Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сергеев Иннокентий - Костры

Скачать Сергеев Иннокентий - Костры



25

     - Ну что, уехал твой друг?
     - Уехал.
     - Ну давай тогда,- говорит она.
     Я замечаю, что на столе уже стоит новая бутылка, и в стаканах налито.
     - Давай,- говорю я и беру стакан.
     Мы пьем.
     - А ты, вобще-то, кто такой?
     - Да так,- говорю я.- Можно сказать, что и никто.
     - То есть как это?
     -  Да вот так. Когда-то очень давно я сошел не на той станции и по  сей
день жду своего поезда, а рельсы врастают в песок. А может быть,  и  не было
никакого поезда - я сам был поезд, и потеряв себя, снова ищу  обрести... Или
с самого начала все было бессмысленно и невозможно, и я пытаюсь обрести себя
в  бессмысленном мире  и снова и снова бьюсь, как рыба об лед, о стены тупой
безнадежности... Или как-нибудь совсем по-другому. Когда-нибудь я буду знать
это, но это буду  уже  не я, и не знаю, сохраню ли я память... Что останется
от нас после смерти, не здесь, на земле, где глина обращается в прах, а там,
где наши души нетленны? Или я и не покидал свой путь и просто еще не осознаю
этого, и именно  это  мне  предстоит осознать? И я  все делал правильно? Так
оно, скорее всего, и есть. Никогда не предавать себя, вот в  чем все дело. А
я никогда  бы  не сделал того, что  противно моей совести... Мы  идем то при
свете дня, и  тогда ясно видим мир вокруг нас, то в ночи, когда вокруг  лишь
кромешная тьма,  и  не  знаем, может быть,  давно уже  сбились  с  дороги, и
страшно...  И этот страх  разъедает  наши души как ржа.  Но  снова  восходит
солнце,  и кажется, все как  всегда.  Как будто ничего и не  было... И жизнь
продолжается. А теперь мы идем купаться. У тебя есть купальник?
     Она смотрит на меня и качает головой.
     - Ну, ты даешь...
     -  Извини,-  говорю  я.- На меня  нашло.  Иногда я начинаю  говорить, а
остановиться  не могу. И  жалею,  что не  могу  записать это на  магнитофон,
потому что что-то я говорю такое, чего не знал  и,  может быть, долго еще не
узнаю. А память так эфемерна, то есть, не сама по себе память, а  то, что мы
называем памятью - вечно ускользающий облик...
     - Короче,- говорит она.- Ты будешь меня ебать, или нет?
     - Один момент,- говорю я и встаю.- Ой, а меня пошатывает.
     - Я вижу.
     - Мне надо сходить отлить.
     - Ну, иди,- говорит она.- Чего ждешь, разрешения?
     - А ты постели пока. И ложись.
     - Давай,- говорит она.- Только не усни там.
     - Постараюсь,- говорю я и иду к двери.
     Ищу свою обувь. Обуваюсь.
     - Стели и ложись,- говорю я.- А мне нужно...
     - В ванную?- говорит она.
     - Ага,- говорю я и выхожу за дверь.



     Юра ждет у калитки.
     - Ну чего, ты все?
     - Все,- говорю я и иду к нему.- Поехали.
     Он садится на мотороллер, я  сажусь  за  его спиной и надеваю шлем.  Он
заводит мотор, и мы трогаемся.
     - Трахнул ее уже?
     -  Если бы я собирался с  ней трахаться, неужели, ты  думаешь,  я  бы с
тобой уехал?
     - А,-  говорит он.- Так  получается,  мы просто удрали,  не заплатив за
выпивку?
     - Да,- говорю я.
     - Что?
     - Классический случай. Ты смотри на дорогу, а то врежемся.
     - Ничего,- говорит он.- Доедем!

26

     - Остановись,- говорю я.
     Он не слышит. Я трясу его за плечо. Он оборачивается.
     - Что?
     - Остановись.
     - Зачем?
     - Остановись.
     Он останавливает мотороллер.
     - Что случилось?
     - У тебя сигареты есть?
     - Есть.
     - Давай покурим,- говорю я.
     Он достает пачку, и мы закуриваем.
     - Смотри, как быстро вечереть стало.
     - Да ты что,- говорит он.- Июнь месяц, самые длинные дни...
     - Я не об этом. Но вот только что было утро, день, и вдруг как-то сразу
вечером повеяло...
     - Ничего себе, сразу. Полдесятого уже.
     - Да ну.
     - Ну да.
     - Надо же...
     - В странном мире мы живем, да?
     - Ты знаешь, я сейчас подумал... Надо вернуться.
     - Зачем?- недоуменно говорит он.
     -  Не  знаю... Пока  не знаю.  Но что-то не так.  Или  знаешь,  что? Ты
поезжай, а я останусь.
     - Что, здесь?
     - Да все равно. Просто я не могу уехать. Что-то не так.
     - Да ты чего,- говорит он.- В самом деле?
     - Да. Наверное, так нужно, а для чего - не знаю.
     - Да ты охренел.
     - Да? Вот так просто взял и охренел.
     - Куда ты пошел? Подожди!
     -  Ты поезжай, а  мне нужно пройтись. Может быть,  в этом  все дело, не
знаю.
     - Подожди.
     - Что?
     - Пойдем уж тогда вместе.
     - А думаешь, нужно?- с сомнением говорю я.
     - А что мне еще остается?- говорит он.- Не бросать же тебя здесь.
     - Ну, как хочешь.
     - Только деревня в другой стороне, а ты идешь в город.
     - Да какая разница.
     - Так что случилось-то?
     - Ничего,- говорю я.-  Наверное, ничего.  Я  не хочу, чтобы  этот вечер
кончался, а так  ведь редко бывает, правда? Может быть, я и впрямь  охренел,
как ты  говоришь,  не знаю...  Знаешь, что говорит  современная медицина  по
поводу  охренения? Есть такая теория, что  неудовлетворенность  миром  - это
отклонение от нормы  на  генетическом уровне. И  вроде  бы, даже установлены
гены  этой самой  неудовлетворенности.  Может  быть,  и  совесть уже назвали
болезнью, ты не знаешь?
     - Не слышал об этом.
     - Ну как же. Скоро научатся лечить, и кажется, некоторые отклонения уже
лечат.  Все излечимо -  талант,  ум,  совесть...  Скоро  нас  всех  вылечат,
представляешь, какая жизнь наступит тогда? Великое мировое сообщество  сытых
и довольных идиотов. Даже любовь будет не нужна - можно будет воспроизводить
себя  путем  клонирования.  Ничего  не  будет  нужно,  полное  довольство  и
самодостаточность. Книги будут писать компьютеры  на основе  уже  написанных
книг, музыку - тоже. Ничего нового, да и зачем? Если и так все хорошо. Будем
как кролики.
     - Кроликов режут,- говорит он.- И делают из них жаркое.
     -  Да,- говорю я.- Это как последний день Помпей - наступит неожиданно,
и окажется,  что вот  именно к  этому  никто  и  не  был  готов. Ведь генная
инженерия  бессильна перед  космическими  катаклизмами... Или даже  земными.
Катаклизмами  человеческого  сознания.  Но  стоит  ли так  трагично к  этому
относиться?  Что в этом нового?  Ведь они всегда были такими, обыватели. Они
как  кролики, которых  доставляют на  кухню в клетках, чтобы мясо  было  как
можно более свежим, и  они безмятежно жуют свою травку и тянут  носами запах
жареной крольчатины.  Мне иногда кажется, что  с нами  ведут войну  какие-то
злые инопланетяне, и их цель - превратить нас в жвачных животных, и не беда,
если мы будем  несколько жирноваты  - мясо  будет  нежнее,  хотя и не  таким
здоровым, но ведь не факт, что они так уж озабочены своим здоровьем, правда?
Может быть, для них холестерин и не вреден.
     -  И  что они  для этого  делают?  Подкидывают  нам изобретения,  вроде
телевизора?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.058 сек.