Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Исаак Фридберг Бег по пересеченному времени

Скачать Исаак Фридберг Бег по пересеченному времени

Эпизодические роли

Рука запутывается, переключая передачу. Скрежещут шестеренки. Резко
врубается скорость, нога давит педаль газа, машина срывается с места и
мчится вперед с ревом и грохотом. Грохочут амортизаторы и колесные диски,
ударяя по выступающим из земли корням деревьев. Лис дергается, но не
успевает ничего сообразить. Резкое торможение, машина клюет носом, Лис
ударяется головой о лобовое стекло и отключается.
Монтировку Гера всегда возил в салоне - она опускается на голову Лиса,
безжизненное тело Гера тащит в лес, бросает на землю. Земля в лесу гнилая,
сырая, колеса буксуют, комья холодной грязи летят из-под "Жигулей" - падают
на лицо Лиса, приводят его в сознание, он открывает глаза. Видит багажник
отъезжающей машины с черными буквами номера на белом поле...
Обычно Лис прикидывается пьяным. Выходит на дорогу, поднимает руку и, едва
не падая под колеса, делает вид, что ищет "левака". Машины останавливаются
часто, жить стало трудно, многие "левачат" вечерами - те, кто сумел завести
"колеса" в прежние времена и удержал их "на ходу". Машины подъезжают одна за
другой. Лис опытным глазом оценивает и "тачку", и водителя, выбирает жертву.
Лицо у него злое, жесткое, но очень мелкое, отчего не бросается в глаза и
никогда не внушает подозрений. Лицо и породило кличку, на которую он
отзывается для тех, кто имеет право так его называть: "Лис". Гера угадал...
Обиталище свое они ласково называют "логовом". Когда-то "логово" и впрямь
было однокомнатной квартирой - те времена давно прошли. Половина паркетной
доски отсутствует, обнажены панельные перекрытия; обои содра- ны - кое-где
на сером бетоне остались клочки; внутренних дверей нет - даже в туалете;
мебель привычная: пустые картонные коробки. Дверной наличник утыкан
гвоздями, на гвоздях висит одежда, угол комнаты занимают два сдвинутых
матраса.
Спят они вчетвером: Лис, Корж - мужчина лет сорока, жилистый, костистый, с
лицом, кожа которого выдублена ветрами зимних лесоповалов, - и две девчонки,
Зия с Верой. Все - в чем мать родила, слегка прикрытые байковым солдатским
одеялом. Верка храпит, обняв Коржа. Смятые груди прилипли к татуированному
плечу, пухлые девичьи бедра расплющились на матрасе. Лицо у нее молодое,
свежее.
Лис просыпается, шарит рукой по полу. Бутылки - пусты. Он понимает: сегодня
придется зарабатывать деньги. Идет на кухню, высыпает в чайник две пачки
чаю, ждет, содержимое чайника должно хорошо прокипеть. Лис терпелив.
Одевается, вынимает из обувной коробки пистолет Макарова, покидает дом,
автобусом добирается до метро. Через полчаса оказывается на Тверской,
походкой вдребезги пьяного человека движется вдоль дороги, останавливается,
поднимает руку...
Шести лет от роду Лис попал в детский дом. Явление его произвело сенсацию:
Лис не умел говорить и не ходил. Детство его прошло в дровяном сарае, где он
жил с веревкой на шее, по-собачьи привязанный к опорному бревну. Мать бывала
в сарае не чаще одного раза в неделю, бросала на земляной пол миску с
холодной кашей и исчезала. Был у него и отец, благодаря отцу Лис вышел из
сарая на свет Божий: неожиданный удар сапогом в живот едва не отправил
мальчишку на тот свет. Крик ребенка услышали соседи, вызвали милицию и
"скорую помощь", в память об отце остался у Лиса длинный корявый шрам
поперек живота. Из больницы определили его в детский дом, родителей лишили
прав воспитания, и больше он их не видел. О причинах родительской жестокости
можно только догадываться. Легко сослаться на беспробудное пьянство, но пили
многие - случай же с Лисом был довольно редкий, его даже сняли для какого-то
документального фильма. Очень трогательный получился эпизод: директор
детского дома - добрая, славная жен- щина - учит Лиса пользоваться столовыми
приборами. Он старательно выполняет все ее указания и никак не может попасть
ложкой в рот, проливает на скатерть давно остывший суп... Скатерть,
праздничную, белую, положили на стол специально для киносъемки.
В детском доме Лис не удержался: требовал особого внимания, на которое
детский дом не рассчитан. Лиса передали в интернат для умственно отсталых,
откуда без посторонней помощи редко возвращаются в обычную жизнь. Ждать
такой помощи Лису было неоткуда. Говорить он со временем выучился, но делать
этого не любил, молчал, был угрюм и колюч. К одиннадцати годам осознал себя
нормальным человеком, принужденным жить в сумасшедшем доме, надо было как-то
защищать себя. Убежал из интерната, скитался по чердакам и подвалам,
голодал. Красть еду не позволяло самолюбие. Как-то ночью вскрыл легковую
машину, выдрал "с мясом" автомагнитолу, продал ее поутру, почувствовал себя
обеспеченным и независимым человеком. На третьей машине попался, "загремел"
в колонию. Там встретил понимание и сочувствие, нашел свой дом. Из детской
колонии - прямиком в колонию строгого режима после того, как ударил заточкой
конвоира - перворазрядника по боксу. Тот гордился своими кулаками и не
стеснялся при выборе слов. Колония строгого режима на воровском жаргоне
называлась "академией". Она и была академией для таких, как Лис. Там он
встретил Коржа...
Неподалеку от "логова" располагался трущобный квартал самодельных
металлических гаражей. Сюда Лис пригонял "трофеи", здесь же получал за них
деньги. В течение нескольких часов угнанная машина разнималась на запчасти,
тут же, в гаражах, они и распродавались... Район пролетарский, бедный,
машины у многих старые, дышащие на ладан, запчасти брали охотно, не
спрашивали родословной - дешево...





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0672 сек.