Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сергеев Иннокентий - Костры

Скачать Сергеев Иннокентий - Костры



     - Причем  тут  телевизор! Между прочим, телевизор изобрели русские. Это
всего лишь средство коммуникации, как телефон или почта, или радио... Важно,
что мы говорим друг другу.
     - А может, Колумб был инопланетянин? Зачем он открывал Америку?
     - Опять мимо,- говорю я.- Причем тут Колумб?
     - Да я прикалываюсь.
     - Да я понял, что ты прикалываешься, но Колумб тут явно не причем. Дело
не в  личностях и  не  в  открытиях,  а в том, что почему-то  наши  открытия
обращаются  нам же во  зло.  Казалось бы, что  плохого  в  открытии  ядерной
реакции или Америки...
     - Но не все же открытия...
     - Не все.
     - Ну, и...
     -  Ну да.  Но что-то  такое  происходит.  Помнишь, как  в  "Гамлете"  -
"Какая-то в  державе датской гниль". И  все не  так, и чем  мы сильнее,  тем
хуже. И не дай Бог,  когда-нибудь, мы осуществим утопию, о которой так долго
мечтали -  это  окажется  самой  страшной  антиутопией,  какую только  можно
измыслить.  Бывают дни,  когда  я  боюсь включать  телевизор. Знаешь, как  у
Кортасара  в "Преследователе": "Мир  так  хрупок,  а люди режут хлеб ножом!"
Может быть, ты и не понимаешь, о чем я говорю...
     -  Да это неважно,- говорит  он.- Ты все равно говорил бы, даже если бы
шел один.
     - Ты никогда не раскладывал пасьянсы?
     - Пасьянсы? Ну, раскладывал, а что?
     - Ведь в пасьянсе что интересно... Я знаю, правда,  только  один,  я бы
мог тебе его показать, если бы были карты. Может, у тебя есть?
     - Есть,- говорит он.- В палатке.
     - Понятно. Когда-то давно я жил с одной девушкой, и у нее  карты лежали
в пачке от сигарет. Как-то раз просыпаюсь утром, а денег нет ни копейки...
     - Это бывает.
     - Ну да. А она на работе. И сигарет нет. Я всю квартиру облазил - нигде
ни денег, ни сигарет, и вдруг нахожу эту пачку. У меня  аж сердце замерло. А
в ней, представляешь, карты!
     - И что? Ты до вечера раскладывал пасьянсы?
     - А как ты догадался?
     - Да так. Что тебе еще оставалось делать.
     - Давай, кстати, покурим.
     Он подкатывает мотороллер к дереву, прислоняет его и достает сигареты.
     - Ну так вот,- говорю  я, закуривая.- Весь  фокус этого пасьянса в том,
что он непременно сойдется, но при одном условии - если, перекладывая карты,
ты не допустишь ни  одной ошибки. А перекладываешь ты их фактически вслепую,
потому что не видишь тех, что закрыты...
     - И что, сходится?
     - Ты  слушай,- говорю  я.-  Сходится, да,  если не  допустишь ни  одной
ошибки. А как это сделать?
     - Как?
     Мы идем дальше.
     -  Не  знаю,-  говорю  я.- Это надо чувствовать интуитивно. И ведь  как
бывает, дойдешь уже почти  до  конца, и из-за  одной нераскрытой  карты  все
оказывается впустую, и ничего уже не исправишь.  И никогда не знаешь, где, в
каком месте ты совершил ошибку.
     Я умолкаю и некоторое время мы идем молча.
     - Вот так  и  не  знаешь,- говорю  я.- Куда вернуться. А  ты  говоришь,
деревня. Может быть и деревня, не знаю.
     - Да уж наверное, не эта Люба.
     - У тебя проблемы с женщинами,- понимающе киваю я.- У меня тоже бывает.
Казалось  бы,  ну  что им еще нужно? Ведь все при мне - здоровье, молодость,
силы! И кругом -  на телеэкране, и просто, кругом, трахаются, а я - нет. Мне
это  знакомо.  Но может  быть, они и должны быть, эти  проблемы?  Что от нас
останется,   если   мы   разучимся   видеть   проблемы?   Видеть,   слышать,
чувствовать... Думать, наконец!
     - Не знаю,- говорит он.- Я бы предпочел, чтобы этой проблемы не было.
     -  Ты  бы  предпочел!  Да  что ты  знаешь об этом! Ты  вспоминаешь свое
прошлое в поиске сделанной тобой ошибки и не можешь  ее обнаружить,- вернее,
обнаруживаешь,  но каждый раз  иначе,-  и не  сможешь -  потому  что она  не
осталась в прошлом - она в тебе и сейчас.
     -  Так что,- говорит  он.- Ты хочешь  сказать,  что  когда-то произошла
великая ошибка, и все пошло не так, как должно было?
     - Каждый раз происходит. Каждый раз. Она не осталась в  прошлом.  И  мы
снова и снова проигрываем в полушаге от верной победы. И каждая новая победа
оборачивается поражением.
     - Значит, мы стремимся не к тем целям?
     -  Да  нет,  едва   ли...  Просто  однажды  и  где-то  мы  ошибаемся  и
бессмысленно уже стремиться к успеху... Да и что это такое, успех? Ты можешь
представить  себе,  что  могут  быть  иные  цели  в  жизни,  нежели  деньги,
социальный статус, престиж...
     - Могу,- уверенно кивает он.
     - Да? И что жизнь - это, может быть, всего лишь эпизод - не первый и не
последний, и смерть,  уж  конечно, не конец пути...  Могут  быть просто иные
цели. А нас учат быть успешными...
     - Ты говоришь "нас", "мы". А кто это, мы?
     -  Если хочешь, русские. Или мы с  тобой. Или можешь думать, что у меня
шизофрения, и я воспринимаю себя во множественном числе.
     - Так кто это все-таки, мы?
     - А как ты думаешь?
     - Но когда-нибудь же этот пасьянс сойдется!
     - Когда-нибудь, да. Победа добра неизбежна. Но явно не в этот раз.
     - Что же должно произойти, чтобы все началось снова?
     - Что это?- говорю я, указывая вперед.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0571 сек.