Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ Приключения утюга и сапога

Скачать Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ Приключения утюга и сапога

глава третья
В сторону сапога
Прибежав к сапожнику, утюг первым делом спросил, где сапог.
Сапожник же, качаясь на табуретке, ответил печально:
- Я не сторож сапогу твоему.
Из чего утюг сделал правильный вывод и сказал:
- Ты убил его!
- Нет,- ответил сапожник, корчась на табуретке,- я не знаю, кто его замочил,
он пришел ко мне уже на выхлопе. Сказал, пришел на родину подыхать.
- Где он теперь? - спросил утюг.
- Он в тех местах, где нет ни тапок, ни сапог, лишь тени тапок и сапог,-
отвечал сапожник, чуть не падая с табуретки.
- Где это?! - завопил утюг.- Говори!
- Там под лавкой в ящике,- еле произнес сапожник и поник головой на стол.
Утюг встал у ящика, где лежали битые туфли, ботинки, сапоги, босоножки и
тапочки, и тихо позвал:
- Сапог, а сапог...
Из глубины ящика донесся вздох.
Утюг, обрадовавшись, заорал:
- Сапог! А сапог! Come to me! Валяй сюда, короче!
- I can not,- отвечал сапог еле слышно.
В минуту опасности они говорили по-английски, так как сапог был американским
ковбоем.
- Что значит "не в силах"? - воскликнул утюг.
- То,- прошептал утюг на неизвестно каком языке.
- Не верю! - провозгласил утюг, как Станиславский.
- Я погиб,- продолжал сапог.- И не упрафывай меня. No afk. (No ask - без
вопросов.- Прим. переводчика).
- В таком случае верни мне мою подзорную трубу! - потребовал утюг.- Погиб,
так возвращай.
Тут в ящике все заволновалось, зашелестело, и тени ботинок, кроссовок и
шлепанцев стали тесниться, уступая место, пока на поверхности не появилось
раскрытое рыло сапога с торчащими окомелками вместо гвоздей.
- Сапог! - радостно сказал утюг.
- Я фапог,- ответил сапог и протянул утюгу его подзорную трубу, явно
собираясь опять нырнуть в ящик.
- Погоди. Что ты собираешься делать?
- Я фобираюфь фыграть в яффик,- горько пошутил сапог.
- В ящик ты всегда успеешь сыграть! - завопил утюг и вытащил своего раненого
товарища наружу.
- Я не могу вэ фпафтифь (не могу же спастись) один, тут много наф! - сказал
сапог.- А фаповник (сапожник) болеет.
- А какой день болеет сапожник? - спросил утюг.
- Федьмой,- отвечал сапог.
Тут утюг понял, что надо делать, быстро побежал в магазин, купил там
множество пирожных и принес сапожнику.
Сапожник съел все, запил лекарством из бутылочки и на радостях починил и
сапог, и весь народ из ящика. И толпа ботинок, тапочек и туфель с башмаками
высыпала на дорогу, распевая боевую песнь "Вернулся я на родину".
А во главе отряда ехал на открытой платформе, в босоножке, наш утюг, который
смотрел вперед в подзорную трубу.
Что же касается друга сапога, то он радостно шагал рядом.
Повернувшись назад и оглядев свою команду, утюг предложил отдохнуть.
Он повел всех своих друзей в ресторан "У старого стакана", где хозяин,
стакан с надтреснутым голосом, держал целый штат молоденьких
рюмок-подавальщиц, хрупких до прозрачности, с талией в рюмочку, и тут-то все
отдохнули на славу, веселье било через край, каблуки топали, подошвы били
чечетку, даже шнурки отвязались.
И только чугунная пепельница на столе одна сгибалась под тяжестью окурков.
Утюг сразу увидел в ней родную душу, участливо спросил, как она дошла до
жизни такой, и пепельница, почти не видная из-под окурков, сказала, что
пошла сюда работать, чтобы содержать семью, целый письменный прибор с малыми
детишками-перышками, с мамой - высохшей чернильницей, никому не нужной,
потому что папа, работающий стаканом для карандашей, ушел от них, полюбив
шариковую ручку "Паркер". А она, пепельница, старшая дочь в семье и должна
помогать матери.
Утюг также спросил, какого завода вся их семья, и оказалось, что пепельница
родилась буквально в том же цеху, что и утюг, и земляки обрадовались и
вспомнили огни чугуноплавильных печей и груды чушек, болванок и отливок,
бабушек и дедушек.
- Ну, рабочий класс,- сказал утюг,- мы тебя отсюда вытащим!
- Нет,- отвечала пепельница, полная окурков,- любая работа почетна в нашей
стране!
- Глупости-то не говори,- ответил утюг. И оказался прав: вся компания после
танцев выпила по рюмочке и выкурила по сигарете, и грязные окурки со смехом
легли поверх прежних чинариков и бычков, и маленькая пепельница совсем
исчезла под своим грузом, но не дрогнула - хотя это уже явно было выше ее
сил.
- Когда же ты отдохнешь? - спросил утюг.
- Мы отдохнем,- ответила пепельница, покрытая сажей и пеплом,- мы отдохнем.
- Когда? - повторил свой вопрос утюг.
- Когда вас, посетителей, не будет! - хрустально засмеялась девочка-рюмочка,
переходя из рук в руки.
Тут же у утюга и сапога созрел план.
Утюг надел сапог, вышел наружу из ресторана и начал отпугивать поздних
гостей, топая на них.
Вскоре к ним присоединился и весь отряд тапок и ботинок.
Так они держали глухую оборону, пока старый стакан не нанял киллеров-убийц,
и автоматная очередь прошила темноту улицы.
Утюг немедленно принял удар на себя: вылез из сапога и велел всем залечь, а
сам подставился под огонь убийц.
Киллеры, потратив все патроны и видя, что утюг недвижим, решили - дело
сделано, и отправились к старому стакану за окончательным расчетом.
Получив, видимо, деньги и сказавши "приберите, он там валяется", убийцы
ушли, но недалеко - утюг набросился на них у выхода и помял им их
убийцевские шапочки, причем в сильной степени попортив форму.
Это были профессионалы, коробки с макаронами, и они в сплющенном виде,
держась за шапочки, позорно бежали, не разбирая дороги.
А хозяин ресторана, старый стакан, теперь просто не знал, что делать: народ
не шел в ресторан!
У входа стоял могучий утюг и отшибал у прохожих всякую охоту заглянуть к
старому стакану.
Наконец хозяин вышел к утюгу и спросил:
- Чего тебе надо?
- Отпусти пепельницу в оплаченные отгулы! - резко ответил утюг.
- Девушка сама хотела заработать,- пожал плечами старый стакан.
- Это наше семейное дело,- сказал утюг.
- Она тебе жена? - поинтересовался старый стакан с юмором.
- Она мне лучше, она мне сестренка! - воскликнул утюг.- Троюродная причем!
И пепельница робко вышла.
Теперь, без окурков, она выглядела чистенькой брюнеткой и зябко куталась в
меха, ее плечи украшал ершик для мытья бутылок.
- Брось эту дешевку,- проворчал утюг (а он уже был одет в ковбойский
сапог),- я куплю тебе все, что надо.
И пепельница впервые оставила свое чугунное равнодушие, тихо засмеялась,
поправила растрепавшуюся на ветру прическу, двинулась вслед за утюгом в
меховой магазин - и вскоре вышла оттуда счастливая: она выбрала себе сияющую
серебристую, как облако, накидку - металлическую мочалку для сковородок,
абсолютно новую.
Утюг, увидев ее в таких мехах, потерял голову и стал читать вслух стихи "В
густых металлургических лесах" - причем читал он изнутри сапога, и голос его
от этого был сильным и гулким.
И они втроем зашли в кабаре, тут играл джаз и стояла украшенная елка -
почему-то уже приблизился праздник Рождества. (Вспомним, что совсем недавно
цвел укроп - и на тебе! Как жизнь кипит!)
Утюг поднялся на носок и вертелся, как пропеллер, пепельница же привстала на
ребро и тоже крутила бедрами.
А вокруг них, переодевшись зайчиками и снежинками, плясал обувной народ -
Рождество так Рождество.
И хрупкая пепельница танцевала с утюгом, обутым в сапог, вся извиваясь, мех
так и сверкал.
И когда музыканты (махровое полотенце - на гитаре, ботинки - на ударных и
солистка - мыльница) исполнили "В лесу родилась елочка", утюг из глубин
сапога сказал:
- Ты моя умная девочка! Моя хорошая!
А пепельница, вся зардевшись, буквально, как если бы она выскочила из печи,
сказала:
- Ты клевый сапог!
Сапог же немедленно воскликнул:
- Будь моею!
- Как это, как это,- забормотал утюг в глубинах сапога,- что это, что это?
Она все перепутала!
Но сапог, прижимая к щеке пепельницу, уже пел с ней песню "Три года ты мне
снилась".
У него, правда, был довольно жидкий тенор, совсем не тот гулкий бас,
к которому привыкла пепельница.
Но они танцевали на цыпочках, как бы плавая в воздухе.
Утюгу стыдно было показываться перед пепельницей с голой подошвой,
и он перенес измену друга, сидя в глухой засаде внутри сапога-предателя.
Он сильно переживал.
Но затем он выпрыгнул из сапога и сказал своим хриплым басом:
- Сестренка! Я тебе спою!
Он понял, что она должна его полюбить и без этого американского прикида,
каким являлся сапог.
А опустевший сапог ничего не видел, он прыгал вокруг пепельницы, называется
друг!
Но тут часы пробили двенадцать, и все дружно начали петь "Новый год
настает".
Особенно выделялся в этом хоре уверенный, гулкий, глубокий бас босого утюга
- он потерял лучшего друга и любимую девушку, он пел со слезами,- но все
окружили бедного певца и водили вокруг него хоровод - все зайчики, снежинки
и снегурочки, деды-морозы и медведи, лисички и мышки (вся обувь, короче
говоря).
И надежда горела в его ничем не защищенной груди, и новые приключения ждали
его за горизонтом.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1056 сек.