Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Исаак Фридберг Бег по пересеченному времени

Скачать Исаак Фридберг Бег по пересеченному времени

Выбор натуры

Жила в дальнем уголке его памяти шестилетняя девочка Маша - и вдруг
объявилась маленькой женщиной, изнывающей от любви. Гера пробовал
объясниться - она его не слышала, обожгла наивной детской страстью,
потребовала взаимности, измучив Геру своей беззащитностью. Осторожные слова
не помогали, Гера попробовал оттолкнуть ее грубостью - не подействовало.
Что-то, видимо, не сложилось в Машиной судьбе, Гера нужен был ей во
спасение, она и цеплялась за него с отчаянием утопающего. Шесть месяцев
длилась эта мука; быть может, Гера был недостаточно решителен? Да. Но...
Детские судьбы кино чаще всего калечит. Испытания славой психика ребенка не
выдерживает. Да и школа редко бывает терпима к тем, кто сумел выделиться.
Дети в кино почти всегда талантливы: искренне увлечены игрой. Как объяснить
повзрослевшему человеку, что талант ребенка и талант актера - не одно и то
же? И совпадения - крайне редки?
Гера это знал, отбирая Машеньку на роль. Конечно же, предупредил родителей.
Но предупреждения такого рода - бессмысленны, и это он тоже хорошо знал...
Увидел взрослую Машеньку, понял все с первого взгляда, растерялся.
После очередного единоборства с Машей на Тверскую выехал взвинченный. Надо
было успокоиться, прийти в себя - автомобильный промысел не терпит лишнего
возбуждения, поток машин агрессивен и безжалостен. Был и другой повод для
беспокойства. Всякий раз, когда Гера садился за руль, на мысленном экране
возникала бетонная опора путепровода. Гера видел ее отчетливо и реально -
стоящую на пересечении кольцевой автодороги с Волгоградским проспектом. Этот
серый бетонный нож надвигался на него с бешеной скоростью, рассекал надвое
машину... Усилием воли Гере удавалось превратить навязчивую галлюцинацию в
обрывок исцарапанной пленки, для этого он мысленно перемещался в знакомую
монтажную комнату Студии, по его команде Наташа, постоянный и любимый
монтажер, вырезала пугающий кадр с бетонной опорой из фильма, швыряла
ненужную пленку в корзину для обрезков - но с каждым разом делать это
становилось все труднее и труднее.
Следовало передохнуть - но в сложившихся обстоятельствах Гера не мог себе
позволить расслабиться. Через два часа на дороге менялся "режим", деловой
клиент исчезал, возникала пустая безденежная пауза до вечера, когда снова
появлялись пассажиры, но совсем другие. "Другие" нанимали машину для поездок
в спальные районы Москвы, оттуда приходилось возвращаться налегке, теряя
время и переводя бензин. Обратный поток пассажиров из спальных районов
возникал только поздним вечером, когда начинался ночной кутеж; ночных
пассажиров Гера остерегался, никогда не сажал в автомобиль подвыпившие
мужские компании - газеты пестрели криминальной хроникой.
Тверская радовала глаз островками истинной Европы. Островков было много -
витрины с непривычным живописным "макияжем"; новые гостиницы, выстроенные
привозными руками из привозных же стройматериалов; коммерческие банки и
рестораны, сверкающие иноземным глянцем, магазины, казино. Дома, люди - все
изменилось за последние три года; праздничный фейерверк, достаточно редкий в
прежние годы, теперь словно выплеснулся в будни. Новые владельцы зданий не
жалели денег и электричества, рекламные щиты светились небесной чистотой
красок, мчались автомобили, знакомые прежде только по зарубежным фильмам.
Девушка в легком вечернем платье шагнула на дорогу и призывно махнула рукой.
Три иномарки скрипнули тормозами, предлагая всевозможные услуги, Гера
осторожно пристроился им в хвост - и не ошибся, девушка направилась прямиком
к нему.
- Козлы!
- Кто?
- Все! Я где-то видела ваше лицо.
- Говорят, похож на артиста Абдулова.
- А! Он тоже козел!
- Вы с ним знакомы?
- Это он со мной знаком!
Отвез ее к парикмахерской "Ив Роша", длинная тонкая сигарета с золотым
обрезом осталась в пепельнице - никогда прежде Гера таких сигарет не видел.
Разглядывание сигареты длилось мгновение, это мгновение принесло в машину
пьяного шута, который, не спросив разрешения, брякнулся на сиденье и сразу
уснул. Из машины еще не выветрился запах французских духов - грязные джинсы
и немытые волосы нового клиента, облагороженные чужим запахом, производили
странное впечатление. Лицо мелкое, лисье. Гера мысленно так и назвал его -
"Лис".
- Куда?
- В Марьино.
- Дорого стоит.
- Сговоримся.
От нового клиента хотелось избавиться, Гера назвал неприлично завышенную
сумму. Но пассажир сонным голосом ответил: "Поехали". Примерно через час
лобовое стекло "Жигулей" заполнил марьинский унылый пейзаж.
- Прямо.
- В лес не поеду.
- Прямо.
До этой секунды Лис тихо дремал, откинувшись хмельной головой на спинку
сиденья. Тут вдруг открыл неожиданно трезвые глаза, вынул из кармана пиджака
пистолет Макарова.
- Послушайте... У меня нет денег. Вы же видите, на чем езжу...
- Прямо!
- Хотите отобрать машину?.. Она меня кормит... Я режиссер, известный
режиссер; может быть, вы даже видели мои фильмы... Пять лет без работы,
слышали, наверно... Кино умирает...
- Ты сдохнешь раньше, чем твое кино. Считаю до трех.
Глаза неподвижные, водянистые, с такими глазами не шутят. Длинный желтый
палец подрагивает на спусковом крючке.
Машина въехала в лес, остановилась на проселочной дороге.
- Направо, - скомандовал Лис.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0918 сек.