Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Стоппард Том - Аркадия

Скачать Стоппард Том - Аркадия

 Пьеса в двух действиях

   Перевод с английского Ольги Варшавер

   Действующие лица
   (в порядке появления на сцене)
   ТОМАСИНА КАВЕРЛИ, тринадцать, позже шестнадцать лет.
   СЕПТИМУС ХОДЖ,  ее домашний учитель, двадцать два года, позже двад-
цать пять лет.
   ДЖЕЛАБИ, дворецкий, среднего возраста.
   ЭЗРА ЧЕЙТЕР, поэт, тридцать один год.
   РИЧАРД НОУКС,  специалист по ландшафтной архитектуре, среднего воз-
раста.
   ЛЕДИ КРУМ, около тридцати пяти лет.
   КАПИТАН БРАЙС, офицер Королевского флота, около тридцати пяти лет.
   ХАННА ДЖАРВИС, писательница, под сорок.
   ХЛОЯ КАВЕРЛИ, восемнадцать лет.
   БЕРНАРД СОЛОУЭЙ, профессор, под сорок.
   ВАЛЕНТАЙН КАВЕРЛИ, между двадцатью пятью и тридцатью.
   ГАС КАВЕРЛИ, пятнадцать лет.
   ОГАСТЕС КАВЕРЛИ, пятнадцать лет.
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
   Сцена первая
   Апрель 1809 года.  Огромный загородный дом в графстве  Дербишир.  В
современных путеводителях наверняка отметили бы его историческую и ху-
дожественную ценность.
   Комната, выходящая в парк.  На заднем плане высокие,  красивые  ок-
на-двери без занавесок. Показывать пейзаж за окнами нет необходимости.
Мы постепенно узна„м,  что дом стоит в парке,  типичном для Англии тех
времен. Можно дать намек: свет, небо, ощущение пространства.
   Середину комнаты занимает огромный стол,  вокруг - стулья с прямыми
жесткими спинками.  Комната тем не менее выглядит пустоватой.  Картину
дополняет  одна лишь конторка - не то для черчения,  не то для чтения.
Ныне вся эта мебель представляла бы явный интерес для  коллекционеров,
но здесь, на голом дощатом полу, она выглядит не музейной экспозицией,
а обыкновенной обстановкой учебной комнаты начала прошлого века.  Если
и чувствуется некое изящество,  то скорее архитектурное,  а впечатляет
только необъятность помещения. В боковых стенах - по двери. Они закры-
ты.  Открыта  лишь  одна стеклянная дверь,  ведущая в парк,  где царит
светлое, но не солнечное утро.
   На сцене двое.  Каждый занят своим делом - среди книг, бумаг, гуси-
ных перьев и чернильниц.  Ученица - Томасина Каверли,  тринадцати лет.
Учитель - Септимус Ходж,  двадцати двух лет.  Перед ними - по книге. У
нее - тонкий учебник элементарной математики.  У него - толстый, нове-
хонький,  большого формата том с застежками: кичливое подарочное изда-
ние.  Разнообразные бумаги Септимуса хранятся в твердой папке, которая
завязывается ленточками, дабы ничего не потерялось.
   У Септимуса есть черепашка,  настолько сонно-медлительная, что слу-
жит пресс-папье.
   На столе, кроме того, лежат стопки книг и старинный теодолит.
   Томасина. Септимус, что такое карнальное объятие?
   Септимус. Карнальное объятие есть обхватывание руками мясной туши.
   Томасина. И все?
   Септимус. Нет...  конкретнее - бараньей лопатки,  оленьей ноги, ди-
чи... caro, carnis... женской плоти...
   Томасина. Это грех?
   Септимус. Необязательно, миледи. Но в случае, когда карнальное объ-
ятие греховно,  - это плотский грех,  QED. Мы, если помните, встречали
слово caro в "Галльской войне". "Бритты жили на молоке и мясе" - "lac-
te et carne vivunt".  Жаль, вы не поняли корня и семя пало на каменис-
тую почву.
   Томасина. Как семя Онана, да, Септимус?
   Септимус. Верно. Он обучал латыни жену своего брата, но в итоге она
ничуть не поумнела. Миледи, мне казалось, вы ищете доказательство пос-
ледней теоремы Ферма?
   Томасина. Это чересчур сложно. Лучше покажи, как ее доказывать.
   Септимус. Потому я вас и попросил, что доказательства никто не зна-
ет.  Теорема занимает умы последние полтора столетия,  и я рассчитывал
занять ею ваш ум хотя бы ненадолго - пока я прочитаю сочинение  госпо-
дина Чейтера. Он возносит хвалу любви. Но стихи столь нелепы и несооб-
разны, что я предпочел бы не отвлекаться.
   Томасина. Наш господин Чейтер? Он написал стихи?
   Септимус. Да.  И даже полагает себя пиитом.  Но, боюсь, в вашей ал-
гебре куда больше карнального, чем в сочинении "Ложе Эроса".
   Томасина. Карнальное  было  не  в алгебре.  Я слышала,  как Джелаби
рассказывал кухарке,  что госпожу Чейтер застали в бельведере  в  кар-
нальном объятии.
   Септимус (помолчав).  Неужели?  А с кем?  Джелаби не обмолвился - с
кем?
   Томасина озадаченно хмурится: она не поняла вопроса.
   Томасина. Что значит "с кем"?
   Септимус. Ах,  ну да...  Не с кем,  а с чем!.. Тьфу, чушь какая-то.
Кто же, интересно, принес на хвосте эту новость?
   Томасина. Господин Ноукс.
   Септимус. Ноукс?!
   Томасина. Да,  папин архитектор. Он как раз обмеривал сад. Глянул в
подзорную трубу на бельведер и видит: госпожа Чейтер в карнальном объ-
ятии.
   Септимус. И господин Ноукс донес дворецкому?
   Томасина. Нет.  Господин  Ноукс донес господину Чейтеру.  А Джелаби
узнал от кучера,  потому что господин Ноукс разговаривал с  господином
Чейтером возле конюшни.
   Септимус. ...  где господин Чейтер,  несомненно,  помогал выгребать
навоз.
   Томасина. Септимус! Ты о чем?!
   Септимус. Таким образом,  пока об этом знают творец парковых красот
господин Ноукс,  а также кучер,  дворецкий, кухарка и, разумеется, сам
пиит, муж госпожи Чейтер.
   Томасина. Еще Артур, он тогда чистил серебро. И мальчишка-сапожник.
А теперь и ты.
   Септимус. Понятно. Так что он еще говорил?
   Томасина. Кто? Ноукс?
   Септимус. Не Ноукс. Джелаби. Вы же слышали рассказ Джелаби.
   Томасина. А кухарка на него сразу зашикала и не дала ничего расска-
зать.  Она-то помнила,  что я рядом, - сама разрешила мне перед уроком
доесть вчерашний пирог с крольчатиной.  А Джелаби меня просто не заме-
тил.  Знаешь,  Септимус, по-моему, ты что-то недоговариваешь. Все-таки
бельведер - это бельведер, а не кладовка с мясными тушами.
   Септимус. Я и не утверждал, что определение исчерпывающее.
   Томасина. Так, может, карнальное объятие означает поцелуй?
   Септимус. Означает.
   Томасина. И кто-то обхватывал руками саму госпожу Чейтер?
   Септимус. Весьма вероятно. Возвращаясь к последней теореме Ферма...
   Томасина. Так я и думала! Надеюсь, тебе стыдно?
   Септимус. Мне? Помилуйте, миледи! За что?
   Томасина. Кто растолкует мне незнакомые слова? Кто, если не ты?
   Септимус. Ах вот... Ну да, разумеется, мне очень стыдно. Карнальное
объятие - это процесс совокупления, когда мужской половой орган прони-
кает  в  женский  половой  орган  с целью продолжения рода и получения
плотского наслаждения.  В противоположность  этому  последняя  теорема
Ферма утверждает, что когда x, y и z являются целыми числами, то сумма
возведенных в энную степень x и y никогда не равняется возведенному  в
энную степень z, если n больше двух.
   Пауза.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0847 сек.