Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Сергеев Иннокентий - Костры

Скачать Сергеев Иннокентий - Костры



4


     Я возвращаюсь к скамейке, но человек, сидевший на ней, исчез.
     Все бессмысленно, как если бы я напился, а я до обидного трезв. Но даже
трезвый, я не хочу возвращаться к той женщине, которая готова меня терпеть.
     Мне не нужна ее жертва.
     Я не хочу терпеть этот мир, я хочу любить его, но как мне объяснить это
тем, кто от рождения умеют лишь жрать, как слепые черви во тьме земли!
     Или любить их такими?
     Я задаю слишком много вопросов.
     Сейчас должно что-то произойти, эта ночь не может кончиться так.
     И,  конечно  же, происходит.  Я заметил, что  этот  город услужлив  как
слуга-идиот. И так же идиотичен.
     Напротив  скамейки, через улицу, на  полной скорости врезается  в столб
большая машина.
     Внезапная   тишина   и  эта  неподвижность   металла   кажутся  пугающе
торжественными.
     Я раздумываю, стоит ли мне подходить, но тут  в машине начинает кричать
женщина. Я подхожу.
     Из машины выходит мужчина.
     - Вы видели?- говорит он мне.
     - Что?
     - Этого столба здесь не было,- убежденно говорит он.- Вы свидетель.
     - Что?- снова говорю я.
     - Его здесь не было,- говорит  он и, обхватив голову руками, садится на
тротуар.
     Я  открываю дверцу машины. Женщина, сидящая на заднем сиденье, бьется в
истерике.
     Я закрываю дверцу.
     - Его здесь не было,- продолжает бессмысленно повторять мужчина.
     - Встаньте,- говорю ему я. Он не сразу, но повинуется.
     - Сейчас мы поедем  ко  мне домой.  Ничего страшного не произошло,  так
только,  слегка  помяли крыло. Мы попьем кофе  на  кухне  и вместе  встретим
рассвет. Для  меня это  будет повод избежать скандала, а вам... Да не все ли
равно!
     Едва ли он меня слышит.
     - Вы слышите меня?
     Он смотрит на меня отсутствующим взглядом.
     - Вы понимаете, о чем я говорю?
     - Его здесь не было.
     - Да, да, его здесь не было. Сейчас мы поедем и выпьем кофе.
     Женщина в машине перестала кричать, и стало тихо.
     - Вы слышите меня?
     Он кивает.
     Я обхожу машину и сажусь за руль.
     Он продолжает сидеть на тротуаре.
     - Идите, чего вы ждете?
     Он садится рядом со мной на переднее сиденье. Захлопывает дверцу.
     Я  поворачиваю  ключ  зажигания,  осторожно  сдаю  назад  и, переключив
скорость, выруливаю на проезжую часть.



5



     - Вы удачно врезались,- замечаю я.
     Он молчит. Женщина на заднем сиденье продолжает всхлипывать.
     - Да?- наконец, говорит он.
     -  Да,-  говорю  я.-  Вы могли  повредить  мотор.  А еще хуже, если  бы
разбились насмерть.
     Женщина плачет. Я оборачиваюсь, чтобы попытаться как-то утешить ее,  но
она с безумным ужасом вскрикивает - я отвернулся от дороги.
     - Да,- говорю я, вернувшись за  руль.- Чувствую,  меня ждет беспокойная
ночь.
     - Вы можете отвезти нас домой,- говорит мужчина.
     -  Ну уж нет,- решительно возражаю я.- Я не намерен менять свое решение
-  в  этом городе и так слишком много неразберихи. Никто не  знает,  что ему
делать и кем  быть, или хотя бы, кем притвориться, а между тем мир катится в
пропасть.
     - Он  из нее и не поднимался,- возражает мужчина.- А этот город не хуже
других.
     - Вы родились здесь?
     - Нет.
     - Я тоже.
     - Но он не хуже других.
     - И не лучше.
     - И не лучше,- соглашается он.
     -  Но  разве вы не  видите,  что Европа,- моя  Европа!- превращается  в
этнологический музей  под открытым небом, а правят этим балаганом  узколобые
янки, которые  только  и умеют,  что делать важный  вид,  изрекая  прописные
истины, и называть это новой наукой. И насаждать ее при помощи бомб и пушек.
     - И долларов,- добавляет он.
     - И блядских долларов,- соглашаюсь я.
     - Это всем  очевидно,- говорит он.- И  с  вашего позволения, это  тоже,
можно сказать, прописная истина. Все об этом знают.
     - И что же?- говорю я.- Вас это не тревожит?
     - Если бы меня  это могло тревожить, вы бы не затеяли этот разговор, не
так ли? Ведь вы, насколько  я понимаю,  пытаетесь отвлечь  меня от тягостных
мыслей?
     - Как зовут вашу спутницу?
     - Елена.
     - Лена,- говорю я.- Мою первую жену тоже звали Лена.
     - Да?- говорит он.
     - Да,- говорю я.- Ничего, успокоится. Скоро приедем.
     - А где вы живете?- спрашивает он.
     - Да мы бы  уже давно доехали,- отвечаю  я.-  Мы несколько раз проехали
мимо. Но я никак не могу попасть на правильную сторону улицы.
     - Не понял,- нахмурившись, говорит он.
     - Что же тут  непонятного,- нервничая, говорю я.- Мы проезжаем мимо, но
по другой стороне улицы.
     - Так вы... Это что, нельзя?
     - Что?
     - Ну, просто подъехать к подъезду.
     - Ну конечно можно,- говорю я и подъезжаю к подъезду.
     Мы выходим из машины.
     Лену мне приходится взять на руки, у  нее подкашиваются  ноги, и она не
может идти.
     Мы поднимаемся пешком на третий этаж, и, осторожно опустив Лену на пол,
я звоню в дверь.
     Ждать приходится долго.
     Наконец,   дверь   открывается,  и   из   темноты   прихожей  раздается
недовольный, так хорошо знакомый мне голос:
     - Кто это еще с тобой?
     - Минуту  терпения,- говорю я, поднимая с пола Елену и входя в с ней  в
квартиру.- Эти люди - жертвы автомобильной аварии.
     Происходит знакомство. Оказывается, моего спутника зовут Евгений.
     Женщина, с  которой я живу, встала  из постели, мы  разбудили ее, и она
смотрит на нас заспанными глазами.
     - Идите на кухню,- говорит она.- Поставьте чайник. Мне нужно одеться.
     Мы проходим на кухню.
     - Может быть, лучше кофе?- предлагаю я.
     - Я бы выпила водки,- тихо просит Елена.
     Я киваю и достаю из холодильника бутылку.
     - А вы?- спрашиваю я Евгения.
     - Я как все,- говорит он.-  Только мне еще  ехать домой, поэтому  лучше
кофе.
     - Да бросьте,- говорю я.- Никто не остановит.
     - С помятым крылом могут  и остановить,- возражает он.- А впрочем, если
вы разрешите нам переночевать у вас, то я выпью со всеми.
     - Значит, кофе,- заключаю я.
     Мы смотрим на друга и начинаем смеяться.
     Я обрываю смех, а он продолжает смеяться, и по его глазам  я  вижу, что
он не может остановиться. У него истерика.
     Я набираю  в рот воды из-под  крана и брызгаю  ему в  лицо.  Получается
плохо, но смеяться он перестает.
     - Спасибо,- говорит он.
     И тут начинает смеяться Елена.
     - Ничего,- говорит Евгений, заметив  мое  движение  в сторону мойки.- Я
сам.
     Он бьет ее наотмашь по щеке ладонью.
     Она перестает смеяться и изумленно смотрит на него. Он на всякий случай
бьет ее еще раз. Потом еще. Кажется, он вошел во  вкус. Я бью  его кулаком в
поддых, и мы все успокаиваемся.
     На кухню входит женщина, которую мы подняли из постели - ее зовут Катя.
     Она смотрит на бутылку водки на столе, потом на меня.
     - Это для гостей,- объясняю я.- Можешь выпить и ты с нами.
     -  Спасибо,- саркастическим тоном говорит она.- Без твоего разрешения я
бы не осмелилась.
     Я приношу из комнаты рюмки и наливаю всем.
     Мы выпиваем.
     Потом выпиваем еще.
     Потом  мы  с  Евгением  закуриваем  и  начинаем решать,  кому  идти  за
бутылкой.  И  тут я  вспоминаю,  что у  меня  есть  еще  одна,  спрятанная в
фортепиано - мне очень не хочется снова выходить на улицу.
     Я приношу бутылку, и мы снова пьем.
     Елена, сославшись на тяжелый вечер, уходит в комнату, и мы  остаемся на
кухне втроем.
     - Значит, так и живете?- говорит Евгений.
     - Да,- говорю я.- Так и живем. Только это не моя квартира.
     -  Это  моя  квартира,-  объясняет   Катя.-  А  зачем  я  живу  с  этим
алкоголиком, знает, наверное, только он один.
     - Я тоже не знаю,- говорю я.
     Евгений вежливо улыбается и наливает всем еще по одной.
     - Ой, нет, я не буду,- с  нарочитой решимостью говорит Катя.- Хотя, раз
уж вы уже налили...
     - Вы хоть понимаете, что происходит сейчас в мире!- говорю я.
     - Да,- говорит Евгений, поднимая свою рюмку и подавая мне мою.- Ночь.
     Катя смеется.
     - Вы такой остроумный,- говорит она.
     - Да,- скромно говорит он.
     -  Вы что,  и  правда, ничего  не понимаете, или только разыгрываете из
себя идиотов?- возмущаюсь я.
     Евгений кивает мне на мою рюмку.
     Они с Катей выпивают.
     - Ведь  это конец мира, прежнего  мира!- не сдаюсь я.- Отныне все будет
диктовать сила, закон растоптан, человеческая жизнь больше не стоит ничего!
     - Да ладно,- отмахивается Евгений.- Так всегда и было. Кто сильный, тот
всегда был и прав.
     Катя смеется.
     Я смотрю на нее. Потом на него.
     - Значит, это конец только  моего мира,-  заключаю  я, поднимаясь из-за
стола.- И вообще, я вам не мешаю?
     - Мешаешь,- говорит Катя, глядя на Евгения.
     Они придвигаются ближе друг к другу.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1887 сек.