Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Уильямс Теннесси - Трамвай "Желание"

Скачать Уильямс Теннесси - Трамвай "Желание"



КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ

     Несколько недель спустя.
     СТЕЛЛА занята укладкой вещей Бланш. В ванной  с  шумом  бежит  вода  из
крана.
     Портьеры между кухней и спальней задернуты примерно лишь  наполовину  -
так, что видно сидящих вокруг кухонного стола игроков в покер: СТЭНЛИ, МИТЧ,
СТИВ, ПАБЛО. В кухне все точно так же, как в недоброй памяти покерную ночь -
та же атмосфера грубой, инфернальной мужской откровенности. А сам  дом,  все
здание словно вставлено, как в раму, в  сияющую  лазурь  безоблачного  неба.
Стелла бережно складывает в кофр одно за другим  цветастые  платья  Бланш  и
плачет.
     По лестнице сверху спускается ЮНИС,  вошла  в  кухню.  Голоса  играющих
зазвучали громче.

     СТЭНЛИ. Рассчитывал на стрейт, и так оно и вышло, бог свидетель!
     ПАБЛО. Maldita sea tu suerte {Вот не везет! (испан.).}!
     СТЭНЛИ.  Говори по-людски, гризер {Презрительное прозвище мексиканцев в
США.}.
     ПАБЛО. Да просто зло берет, до чего тебе, кобелю, сегодня удача.
     СТЭНЛИ (в полном упоении собой). А что вы все смыслите в удаче! Удача с
тем, кто знает свою уцачу и не колеблется. Вот, например, в Салерно... я был
убежден, что мое везение при мне. Ясно было, что прикупить до пяти четыре  к
одной на руках нечего и думать - простой расчет!... а я -  свое...  и  вышло
по-моему. Такой у меня закон. И только тот и ведет забег в  этой  житухе  по
маленькой, кто верит в свою удачу!
     МИТЧ.  Все  "я",  да  "я"...  Я-я-я!..  Я  -  такой.  Я    -   сякой!..
Драл-драл-драл! ...Был-был-был!..

     Стелла прошла в спальню, складывает вещи.

     СТЭНЛИ. Что это с ним?
     ЮНИС  (проходя  мимо  играющих).  Всегда  говорила,  мужики   -   твари
бессердечные и бесчувственные, но уж такое просто  и  неслыханно.  Дойти  до
такого уж свинства!.. (Прошла за портьеры, в спальню.)
     СТЭНЛИ. Что это с ней?
     СТЕЛЛА. Как там малыш?
     ЮНИС. Спит себе сном праведника. Вот, принесла вам винограду. (Положила
несколько гроздей на скамеечку. Понизив голос.) А что Бланш?
     СТЕЛЛА. Принимает ванну.
     ЮНИС. Как она?
     СТЕЛЛА. Ничего не ест, а только все просит пить.
     ЮНИС. Как вы ей сообщили?
     СТЕЛЛА. Сказала, что мы договорились... что удалось устроить  на  отдых
на лоне природы. А у нее это тут же как-то переплелось в уме с Шепом Хантли.
     БЛАНШ (чуть приоткрыла дверь из ванной). Стелла.
     СТЕЛЛА. Да, Бланш?
     БЛАНШ. Если, пока я в ванной, мне позвонят,  запиши  номер  телефона  и
скажи, что я сразу же позвоню.
     СТЕЛЛА. Хорошо.
     БЛАНШ.  Да  посмотри,  не  помят  ли костюмчик из желтого шелка - в нем
прохладней...  Если  он  не  очень помят, надену. А на лацкан приколю своего
морского  конька  -  ту  серебряную  брошку  с  бирюзой.  Поищи  в коробочке
сердечком,  в  ней  у  меня  всякая  мелочь. Да, вот еще, Стелла... там же -
только  посмотри  хорошенько  -  должен  быть  букетик искусственных фиалок.
Приколю их морским коньком на отворот жакета. (Закрыла дверь.)
     СТЕЛЛА (оборачивается к Юнис). Не знаю, правильно ли я поступила...
     ЮНИС. А что вам оставалось?
     СТЕЛЛА. Поверь я тому, что она рассказывает...  да  как  же  мне  тогда
оставаться со Стэнли, как мне тогда жить с ним?
     ЮНИС. И не верьте ни единому слову. Жизнь не остановишь. Что бы там  ни
случилось, а раз уж взялся, знай тяни свою лямку.
     БЛАНШ (снова чуть приоткрыв дверь из ванной). Кроме вас - никого?
     СТЕЛЛА. Никого, Бланш, никого. (К Юнис.) Скажите  ей,  что  она  у  нас
сегодня очень красивая.
     БЛАНШ. Задерните портьеру... пройти.
     СТЕЛЛА. Задернута, задернута.
     СТЭНЛИ. ...Сколько прикупаешь?
     ПАБЛО. Пару.
     СТИВ. Три.
     БЛАНШ (появляется в янтарном  свете,  хлынувшем  из  двери.  В  красном
атласном халатике, скульптурно подчеркивающем каждую линию, каждый изгиб  ее
тела, вся она сейчас трагически прекрасна, ослепительна. И тут же становится
внятно  различим  мотив  полечки,  который  она  словно  несет  с  собой.  С
лихорадочным оживлением, в котором прорываются истерические  нотки).  Только
что вымыла волосы.
     СТЕЛЛА. А-а...
     БЛАНШ. Кажется, только плохо промыла.
     ЮНИС. Какие чудесные у вас волосы!
     БЛАНШ  (клюет  на  эту  приманку).  С  ними одни только хлопоты. Мне не
звонили еще, не спрашивали меня?
     СТЕЛЛА. Кто не спрашивал?
     БЛАНШ. Шеп Хантли...
     СТЕЛЛА. Да нет еще, пока не спрашивал, родная.
     БЛАНШ. Странно. А я...

     При звуке ее  голоса  рука  с  картами  у  Митча  бессильно,  словно  в
изнеможении, опускается на стол, взгляд становится рассеянным, невидящим.

     СТЭНЛИ (хлопает его по плечу). Эй, проснись!

     Бланш испуганно подняла руку,  словно  для  защиты;  беззвучно,  одними
губами, шепчет имя человека, которого  узнала  по  голосу.  Стелла  поскорей
отворачивается в сторону. Бланш с оправленным в серебро  зеркальцем  в  руке
застывает в таком скорбном недоумении, что, кажется, в лице  ее  сейчас  вся
горечь знания и опыта человеческого... В конце концов она все-таки совладала
с собой, но голос дрожит: вот-вот начнется истерика.

     БЛАНШ. Что здесь происходит? (Поворачивается от Стеллы к Юнис и снова к
Стелле.)

     Напряжение, прозвеневшее в ее голосе,  отвлекает  внимание  игроков  от
карт. Митч опускает голову еще ниже, Стэнли отодвинулся вместе со стулом  от
стола, словно собираясь встать. Стив успокаивающим жестом кладет ему руку на
плечо.

(Все  так  же.) Что здесь произошло? Я хочу, чтобы мне объяснили, наконец, в
чем дело.
     СТЕЛЛА (силы вот-вот оставят ее). Тссс!... Тссс!
     ЮНИС. Тише, милочка, тише.
     СТЕЛЛА. Я тебя умоляю, Бланш...
     БЛАНШ. Что вы на меня все смотрите? У меня что-нибудь не так?
     ЮНИС. Как вы сегодня хороши, Бланш. Ну разве она у нас не красавица?
     СТЕЛЛА. Да, да.
     ЮНИС. Вы ведь, если не ошибаюсь, собираетесь ехать куда-то?
     СТЕЛЛА. Да, да, Бланш так хочет. Она у нас едет отдыхать.
     ЮНИС. Просто позеленеешь от зависти.
     БЛАНШ. Да помогите же мне одеться!
     СТЕЛЛА (подавая платье). Ты ведь вот это, как будто...
     БЛАНШ. Ладно, годится! Мне так не терпится поскорее выбраться отсюда...
просто не дом, а западня какая-то.
     ЮНИС. Какой прелестный у вас синий жакетик.
     СТЕЛЛА. Сиреневый.
     БЛАНШ. Обе вы  ошибаетесь.  Это  флорентийская  лазурь.  Синева  платья
мадонны на картинах старых мастеров. Виноград - мытый?  (Щиплет  от  грозди,
принесенной Юнис.)
     ЮНИС. А?
     БЛАНШ. Я спросила - мыли виноград?
     ЮНИС. Он с французского рынка.
     БЛАНШ. Это совсем не значит, что его мыли.

     Благовест соборных колоколов.

А вот и колокола собора... единственно чистое, что есть в вашем квартале. Ну
что ж, вот я и готова - пойду.
     ЮНИС (шепотом). Еще того и гляди  уйдет,  не  дожидаясь,  пока  за  ней
явятся.
     СТЕЛЛА. Подожди, Бланш.
     ЕЛАНШ. Не хочу проходить на виду у этих.
     ЮНИС. Ну так подождите, пока кончат.
     СТЕЛЛА. Садись-ка и...

     Бланш нехотя поворачивается от двери в полной растерянности.  Стелла  и
Юнис подталкивают ее к креслу, она уступает и садится.

     БЛАНШ. Кажется, я уже так и слышу  запах  моря.  Проведу  весь  остаток
жизни на море. В море меня настигнет  и  смерть.  Знаете  от  чего  я  умру?
(Отрывает виноградину.) От того что в  один  прекрасный  день  где-нибудь  в
открытом океане поем немытого винограда. И  вот  буду  умирать...  руку  мою
будет держать молодой,  красивый  корабельный  врач  с  маленькими  светлыми
усиками и большими  серебряными  часами.  И  все  будут  говорить:  "Бедная,
бедная... хинин не помог. Этот немытый виноград препроводил ее душу прямо на
небо".

     Благовестят соборные колокола.

В  море  же  меня  и  похоронят;  зашьют  в чистый-чистый белый саван и - за
борт...  в  полуденный  час,  знойным летом... опустят меня прямо в океан...
лазурный...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1215 сек.