Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Homo Zapiens

Скачать Homo Zapiens

   Подумав, Татарский заменил "Sony"  на  "Panasonic"  и  дописал:  "а
вместо книги - программа телепередач".  Потом  он  с  легким  чувством
стыда вернул ладони обратно на планшетку.  Та  сохраняла  оскорбленную
неподвижность. Татарский подождал с  минуту.  Ничего  не  происходило.
Все-таки  профессионал  в  нем  был  сильнее  романтика,  и   за   это
приходилось платить.
   В голову ему пришла новая идея. Он снова схватил карандаш и дописал
под первой надписью:

        Рекл. клип/фотоплакат для "Sony Black Trinitron".  Рукава
     кителя крупным планом. Пальцы ломают  "Герцеговину  Флор"  и
     шарят по столу. Голос:
        - Ви не видылы маю трубку, таварыщ Горький?
        - Я ее выбросил, товарищ Сталин.
        - А пачэму?
        -  Потому,  товарищ  Сталин,   что   у   вождя   мирового
     пролетариата может быть только трубка "Тринитрон-плюс"!
        (Возм. вариант:  "Мацусита"  -  мониторы  "ViewSonic".  )
     Подумать.

   Кладя руки обратно на планшетку, Татарский был  почти  уверен,  что
ничего больше не произойдет и дух не  простит  предательства.  Но  как
только  его  пальцы  легли  на  прохладную   деревянную   поверхность,
планшетка стронулась с места:

        У орануса нет ни ушей, ни носа, ни глаз, ни  ума.  И  он,
     конечно же, вовсе не является воплощением зла  или  исчадием
     ада,  как  утверждают  многие   представители   религиозного
     бизнеса. Сам по себе он ничего не желает, так как просто  не
     способен  желать  отвлеченного.  Это  бессмысленный   полип,
     лишенный эмоций или намерений, который глотает и выбрасывает
     пустоту. При этом каждая из его клеток потенциально способна
     осознать, что она  вовсе  не  клетка  орануса,  а  наоборот,
     оранус - всего лишь  один  из  ничтожных  объектов  ее  ума.
     Именно для блокирования этой возможности оранусу и требуется
     вытесняющий импульс.
        Раньше  у  орануса  была  только   вегетативная   нервная
     система; появление электронных СМИ означает, что в  процессе
     эволюции   он   выработал   центральную.   Главным   нервным
     окончанием орануса, достигающим каждого человека, в наши дни
     является телевизор. Мы уже  говорили  о  том,  как  сознание
     телезрителя замещается сознанием виртуального Homo  Zapiens.
     Теперь рассмотрим механизм воздействия трех вау-импульсов.
        Человек  в  нормальном  состоянии  теоретически  способен
     отслеживать   вау-импульсы   и    противостоять    им.    Но
     бессознательно слитый с телепередачей Homo Zapiens - это уже
     не личность,  а  просто  состояние.  Субъект  номер  два  не
     способен на анализ происходящего, точно также, как на это не
     способна  магнитофонная  запись   петушиного   крика.   Даже
     возникающая  иллюзия  критической  оценки  происходящего  на
     экране   является   частью   индуцированного    психического
     процесса.
        Через каждые несколько минут в телепередаче - то  есть  в
     сознании субъекта номер два - происходит демонстрация  блока
     рекламных клипов,  каждый  из  которых  является  сложной  и
     продуманной комбинацией  анальных,  оральных  и  вытесняющих
     вау-импульсов, резонирующих с различными культурными  слоями
     психики.
        Если провести грубую аналогию с  физическими  процессами,
     получится,  что  пациента   сначала   усыпляют   (вытеснение
     субъекта номер один субъектом номер два), а  потом  проводят
     ускоренный сеанс гипноза, закрепляя память о всех его этапах
     условно-рефлекторной связью.
        В какой-то момент субъект номер два выключает телевизор и
     снова становится  субъектом  номер  один,  то  есть  обычным
     человеком. После этого он уже не получает трех вау-импульсов
     прямо.  Но   возникает   эффект,   похожий   на   остаточную
     намагниченность. Ум начинает вырабатывать те же  воздействия
     сам. Они возникают спонтанно  и  подобны  фону,  на  котором
     появляются все остальные мысли. Если субъекта  состоянии  ХЗ
     подвержен действию трех вау-импульсов, то при возвращении  в
     нормальное   состояние   он   подвергается   действию   трех
     вау-факторов, которые автоматически генерируются его умом.
        Постоянное и регулярное попадание человека в состояние ХЗ
     и облучение вытесняющим вау-импульсом приводит к тому, что в
     сознании возникает своеобразный  фильтр,  который  позволяет
     поглощать   только   ту   информацию,    которая    насыщена
     орально-анальным  вау-содержанием.  Поэтому  у  человека  не
     возникает  даже  возможности  задаться  вопросом   о   своей
     настоящей природе. Но что такое его настоящая природа?
        В силу ряда обстоятельств, на которых  у  нас  нет  места
     останавливаться, каждый может ответить на этот вопрос только
     сам. Каким бы жалким ни было  состояние  обычного  человека,
     возможность найти ответ у него все-таки есть.  Что  касается
     субъекта номер  два,  то  этой  возможности  для  него  нет,
     поскольку нет его самого. Тем не менее (а  возможно,  именно
     поэтому)  медиа-система  орануса,   которая   рассылает   по
     информационному пространству три вау-импульса, ставит  перед
     ХЗ вопрос о самоидентификации.
        И здесь начинается  самое  интересное  и  парадоксальное.
     Поскольку никакой внутренней природы у  субъекта  номер  два
     нет, единственная возможность ответа для него  -  определить
     себя   через   комбинацию   показываемых    по    телевизору
     материальных предметов, которые заведомо не являются ни  им,
     ни  его  составной  частью.  Это  напоминает   апофатическое
     богословие, где Бог определяется через то, что не  есть  он,
     только здесь мы имеем дело с апофатической антропологией.
        Для субъекта номер два ответ  на  вопрос  "Что  есть  я?"
     может звучать только так: "Я - тот, кто  ездит  на  такой-то
     машине, живет  в  таком-то  доме,  носит  такую-то  одежду".
     Самоидентификация возможна только через  составление  списка
     потребляемых продуктов, а трансформация - только  через  его
     изменение.  Поэтому   большинство   рекламируемых   объектов
     связываются с определенным типом личности, чертой характера,
     наклонностью или свойством. В  результате  возникает  вполне
     убедительная комбинация этих свойств, наклонностей  и  черт,
     которая способна производить впечатление реальной  личности.
     Число  возможных  комбинаций  практически   не   ограничено,
     возможность выбора - тоже. Реклама формулирует это  так:  "Я
     спокойный и уверенный в  себе  человек,  поэтому  я  покупаю
     красные тапочки". Субъект второго рода, желающий добавить  в
     свою коллекцию свойств спокойствие  и  уверенность  в  себе,
     достигает этого,  запоминая,  что  надо  приобрести  красные
     тапочки,  что  и  осуществляется  под  действием   анального
     вау-фактора.   В   классическом   случае    орально-анальная
     стимуляция  закольцовывается,  как  в  известном  примере  с
     кусающей себя за хвост змеей: миллион долларов нужен,  чтобы
     купить дом в дорогом  районе,  дом  нужен,  чтобы  было  где
     ходить в красных тапочках, а красные  тапочки  нужны,  чтобы
     обрести  спокойствие  и  уверенность  в  себе,   позволяющие
     заработать миллион долларов, чтобы купить дом,  по  которому
     можно будет ходить в  красных  тапочках,  обретая  при  этом
     спокойствие и уверенность.
        Когда  орально-анальная  стимуляция   замыкается,   можно
     считать, что  цель  рекламной  магии  достигнута:  возникает
     иллюзорная структура, у которой нет центра, хотя все предмет
     и свойства соотносятся через фикцию этого центра, называемую
     identity [идентичность, тождество (англ.)]. Identity  -  это
     субъект второго рода на  такой  стадии  развития,  когда  он
     способен   существовать   самостоятельно,   без   постоянной
     активации тремя вау-импульсами, а только под действием  трех
     остаточных  вау-факторов,  самостоятельно  генерируемых  его
     умом.
        Identity  -  это  фальшивое  эго,  и  этим  все  сказано.
     Буржуазная  мысль,  анализирующая   положение   современного
     человека, считает, что прорваться  через  identity  назад  к
     своему эго - огромный духовный подвиг. Возможно, так  оно  и
     есть, потому что эго не существует относительно, а  identity
     -  абсолютно.  Беда  только  в  том,  что  это   невозможно,
     поскольку прорываться неоткуда, некуда и некому. Несмотря на
     это, мы можем допустить, что  лозунги  "Назад  к  эго!"  или
     "Вперед к эго!" приобретают в этой ситуации если  не  смысл,
     то эстетическую оправданность.
        Наложение трех вау-импульсов на  более  тонкие  процессы,
     происходящие   в   человеческой   психике,    рождает    все
     посредственное  многообразие  современной  культуры.  Особую
     роль здесь играет вытесняющий импульс.  Он  подобен  грохоту
     отбойного молотка, который глушит  все  звуки.  Все  внешние
     раздражители,   кроме   вау-орального    и    вау-анального,
     отфильтровываются, и человек теряет интерес ко всему, в  чем
     отсутствует оральная  или  анальная  составляющая.  В  нашей
     небольшой работе мы  не  рассматриваем  сексуальную  сторону
     рекламы,  но  заметим,  что  секс   все   чаще   оказывается
     привлекательным только потому, что  символизирует  жизненную
     энергию, которая может быть трансформирована в деньги - а не
     наоборот.   Это   может    подтвердить    любой    грамотный
     психоаналитик.  В   конечном   счете   современный   человек
     испытывает глубокое недоверие практически ко всему,  что  не
     связано с поглощением или испусканием денег.
        Внешне это проявляется в том, что  жизнь  становится  все
     скучнее и скучнее, я  люди  -  все  расчетливее  и  суше.  В
     буржуазной  науке  принято  объяснять  новый  код  поведения
     попыткой сохранить и законсервировать эмоциональную энергию,
     что связано  с  требованиями   корпоративной   экономики   и
     современного  образа  жизни.  На   самом   деле   эмоций   в
     человеческой  жизни  не  становится  меньше.  Но  постоянное
     воздействие вытесняющего вау-фактора приводит  к  тому,  что
     вся эмоциональная энергия человека перекачивается в  область
     психических процессов, связанных  с  оральной  или  анальной
     вау-тематикой. Многие  буржуазные  специалисты  инстинктивно
     чувствуют роль средств массовой  информации  в  происходящем
     парадигматическом   сдвиге,   но,   как   говорил    товарищ
     Альенде-младший, "ищут  черную  кошку,  которой  никогда  не
     было, в темной комнате, которой никогда не будет". Если  они
     даже и  называют  телевидение  протезом  для  сморщившегося,
     усохшего  "я"  или  говорят,  что  медиа  раздувают  ставшую
     нереальной  личность,  они  все  равно  упускают   из   виду
     главное.
        Стать нереальной  может  только  личность,  которая  была
     реальной. Чтобы сморщиться и усохнуть, это "я"  должно  было
     существовать. Выше, а также в наших предыдущих работах  (см.
     "Русский  вопрос  и  Седера  Луминоса")  мы   показали   всю
     ошибочность такого подхода.
        Под  действием  вытесняющего   вау-фактора   культура   и
     искусство  темного  века  редуцируются  к   орально-анальной
     тематике. Основная черта этого искусства может быть  коротко
     определена как ротожопие.
        Черная сумка, набитая пачками  стодолларовых  купюр,  уже
     стала важнейшим культурным символом и центральным  элементом
     большинства фильмов и книг, а траектория ее движения  сквозь
     жизнь - главным сюжетообразующим  мотивом.  Точнее  сказать,
     именно присутствие в  произведении  искусства  этой  большой
     черной сумки генерирует эмоциональный  интерес  аудитории  к
     происходящему  на  экране  или  в  тексте.  Отметим,  что  в
     некоторых случаях сумка с деньгами не присутствует прямо;  в
     этом случае ее функцию выполняет либо участие так называемых
     "звезд", про которых доподлинно известно, что она есть у них
     дома, либо навязчивая информация  о  бюджете  фильма  и  его
     кассовых  сборах.  А  в  будущем  ни   одного   произведения
     искусства не будет создаваться  просто  так;  не  за  горами
     появление книг и фильмов, главным содержанием которых  будет
     скрытое воспевание "Кока-колы" и нападки на  "Пепси-колу"  -
     или наоборот.
        Под действием сетки орально-анальных импульсов в человеке
     вызревает внутренний аудитор (характерный для рыночной эпохи
     вариант "внутреннего  парткома").  Он  постоянно  производит
     оценку  реальности,  сведенную   к   оценке   имущества,   и
     осуществляет   карательную   функцию,   заставляя   сознание
     невыразимо страдать от  когнитивного  диссонанса.  Оральному
     вау-импульсу    соответствует    выбрасываемый    внутренним
     аудитором  флажок  "loser"  [неудачник  (англ.)].  Анальному
     вау-импульсу  соответствует  флажок   "winner"   [победитель
     (англ.)]. Вытесняющему вау-импульсу соответствует состояние,
     когда  внутренний  аудитор  одновременно  вывешивает  флажки
     "winner" и "loser".
        Можно назвать несколько устойчивых типов identity. Это:
        а)  оральный  вау-тип  (преобладающий   паттерн,   вокруг
     которого организуется эмоциональная и психическая  жизнь,  -
     озабоченное стремление к деньгам).
        б)   анальный   вау-тип    (преобладающий    паттерн    -
     сладострастное   испускание   денег   или    манипулирование
     замещающими  их   объектами,   называемое   также   анальным
     вау-эксгибиционизмом).
        в) вытесненный вау-тип (в возможной  комбинации  с  любым
     вариантом из первых двух) - когда  достигается  практическая
     глухота ко всем раздражителям, кроме орально-анальных.
        Относительность этой классификации проявляется в том, что
     одна и та же identity может быть анальной для тех, кто стоит
     ниже в вау-иерархи и, и оральной - для  тех,  кто  находится
     выше (разумеется, никакой "identity в себе" не существует  -
     речь идет  о  чистом  эпифеномене).  Линейная  вау-иерархия,
     которую образует множество  identity,  выстроенных  подобным
     образом, называется корпоративной струной. Это  своего  рода
     социальный вечный двигатель; его секрет  в  том,  что  любая
     identity должна постоянно сверять  себя  с  другой,  которая
     находится ступенькой выше. В фольклоре этот великий  принцип
     отражен в поговорке  "То  keep  up  with  the  Johnes"  ["Не
     отставать от Джонсов" (англ.)].
        Организованные  по  принципу  корпоративной  струны  люди
     напоминают нанизанных на веревку рыб. Но в нашем случае  эти
     рыбы еще  живы.  Мало  того  -  под  действием  орального  и
     анального вау-факторов они как бы  ползут  по  корпоративной
     струне в направлении, которое кажется им верхом. Делать  это
     их заставляет инстинкт или, если угодно, стремление к смыслу
     жизни. А смысл жизни с точки зрения экономической метафизики
     - трансформация оральной identity в анальную.
        Ситуация не ограничивается тем, что  субъект,  пораженный
     действием    трех    остаточных    вау-факторов,    вынужден
     воспринимать самого себя как identity. Вступая в  контакт  с
     другим человеком, он точно также видит на его месте identity
     Абсолютно  все,  что  может  характеризовать  человека,  уже
     соотнесено  культурой  темного   века   с   орально-анальной
     системой  координат  и  помещено   в   контекст   безмерного
     ротожопия.
        Вытесненный вау-человек анализирует любого встречного как
     насыщенный  коммерческой  информацией  клип.   Внешний   вид
     другого  человека,   его   речь   и   поведение   немедленно
     интерпретируются как  набор  вау-символов.  Возникает  очень
     быстрый    неконтролируемый    процесс,     состоящий     из
     последовательности   анальных,   оральных   и    вытесняющих
     импульсов,  вспыхивающих  и   затухающих   в   сознании,   в
     результате чего определяются отношения людей друг с  другом.
     Homo homini lupus est, гласит  один  крылатый  латинизм.  Но
     человек человеку уже давно не волк. Человек человеку даже не
     имиджмейкер,  не  дилер,  не  киллер   и   не   эксклюзивный
     дистрибьютор, как предполагают  современные  социологи.  Все
     гораздо страшнее и  проще.  Человек  человеку  вау  -  и  не
     человеку, а такому же точно  вау.  Так  что  в  проекции  на
     современную  систему  культурных  координат  это   латинское
     изречение звучит так: Bay Bay Bay!
        Это относится не только к людям, но и  вообще  ко  всему,
     что попадает в поле нашего внимания. Оценивая то, на что  мы
     смотрим, мы испытываем  тяжелую  тоску,  если  не  встречаем
     знакомых стимуляторов. Происходит  своеобразная  бинаризация
     нашего восприятия - любой феномен раскладывается на линейную
     комбинацию анального и орального векторов. Любой имидж имеет
     четкое  денежное  выражение.  Если   даже   он   подчеркнуто
     некоммерческий,  то  сразу   возникает   вопрос,   насколько
     коммерчески ценен такой тип некоммерциализованности.  Отсюда
     и знакомое любому чувство, что все упирается в деньги.
        И действительно, все упирается  в  деньги  -  потому  что
     деньги давно уперлись сами в себя,  а  остальное  запрещено.
     Орально-анальные    всплески     становятся     единственной
     разрешенной психической реакцией. Вся остальная деятельность
     ума оказывается заблокированной.
        Субъект второго рода абсолютно механистичен,  потому  что
     является   эхом   электромагнитных   процессов   в    трубке
     телевизора. Единственная свобода, которой он обладает, - это
     свобода  сказать  "Bay!"  при  покупке  очередного   товара,
     которым, как правило, бывает новый телевизор. Именно поэтому
     управляющие импульсы орануса  называются  вау-импульсами,  а
     бессознательная    идеология     идентиализма     называется
     вауеризмом.   Что   касается   соответствующего    вауеризму
     политического режима, то он  иногда  называется  телекратией
     или медиакратией,  так  как  объектом  выборов  (и  даже  их
     субъектом,  как  было  показано  выше)  при   нем   является
     телепередача.  Следует  помнить,  что  слово   "демократия",
     которое часто употребляется в современных средствах массовой
     информации, - это совсем не то слово  "демократия",  которое
     было распространено в XIX  и  в  начале  XX  века.  Это  так
     называемые   омонимы;   старое   слово   "демократия"   было
     образовано от греческого "демос", а  новое  -  от  выражения
     "demo-version".
        Итак, подведем итоги.
        Идентиализм - это дуализм на той стадии  развития,  когда
     крупнейшие  корпорации  заканчивают  передел   человеческого
     сознания,  которое,  находясь  под   непрерывным   действием
     орального, анального и вытесняющего вау-импульсов,  начинает
     самостоятельно генерировать три вау-фактора, вследствие чего
     происходит устойчивое и  постоянное  вытеснение  личности  и
     появление на ее месте так называемой identity. Идентиализм -
     это дуализм, обладающий троякой  особенностью.  Это  дуализм
     а) умерший; б) сгнивший; в) оцифрованный.
        Можно дать множество разных определений identity, но  это
     совершенно бессмысленно, поскольку реально ее все  равно  не
     существует.  И  если  на  предыдущих  стадиях   человеческой
     истории можно было говорить об угнетении человека  человеком
     и человека абстрактным понятием,  то  в  эпоху  идентиализма
     говорить об угнетении уже невозможно. На стадии идентиализма
     из поля зрения полностью исчезает тот, за чью свободу  можно
     было бы бороться.
        Поэтому  конец  света,  о  котором  так  долго   говорили
     христиане и к которому неизбежно ведет вауеризация сознания,
     будет абсолютно безопасен во всех  смыслах  -  ибо  исчезает
     тот, кому опасность могла бы  угрожать.  Конец  света  будет
     просто телепередачей. И это, соратники, наполняет  нас  всех
     невыразимым блаженством.

                                                       Че Гевара,
                                     гора Шумеру, вечность, лето.

   - Тоже шумер. Все мы шумеры, - тихо прошептал  Татарский  и  поднял
глаза.
   За шторой окна дрожал серый свет нового  дня.  Слева  от  планшетки
лежала стопка  исписанной  бумаги,  и  страшно  болели  усталые  мышцы
предплечий. Единственное, что он помнил из записанного, было выражение
"буржуазная мысль". Встав из-за стола,  он  подошел  к  кровати  и  не
раздеваясь повалился на нее.
   "А что такое буржуазная мысль? - подумал  он.  -  Черт  его  знает.
Наверно, о деньгах. О чем же еще".





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0381 сек.