Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Стоппард Том - Аркадия

Скачать Стоппард Том - Аркадия


  
   Томасина. Брррр!!!
   Септимус. Брр не брр, но такова теорема.
   Томасина. Отвратительно  и совершенно непонятно.  Когда я вырасту и
начну заниматься этим сама, буду вспоминать тебя каждый раз.
   Септимус. Весьма признателен, миледи, весьма признателен. А госпожа
Чейтер спускалась утром к завтраку?
   Томасина. Нет. Расскажи еще о совокуплении.
   Септимус. Вот о совокуплении добавить нечего.
   Томасина. Это то же, что любовь?
   Септимус. Гораздо лучше.
   (Одна из боковых дверей ведет в музыкальную комнату. Но сейчас отк-
рывается не она, а та, что напротив, и входит дворецкий Джелаби.) Дже-
лаби, у меня урок.
   Джелаби. Простите,  господин Ходж,  но господин Чейтер просил пере-
дать вам письмо незамедлительно.
   Септимус. Ладно, давайте. (Забирает письмо.) Спасибо. (Затем, чтобы
дворецкий поскорее вышел, повторяет.) Спасибо, Джелаби.
   Джелаби (настойчиво). Господин Чейтер велел мне прийти с ответом.
   Септимус. С ответом?  (Вскрывает письмо. Конверта как такового нет,
но послание сложено,  обернуто в чистую бумагу и запечатано.  Септимус
небрежно  отбрасывает обертку и пробегает глазами письмо.) Что ж,  мой
ответ таков:  по обыкновению и долгу службы - на коей я нахожусь у его
сиятельства  - до без четверти двенадцать я занят обучением дочери его
сиятельства. Как только я закончу - и если господин Чейтер к тому вре-
мени  не  раздумает  - буду всецело к его услугам в...  (заглядывает в
письмо) оружейной комнате.
   Джелаби. Спасибо, сэр, я так и передам.
   Септимус складывает письмо и помещает
   его между страниц "Ложа Эроса".
   Томасина. Джелаби, что сегодня на обед?
   Джелаби. Вареный окорок с капустой, миледи, и рисовый пудинг.
   Томасина. У-у, какая дрянь.
   Джелаби выходит.
   Септимус. Что ж,  с господином  Ноуксом  все  ясно.  Он  мнит  себя
джентльменом,  философом-эстетом, кудесником, которому подвластны горы
и озера,  а под сенью дерев ведет себя как  самый  настоящий  ползучий
гад.
   Томасина. Септимус,  представь,  ты  кладешь в рисовый пудинг ложку
варенья и размешиваешь.  Получаются такие розовые спирали, как след от
метеора в атласе по астрономии.  Но если помешать в обратном направле-
нии, снова в варенье они не превратятся. Пудингу совершенно все равно,
в  какую сторону ты крутишь,  он розовеет и розовеет - как ни в чем не
бывало. Правда, странно?
   Септимус. Ничуть.
   Томасина. А по-моему,  странно. РАЗмешать не значит РАЗделить. Нао-
борот, все смешивается.
   Септимус. Так  же  и время - вспять его не повернуть.  А коли так -
надо двигаться вперед и вперед,  смешивать  и  смешиваться,  превращая
старый хаос в новый, снова и снова, и так без конца. Чтобы пудинг стал
абсолютно, неоспоримо и безвозвратно розовым. Вот и весь сказ. Это на-
зывают  свободой воли или самоопределением.  (Он поднимает черепашку и
переносит ее на несколько дюймов, точно она - его пресс-папье - посме-
ла  отползти  по своим делам с бумаг,  которые призвана удерживать.) А
ну-ка, сидеть!
   Томасина. Септимус, как ты думаешь, Бог - ньютонианец?
   Септимус. Итонианец?  Выпускник Итона?  Боюсь,  что  так.  Впрочем,
справьтесь у вашего братца. Пускай подаст запрос в палату лордов.
   Томасина. Нет  же,  Септимус,  ты  не расслышал!  Ньютонианец!  Как
по-твоему, я первая до этого додумалась?
   Септимус. Нет.
   Томасина. Но я же еще ничего не объяснила!
   Септимус. "Если все - от самой далекой планеты до мельчайшего атома
в  нашем  мозгу - поступает согласно ньютонову закону движения,  в чем
состоит свобода воли?" Так?
   Томасина. Нет, не так.
   Септимус. "В чем состоит промысел Божий?"
   Томасина. Опять не так.
   Септимус. "Что есть грех?"
   Томасина (презрительно). Да нет же!
   Септимус. Ну хорошо, слушаю.
   Томасина. Если остановить каждый атом,  определить его положение  и
направление его движения и постигнуть все события, которые не произош-
ли благодаря этой остановке, то можно - очень-очень хорошо зная алгеб-
ру - вывести формулу будущего. Конечно, сделать это по-настоящему ни у
кого ума не хватит, но формула такая наверняка существует.
   Септимус (помолчав).  Верно. (Еще пауза.) Верно, и, насколько я по-
нимаю,  вы действительно додумались до этого первая. (Помолчав, с уси-
лием.) На полях своей "Арифметики" Ферма написал, что он нашел превос-
ходное доказательство теоремы,  но поля слишком узки, и оно не помеща-
ется. Записку нашли уже после его смерти, и с этого дня...
   Томасина. А-а! Тогда все понятно!
   Септимус. Не чересчур ли вы самонадеянны?
   (Дверь внезапно и несколько резко открывается. Входит Чейтер.)
   Господин Чейтер!  Вам,  должно быть,  неточно передали мой ответ. Я
буду свободен без четверти двенадцать - если это вас устроит.
   Чейтер. Не устроит! Мое дело безотлагательно, сэр!
   Септимус. В  таком случае вы,  вероятно,  заручились поддержкой его
сиятельства лорда Крума,  и он также считает, что ваше дело важнее об-
разования его дочери?
   Чейтер. Не заручился. Но, если угодно, я договорюсь.
   Септимус (помолчав). Миледи, прошу вас удалиться в музыкальную ком-
нату. Вместе с Ферма. Найдете доказательство теоремы - получите лишнюю
ложку варенья.
   Томасина. Увы,  Септимус, ее не докажешь. Он оставил записку на по-
лях, чтобы свести вас всех с ума. Пошутил.
   Томасина выходит.
   Септимус. Итак, сэр, в чем состоит столь безотлагательное дело?
   Чейтер. Полагаю, вы и сами знаете. Вы оскорбили мою жену.
   Септимус. Оскорбил? Полноте! Это не в моей натуре, не в моих прави-
лах, и, наконец, я восхищен госпожой Чейтер и это решительно не позво-
ляет мне ее оскорблять.
   Чейтер. Наслышан о вашем восхищении,  сэр!  Вы оскорбили мою жену в
бельведере вчера вечером!
   Септимус. Ошибаетесь. В бельведере происходило нечто иное. Я совер-
шал с вашей женой акт любви, а отнюдь не оскорблял ее. Она сама попро-
сила об этой встрече,  у меня и записка сохранилась, поищу, если угод-
но.  Может,  какой-то подлец осмелился заявить,  что я не удовлетворил
просьбу дамы и не пришел на свидание? Клянусь, сэр, - это гнусный пок-
леп!
   Чейтер. А вы - гнусный развратник! Готовы погубить репутацию женщи-
ны из-за собственной низости и трусости!  Но со мной это не пройдет! Я
вызываю вас, сэр!
   Септимус. Чейтер! Чейтер, Чейтер! Мой милый, любезный друг!
   Чейтер. Не смейте называть меня другом! Я требую сатисфакции! Удов-
летворения!
   Септимус. Сперва  госпожа  Чейтер требует удовлетворения,  теперь -
вы...  Не могу же я,  в самом деле, удовлетворять семейство Чейтеров с
утра до ночи! Что до репутации вашей жены - она незыблема. Ее ничем не
погубить!
   Чейтер. Негодяй!
   Септимус. Поверьте, это чистая правда. Госпожа Чейтер полна живости
и очарования,  голос ее мелодичен, шаг легок, она - олицетворение всех
прелестей,  которые общество столь высоко ценит в существах ее пола, -
и  все  же  главная и самая известная ее прелесть состоит в постоянной
готовности.  Готовности столь жаркой и влажной,  что даже в  январе  в
этих тайниках можно выращивать тропические орхидеи.
   Чейтер. Идите к черту,  Ходж!  Я не намерен это слушать!  Вы будете
драться или нет?
   Септимус (твердо и бесповоротно). Нет! В этом мире существуют всего
два-три  первоклассных поэта,  и я не хочу убивать одного из них из-за
откровенных поз,  которые некто подсмотрел в бельведере.  А  репутацию
этой  женщины не защитить даже отряду вооруженных до зубов мушкетеров,
приставленных стеречь ее денно и нощно.
   Чейтер. Ха!  Я - первоклассный?! Вы всерьез? Кто же остальные? Ваше
мнение?..  А,  черт!  Нет,  не надо,  Ходж! Не заговаривайте мне зубы,
льстец! Так вы и в самом деле так считаете?
   Септимус. Считаю.  То же я ответил бы Мильтону - будь он жив. Кроме
отзыва о жене, разумеется...
   Чейтер. Ну а среди живых? Господин Саути?
   Септимус. В Саути я бы всадил пулю не раздумывая.
   Чейтер (печально кивая). Да-да, он уже не тот... Меня восхищал "Та-
лаба", но "Мэдок"!.. (хихикает) Господи спаси! Впрочем, мы отвлеклись,
а  дело безотлагательно.  Итак,  вы воспользовались прелестями госпожи
Чейтер.  Это плохо. Но еще хуже, что все вокруг - от конюха до посудо-
мойки...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0542 сек.