Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Стоппард Том - Аркадия

Скачать Стоппард Том - Аркадия




   Леди Крум.  Прикажете и мне терпеть подобные невзгоды? Лорда Литтла
я этим не спасу.  Господи,  а это что?  Что за сарай вы ставите вместо
бельведера?
   Ноукс. Эрмитаж, мадам. Иными словами, скит, приют отшельника.
   Леди Крум. Я в полном недоумении.
   Брайс. Но он неправильной формы.
   Ноукс. Совершенно справедливо,  сэр.  Асимметрия - основополагающий
принцип живописного стиля...
   Леди Крум.  Но  Сидли-парк живописен и без ваших ухищрений.  Склоны
холмов зелены и покаты.  Деревья стоят купами и прелестно смотрятся  с
любой  стороны.  Ручей берет свое начало в чаше холмов,  в безмятежном
зеркальном озере, и струится голубой лентой среди полей, где там и сям
мирно пасутся барашки. Короче, все устроено со вкусом, природа естест-
венна и прелестна, какой и задумал ее Создатель. И я, вторя художнику,
восклицаю: "Et in Arcadia ego!" Здесь я в Аркадии, Томасина.
   Томасина. Да, маменька. Допустим.
   Леди Крум. Чем она недовольна? Моим вкусом или моим переводом?
   Томасина. И то и другое поправимо,  маменька.  А вот с географией у
вас полный провал.
   Леди Крум.  С девочкой что-то стряслось. Буквально за ночь! Во вся-
ком  случае,  вчера я за ней никаких странностей не замечала.  Сколько
тебе стукнуло сегодня?
   Томасина. Тринадцать лет и десять месяцев, маменька.
   Леди Крум.  Тринадцать лет и десять месяцев... Гм... Рановато. Дер-
зить ей не подобает еще по крайней мере полгода. А иметь свое мнение и
вкус в таком возрасте вообще не пристало.  Господин Ходж,  вы - безус-
ловный  виновник происшедшего.  Вернемся к вашим затеям,  господин Но-
укс...
   Ноукс. Благодарю, ваше сия...
   Леди Крум.  Вы,  по-моему, слишком увлеклись романами госпожи Радк-
лиф. И сад ваш списан с "Замка Отранто" или "Тайн Удольфо"...
   Чейтер. Миледи, "Замок Отранто" написал Хорас Уолпол.
   Ноукс (восхищенно). Уолпол? Здешний садовник?
   Леди Крум.  Господин Чейтер, покуда вы наш гость - дорогой гость, -
автором "Замка в Отранто" будет тот,  на кого  укажу  я.  Иначе  какой
смысл принимать гостей?  (Слышатся отдаленные выстрелы.) Что ж,  палят
уже на склоне холма...  Я сама поговорю с лордом Крумом насчет сада...
Обсудим... (Выглядывает в окно.) О! Ваш друг подстрелил голубя, госпо-
дин Ходж. (Громко.) Браво, сэр!
   Септимус. Думаю,  это добыча вашего супруга или сына,  миледи.  Мой
однокашник никогда не был охотником.
   Брайс (выглядывает в окно).  Верно!  Его убил Огастес! Браво, маль-
чик!
   Леди Крум (уже снаружи). Пойдемте же! Где мои адъютанты?
   Брайс, Ноукс и Чейтер послушно идут  следом.  Чейтер  задерживается
лишь на мгновение - пожать Септимусу руку.
   Чейтер. Мой дорогой, дорогой господин Ходж!
   Чейтер выходит. Выстрелы слышны снова, гораздо ближе.
   Томасина. Пах!  Пах!  Пах! Я расту под звуки ружейной пальбы, точно
ребенок в осажденном городе. Круглый год - голуби и грачи, с августа -
тетерева на дальних холмах, потом фазаны, куропатки, бекасы, вальдшне-
пы, кулики. Пах! Пах! Пах! А после - отстрел нагульного скота. Папень-
ке не нужен биограф, вся его жизнь - в охотничьих книгах.
   Септимус. Календарь  убоя.  Смерть  повсюду,  даже "здесь,  в Арка-
дии..."
   Томасина. Подумаешь,  смерть...  (Окунает перо в чернила и  идет  к
конторке.)  Подрисую-ка  я отшельника.  Что за эрмитаж без отшельника?
Септимус, ты влюблен в мою мать?
   Септимус. Вам не следует быть умнее старших. Это невежливо.
   Томасина. А я умнее?
   Септимус. Да. Гораздо.
   Томасина. Прости,  Септимус.  Я не нарочно.  (Прекращает рисовать и
достает  из кармана конвертик.) В музыкальную комнату заходила госпожа
Чейтер. Принесла для тебя записку - чрезвычайной секретности, важности
и срочности.  Я должна передать ее секретно,  срочно и... Слушай, а от
карнального объятия не трогаются умом?
   Септимус (забирая письмо).  Непременно.  Спасибо.  Все, познаний на
сегодня предостаточно.
   Томасина. Вот  та-а-ак...  Он  у  меня похож на Иоанна Крестителя в
пустыне.
   Септимус. Весьма живописно.
   Издали слышится голос леди Крум. Она зовет Томасину. Та срывается с
места и убегает в сад - веселая беззаботная девочка.
   Септимус вскрывает письмо госпожи Чейтер. Смяв конверт, отбрасывает
его в сторону.  Читает,  складывает и сует листок между страниц  "Ложа
Эроса".
   Сцена вторая
   Из затемнения возникает та же комната,  в такое же утро,  но в наши
дни. Это становится мгновенно и безусловно ясно благодаря внешнему ви-
ду Ханны Джарвис. Иных свидетельств нет.
   Следует сказать об этом еще несколько слов. Действие пьесы происхо-
дит попеременно то в начале XIX века,  то в наше время, причем в одной
и той же комнате. Вид комнаты - вопреки ожиданиям - нисколько не меня-
ется.  Она вполне соответствует обеим эпохам. Что касается реквизита -
книг,  бумаг, цветов и т.д., - нет необходимости заменять предметы бы-
та,  присущие началу прошлого века,  современными - пускай соседствуют
на одном столе.  Однако вещи, используемые и в прошлом, и в настоящем,
должны иметься в двух экземплярах,  поскольку по ходу пьесы им необхо-
димо постареть. Парк - как мы узнаем из диалога - претерпел существен-
ные изменения. А вот то, что доступно зрительскому глазу, остается не-
изменным и не противоречит ни одной из эпох.
   Согласно этому принципу, чернильницы, перья и прочие вещи, игравшие
в первой сцене, могут все время оставаться на столе. Равно как книги и
бумаги,  связанные с исследованиями Ханны во второй сцене, могут нахо-
диться на столе с самого начала.  Это относится к любым предметам.  По
ходу  действия  все они скапливаются на столе,  и,  если какая-то вещь
выглядит анахронизмом для какой-то из эпох (допустим,  кофейная  круж-
ка), ее просто не замечают.
   К концу  спектакля на столе окажется целая куча разнообразных пред-
метов.
   Ханна разглядывает альбом с акварелями Ноукса. Кроме того, она то и
дело обращается к небольшим, одинаковым с виду тетрадкам с дневниковы-
ми записями (вскоре выяснится, что это "садовые книги" леди Крум). Че-
рез  некоторое  время  она подходит с альбомом к окну - сравнить вид с
акварелями Ноукса. Потом кладет альбом обратно на конторку.
   Одета она вполне строго.  Обувь пригодна для сырого, грязного сада.
Туда она и отправляется, прихватив со стола теодолит. Комната на время
пустеет.
   Затем одна из дверей распахивается.  Входят Хлоя и Бернард.  Она  -
дочь хозяев,  одета по-домашнему.  Бернард - гость, он в костюме и при
галстуке.  Вообще он любит одеваться пестро, но сегодня несколько уме-
рил яркость красок, лишь крикливый носовой платок, торчащий из нагруд-
ного кармана,  намекает на его пристрастия.  В руках у него объемистый
кожаный портфель.
   Хлоя. Но она была здесь! Только что.
   Бернард. Все ясно! Дверь в сад...
   Хлоя. Ну конечно! Погодите, я сейчас.
   Хлоя выходит  через стеклянную дверь и скрывается из виду.  Бернард
ждет. Открывается другая дверь, и заглядывает Валентайн.
   Валентайн. Вот гады.
   Валентайн исчезает, захлопнув дверь. Возвращается Хлоя с резиновыми
ботами,  садится и, разговаривая с Бернардом, снимает туфли и надевает
боты.
   Хлоя. Подождите лучше здесь, чего по грязи таскаться. Она почти все
время проводит в саду, сами понимаете.
   Бернард. Да? Почему?
   Хлоя. Она же пишет историю сада, вы не знали?
   Бернард. Я знал, что она работает с архивами Крумов, но...
   Хлоя. Точнее,  это не история сада,  а...  Ладно,  пусть Ханна сама
объяснит.  Но канава,  в которой вы чуть не застряли,  - ее рук  дело.
Ладно,  я пошла...  Тьфу,  даже не скажешь - располагайтесь поудобнее!
Какие уж тут удобства,  голые стены от комнаты остались.  Все вынесли,
подчистую. "В сортир - прямо". Прямо в сортир.
   Бернард. Что, обстановку комнаты?
   Хлоя. Нет, сама комната - кратчайший путь в сортир.
   Бернард. А-а, понятно. Вы сказали "Ханна"?
   Хлоя. Да,  Ханна.  Так я оставлю вас на минуту?  Я быстренько. (Она
уже надела боты.  Распрямляется. Видит, что он не слушает.) Мистер Со-
лоуэй?
   Бернард (очнувшись).  Да-да,  спасибо. Значит, мисс Джарвис - писа-
тельница Ханна Джарвис?
   Хлоя. Конечно. Вы читали ее книгу?
   Бернард. Еще бы!
   Хлоя. Она наверняка в эрмитаже, просто отсюда не видно, шатер меша-
ет.
   Бернард. Вы принимаете гостей в саду?
   Хлоя. Ежегодно даем бал для всей округи.  Все наряжаются, танцуют и
напиваются вдрызг. Но предки теперь не разрешают гудеть в доме. Однаж-
ды  нам пришлось перед самым закрытием гнать на аукцион Кристи - поку-
пать чайничек эпохи Реставрации. С тех пор все, что можно разбить, ук-
расть или заблевать,  убирается заранее.  Тактично.  А на самом деле -
совершенно бестактно.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0649 сек.