Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сергеев Иннокентий - Костры

Скачать Сергеев Иннокентий - Костры



19

     - А вы смотрите на все проще,- советует он.- Ведь народ и правительство
-  это не  одно и то  же.  Что,  при Сталине у нас не было хороших людей? Да
было, сколько угодно! А  при этом расстреливали, уничтожали в  лагерях...  и
тоже, кстати, прекрасных людей...
     - У вас палатка в точности как у вашей жены.
     - Бывшей жены,- поправляет меня он.
     - Вы покупали их в одном магазине?
     - И даже в один день.
     - Вот как.
     - Да,- говорит он.- Кстати, я не очень помешал вам?
     - Ваш вопрос, несмотря на внешнюю вежливость, до крайности бестактен.
     - Я знаю,- говорит он.- Но вы не знаете мою жену.
     - Лену?
     - А другой у меня не было.
     - Да? А я дважды был женат... А что это у вас там?
     - Там?- он поворачивает голову.- А.  Это, собственно, то, что я и хотел
вам продемонстрировать.
     - И что же это такое?
     - Коптильня.
     - Так вот она какая... И что в ней можно коптить?
     - Да все что угодно. Но сейчас в ней рыба.
     - Ура,- говорю я.- Сами наловили?
     - Да нет, не то чтобы...
     - А эта, что в пакете?
     - А эту я буду коптить вечером.
     - На ужин? Так вы одной рыбой питаетесь? И что, хороша здешняя рыбка?
     - Да здесь вообще  места сказочные! Ведь  это мы с  Леной  открыли  это
место. Это потом  уже к нам стали  присоединяться  другие... И вот уже целый
лагерь.
     - Да?- говорю я.-  А из ее слов можно было сделать иной вывод - что она
присоединилась к чуждой ей  компании в надежде  на чудо. Знаете,  есть такая
теория,  что  если  мы  будем  делать то,  чего сами от себя  не ожидаем, то
добьемся успехов, которые кажутся нам невозможными.
     - Да,- говорит он.- Знаю. Но это глупая теория.
     - Конечно. Но попробуйте  заключить идеал в форму теории, и вы получите
типично американский продукт - примитив с подливкой претенциозности.
     - Так я не слишком помешал вам?
     - Нам? С вашей бывшей женой? А давно уже коптится эта рыба?
     - Что?
     - Вы поразительно непоследовательны. Сначала вы поправляете меня, когда
я называю вашу бывшую жену женой,  а потом  допытываетесь, и так настойчиво,
чем я с ней занимался до вашего появления. Но я отвечу вам,- хотя едва ли вы
вправе задавать мне подобный вопрос,- я с ней трахался.
     - И как?
     - Что, как?
     - Как она, не потеряла форму?
     - Я понимаю, вы хотите уничтожить меня своим сарказмом. Можете считать,
что вам это удалось, мне это безразлично.
     -  Ясно,- говорит  он и,  помолчав, добавляет.- Ничего другого я  и  не
ожидал.
     - О чем это вы?
     - Вы обвиняете меня в непоследовательности, полагая, что я ревную к вам
мою бывшую жену и в то же время абстрагируюсь от нее...
     - У вас нет водки?
     - Есть, конечно,- говорит он.- Но вы меня перебили.
     - Прошу прощения.
     - Да ладно. Ведь вы правы. Но в то же время, вы сами... С одной стороны
вы страдаете от того,  что Европа изменила вашему идеальному представлению о
ней, а с  другой, готовы немедленно абстрагироваться  от нее и даже объявить
ее своим врагом...
     - Мне  кажется, вы не  понимаете,-  перебиваю его я.- Все эти клинтоны,
олбрайт и саланы ничем не лучше Гитлера - а все делают вид, что так и надо.
     -  Не лучше,-  соглашается он.- Но  и не  хуже.  Знаете,  сколько таких
гитлеров было в истории? И ничего, жизнь продолжается.
     - Сомнительное утешение.
     - Вы знаете, сколько людей погибло во время второй мировой? Миллионы! И
тем  не  менее,  вы  живете  так, как будто  ничего не произошло.  А сколько
миллионов погибло во время  сталинского террора?  Что по сравнению с этим те
сотни и даже  тысячи погибших в  Сербии? А вы немедленно объявляете, что мир
рухнул! Да вы просто не знаете жизни.
     - Это я уже слышал,- отмахнувшись, говорю я.- Но человек, который берет
на себя  смелость  утверждать,  что я не  знаю жизни,  вероятно, должен быть
уверен в том, что уж он-то жизнь знает.
     - Ничего подобного,- возражает он.- Я тоже не  знаю жизни. Даже великий
мыслитель Сократ сказал как-то: "Я знаю, что ничего не знаю".
     - Это мне тоже известно. Лучше расскажите, как устроена ваша коптильня.
     - Нет, давайте закончим тему.
     - У вас есть водка?
     - Кажется, вы уже спрашивали.
     - Не помню.
     Он встает и, удалившись в палатку, приносит бутылку водки.
     - Вот это дело,- одобрительно говорю я.
     Он наливает, и мы пьем.
     - Ух ты,- говорит он, выпив свою рюмку.- Неплохо пошло.
     - Да,- соглашаюсь я.- Хорошая водка.
     - И  возвращаясь к нашей теме,- говорит он.- Вы говорите, что ваш идеал
Европы  рухнул,  что же вам  делать.  А вы  возьмите и  отдохните  от своего
идеала. Не пытайтесь ничего анализировать. Возьмите пример с Рериха. Он тоже
был не  хуже вас европеец, а  уехал  в Гималаи  и  там,  на  свежем воздухе,
наслаждаясь прекрасными видами дикой природы...
     - Надо же,- говорю я.- А вы и Рериха знаете.
     - К вашему сведению, я кандидат наук.
     -  Да?- говорю я.-  А похожи на  дачника.  И что же, в таком возрасте и
всего лишь кандидат наук?
     - Вы либо сильно пьяны, либо чем-то расстроены,- помолчав, говорит он.
     - И то и другое,- говорю я.
     - Могу я чем-нибудь помочь?
     - Можете,- говорю я.- Тем что, во-первых, нальете мне еще - сегодня мне
хочется напиться, а я постоянно трезвею,- а во-вторых,  тем что, вместо того
чтобы  неуклюже   пытаться  меня  утешить,  расскажете  как   устроена  ваша
коптильня.
     - И расскажу, и покажу,- обещает он.
     - И научите ловить рыбу?
     - Что?- удивленно говорит он.- А вы не умеете?
     - Я говорю фигурально.
     - А,- говорит он.- Это из Библии, я понимаю...
     - Хотя, может быть,  вы и  правы, если не относиться ко всему этому так
серьезно... Как гласила надпись на кольце  Давида: "Пройдет и это". Одного я
не могу понять, как же вы здесь спасаетесь от комаров?
     - От комаров?
     - Да. "Фумитокс" ведь некуда воткнуть - розеток нет.
     - Да,  некуда, но  к комарам привыкаешь. Переловишь  их  всех в палатке
и...
     - Так уж и всех,- с недоверием говорю я.
     - Ничего, это  не так страшно, как кажется. Я лично мажусь  специальной
мазью.
     - А в остальном все выглядит очень даже мило.
     - Кстати, вы тоже можете присоединиться к нашему лагерю.
     - А вы  возьмете меня на матобеспечение?  Дело в том, что у меня совсем
нет денег...
     - Не проблема,- говорит  он.-  Если, конечно, вы умеете спать  на земле
без спального мешка, укрывшись одним только одеялом.
     - А чем еще можно укрываться?- говорю я, подставляю рюмку. Он наливает.
     - Может быть, лучше выпьем под рыбу?- говорит он.
     - Но ведь вы уже налили. Что же, сливать обратно в бутылку?
     - А и правда,- говорит он, махнув рукой, и наливает себе тоже.
     - Тем более, что я не голоден.
     - А я, признаться, очень хочу есть.
     Мы выпиваем.
     - Вы посмотрите, какой день-то сегодня чудесный!- говорит он.
     - Да,- соглашаюсь я.- И дым пахнет можжевельником.
     Он кивает.
     - Да... Вы уже выпили?
     -  Да,- говорю я.-  Но  вы пейте или  вылейте.  Не  обращайте  на  меня
внимания.
     - Ну как же...
     - Да вот так,- говорю я.- Пейте.
     Он пьет.
     - Не надо было бы мне пить...
     - Так что, рыба уже готова?
     - Да,- говорит он.- Так вот... Вы никогда не изучали историю Китая?
     - Нет.
     - Почитайте как-нибудь, очень успокаивает нервы, рекомендую. Все, о чем
вы так переживаете, уже давным-давно  было, и вообще, в  этом мире уже давно
не происходит ровным счетом ничего нового. Сейчас американцы рвутся  создать
свою собственную империю - ну как же, у всех были империи, а у них - нет. Но
даже если  они и создадут что-то подобное, то их империю ждет та  же судьба,
что  и все другие. Разложение, крах, распад, гибель.  Все это уже было, и не
раз. Их беда  в необразованности - они  просто  не  знают  мировой  истории,
поэтому и верят во всяких микки-маусов, не догадываясь, что то, что  они так
рьяно  проповедуют, известно  людям уже много столетий, равно как и  то, чем
все это заканчивается...
     - Я знаю.
     - Да? Но если вы все это знаете, тогда к чему вы так нервничаете?
     - К тому  что жизнь скоротечна, и  я не могу измерять ее  историческими
сроками.
     - Ладно,- говорит он, ставя рюмку на землю.- Тогда давайте есть рыбу.
     - А что, уже готова?
     Он поднимается и идет к коптильне.
     - Ну конечно.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0647 сек.