дошел до Европы?- спрашивает Катя.
     -  Нет,- говорю я.-  Но, наверное, они хотят, чтобы  мы продолжили  его
дело...
     - А заодно и научили их готовить шашлык,- подхватывает Игорь.
     - Ну да,- говорю  я.- Чебуреки, беляши, бешбармак... есть много хороших
татарских блюд.  Я сам родом  из  Башкирии,  из Уфы,  и знаю, что говорю. Но
больше я  не могу, ребята,  вы же видите, я измучен. Дайте же  мне, наконец,
водки.
     Игорь  с  тяжелым  вздохом  поднимается на  ноги и приносит  из палатки
непочатую бутылку водки и одноразовые пластиковые стаканчики.
     -  Вот это  дело,-  с  облегчением  говорю я  и,  взяв у  него бутылку,
сворачиваю крышку.
     - Ты будешь?- спрашиваю я Катю.
     Она вопросительно смотрит на Игоря, тот пожимает плечами, и она кивает.
     Я наливаю нам всем.
     - Вообще-то мы не хотели пить до шашлыков...- говорит он.- Ну да ладно.
     - Чин-чин,- говорю я.
     Мы выпиваем.
     -  А  как  же  слово,  противоположное  слову  "мы"?-  говорит   Игорь,
протягивая мне огурец.- Что-то ты заговорил по-европейски.
     - Так  ведь я же европеец до мозга костей. И в  то же время,  до  мозга
костей русский. То, что происходит сейчас в мире, разрывает меня на части. И
я не вижу для себя никакого исхода. Я должен либо возненавидеть Европу, либо
предать Россию. И что же мне остается делать?
     - Повеситься,- подсказывает Игорь.
     - Вот именно,- говорю я.
     - Или напиться,- говорит он, поднимая с травы бутылку.
     - Наливай,- говорю я, подставляя стаканчик.
     Он наливает, и мы пьем.
     -  Вот поэтому я и готов  возненавидеть американцев  -  за  то  что они
поставили меня перед таким выбором.
     -  Правильно,-   соглашается  он.-   Если  уж   кого  ненавидеть,   так
американцев.
     - Американизация - это раковая опухоль Европы...
     - Ничего. Мы вырежем ее кривой татарской саблей.
     Я смеюсь.
     - Ну да. Только мне-то все равно крышка,- говорю я.-  Ты понимаешь, что
значит отлучить Россию от Европы? Это же все равно что... отлучить Европу от
христианства.  Представляешь? Раздается глас  над народами: "Вы не христиане
больше.  Ищите  себе  новую  религию".  Понимаешь,  что  это такое? Нет,  не
понимаешь,  ни  хрена  ты не понимаешь. Никто  не понимает,  что происходит.
Наливай.
     Он наливает нам двоим.
     - А где твоя жена сейчас?- спрашивает Катя.
     - Что?- говорю я, повернувшись к ней.- Кто?
     - Твоя жена, где она?
     - Дома, наверное. А что?
     - И что она делает?
     - Дома-то? Да не  знаю... Наверное,  пересчитывает  пустые  бутылки под
моим столом. Последние месяцы она занимается этим с редкой педантичностью.
     - А ты много пьешь?- спрашивает Игорь.
     - Да нет,- говорю я.- Не то чтобы много, но регулярно.
     Он кивает.
     - Понятно.
     -  Хотя  вообще-то,-  задумавшись,  говорю  я.-  Когда  я  уезжал,  она
оставалась с  мужчиной,  которого,  кажется,  зовут Евгений. Так что,  может
быть, мне пора искать новую жену...
     - А эта - какая по счету?- спрашивает Игорь.
     - Это не повод для шуток,- строго говорю я.
     - Вот именно,- поддерживает меня Катя и осуждающе смотрит на Игоря.
     Я взглядом благодарю ее за поддержку.
     Мы втроем допиваем бутылку.
     -  Ну  вот,-  говорит  Игорь, обращаясь к  Кате.- А  ты говорила, много
будет.
     - Ну, я же не знала...- говорит она.
     Она уже раскраснелась.
     Углей  все  еще недостаточно, но я подсказываю способ -  полить горящие
головешки водой и, разместив над  ними шашлыки, лить  воду каждый раз, когда
будет вспыхивать пламя.
     - Так можно зажарить шашлык с одним-единственным поленом.
     - Этому ты тоже научился у татар?- спрашивает Игорь.
     Кажется, он тоже выпил уже достаточно.
     - Хорошо,- говорит Катя.- А кто пойдет за водой?
     - А у вас есть ведерко?- спрашиваю я.
     Они одновременно кивают.
     - Тогда схожу я,- говорю я, вставая.- Заодно и отолью.
     - А вот об этом ты мог и не сообщать,- говорит Игорь.
     - Да,- соглашаюсь я.-  Я вообще мог прикинуться  паинькой,  и фиг бы вы
меня раскусили.
     Катя удаляется в палатку и возвращается с ведерком.
     - А вы неплохо экипированы,- замечаю я.
     - Да,- говорит Игорь.- Мы же не в первый раз.
     - Что не в первый раз?- говорю я.
     - Иди за водой, - говорит он.- Вернешься, расскажу.
     - Ладно,- говорю я и, взяв ведерко, направляюсь к реке.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0553 сек.