Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дафна Дюморье. Птицы

Скачать Дафна Дюморье. Птицы

  Он выжидал, стоя у плиты. Пламя постепенно  затухало.  Но  из  дымохода
больше  ничего  вниз  не падало. Он пошу-ровал в нем кочергой, насколько мог
достать, и ничего не обнаружил. Дымоход был пуст. Он вытер пот со лба.
     -- Ну-ка, Джил, -- велел  он  дочке,  --  собери  мне  щепочек.  Сейчас
затопим как полагается.
     Но девочка не трогалась с места. Широко раскрытыми глазами она смотрела
на груду обугленных птиц.
     -- Не  обращай  внимания, -- сказал он. -- Я их вынесу вон, когда плита
разгорится как следуег.
     Опасность миновала. Больше ничего такого не случится, если поддерживать
огонь в плите круглые сутки.
     "Надо будет утром на ферме прихватить топлива, -- подумал он.  --  Наше
на  исходе.  Как-нибудь  исхитрюсь.  Хорошо  бы  обернуться за время отлива.
Вообще надо все стараться делать во время отлива.  Просто  приноровиться,  и
все".
     Они  выпили  чай и какао, заедая их хлебом, намазанным говяжьей пастой.
Нат заметил -- хлеба осталось всего полбуханки. Ну, не беда.
     -- Чего вы стучите? -- маленький Джонни погрозил  ложкой  окну.  --  У,
противные птицы! Не смейте стучать!
     -- Верно,  сынок,  --  улыбнулся Нат. -- На что они нам, эти негодяйки?
Надоели!
     Теперь, когда очередная птица-смертник разбивалась за окном, в доме все
ликовали.
     -- Еще одна, пап! -- кричала Джил. -- Еще одной конец!
     -- Так ей и надо, -- говорил Нат, -- одной бандиткой меньше.
     Вот так -- и только так! Если б сохранить  эту  бодрость,  этот  нужный
настрой,  продержаться до семи часов, когда начнут передавать новости, можно
будет считать, что все идет неплохо.
     -- Дай-ка мне закурить, -- сказал он жене.  --  Не  так  будет  паленым
пахнуть.
     -- В  пачке  всего  две штуки, -- ответила жена. -- Я собиралась купить
тебе сигарет в кооперативе.
     -- Ну, дай одну. Вторую оставим на черный день.
     Укладывать детей снова не имело смысла. Они бы все равно не уснули  под
этот стук и скрежет. Все сидели на матрасах, сдвинув в сторону одеяла; одной
рукой Нат обнимал жену, другой дочку. Джонни мать взяла на колени.
     -- Надо  отдать  должное  этим тварям, -- сказал Нат, -- упорство у них
есть. Другой на их месте давно бы устал и бросил, а эти и не думают!
     Но  долго  хвалить   птиц   не   пришлось.   Среди   постукиваний,   не
прекращающихся  ни  на минуту, его слух уловил новую резкую ноту -- будто на
помощь собратьям явился  чей-то  куда  более  грозный  клюв.  Нат  попытался
вспомнить,  каких  он  знает птиц, представить себе, кто бы это мог быть. Не
дятел -- у дятла стук более легкий и дробный. Это  птица  посерьезнее.  Если
она  будет  долбить  своим  клювом  достаточно  долго,  дерево не выдержит и
треснет, как треснуло стекло. И тут он вспомнил: ястребы!  Может,  на  смену
чайкам  прилетели  ястребы? Или сарычи? И теперь сидят на карнизах и орудуют
клювом и когтями? Ястребы, сарычи, кобчики, соколы -- он совсем  упустил  из
виду  хищных  птиц.  Забыл,  какие  они сильные и кровожадные. До отлива еще
целых три часа! Надо ждать -- и все время слышать хруст дерева под мощными и
беспощадными когтями!
     Нат оглядел кухню в поисках мебели, которую можно было  бы  пустить  на
доски,  чтобы  дополнительно  укрепить  дверь.  За окна он был спокоен -- их
загораживал буфет. Его смущала дверь. Он пошел наверх, но на площадке  перед
спальнями   остановился  и  прислушался.  Ему  показалось,  что  из  детской
доносится постукивание птичьих лап. Значит, они уже там... Он приложил ухо к
двери. Так и есть. Он слышал  шелест  крыльев  и  легкий  топоток  --  птицы
обшаривали  пол.  В  другой  спальне  их  пока  не было. Он зашел туда, стал
вытаскивать мебель и громоздить ее в кучу на лестничной площадке, на случай,
если дверь в детской не выдержит. Это была чистая  страховка,  может,  и  не
пригодится.   К  сожалению,  забаррикадировать  дверь  было  нельзя  --  она
открывалась  вовнутрь.  Он  мог  только   устроить   вот   такое   мебельное
заграждение.
     -- Нат, спускайся вниз! Что ты там делаешь? -- крикнула из кухни жена.
     -- Сейчас иду! Навожу порядок, -- прокричал он в ответ.
     Он  не  хотел,  чтобы  она  поднималась,  не  хотел, чтобы слышала стук
птичьих когтей в детской, удары крыльев о дверь.
     В половине шестого он  предложил  позавтракать  --  поджарить  хлеба  с
ветчиной, хотя бы для того, чтобы не видеть в глазах жены выражение растущей
паники  и  успокоить  начавших  капризничать  детей.  Жена еще не знала, что
наверху птицы. Спальня, к счастью, была не над кухней. Иначе было бы  нельзя
не услышать, как они там шумят, шуршат, долбят клювами пол. Не услышать, как
падают   с   дурацким   бессмысленным  стуком  птицы-самоубийцы,  доблестные
смертники, которые пулей влетали в комнату и расшибали  голову  о  стены.  И
все,  наверно,  серебристые  чайки.  Он  хорошо  знал их повадки. Безмозглые
существа! Черного-ловки -- эти знают, что делают. Как и сарычи, и ястребы...
     Он поймал себя на том,  что  смотрит  на  часы,  следит  за  стрелками,
которые  так медленно ползли по циферблату. Если его теория неверна и птичья
атака не прекратится со спадом воды, их  шансы  равны  нулю.  Не  могут  они
продержаться  целый день без воздуха, без передышки, без запаса топлива, без
чего там еще... Его мозг лихорадочно работал.  Столько  всего  нужно,  чтобы
выдержать  долгую  осаду!  Они  к  ней  не подготовились как следует. Им еще
требуется время. И в городах, наверно, все же безопасней. Надо  попробовать,
когда  он  будет  на  ферме, связаться по телефону с двоюродным братом -- он
живет не так уж далеко. Доехать поездом... А может, удастся  взять  напрокат
машину. Да, так быстрее -- взять машину в промежуток между приливами...
     Ему  вдруг  отчаянно  захотелось  спать,  но голос жены, которая громко
звала его по имени, вывел его из забытья.
     -- Что такое? Что еще? -- спросил он, встрепенувшись.
     -- Радио. Я смотрю на часы. Уже почти семь.  --  Не  трогай  ручку,  --
сказал  он, впервые с раздражением. -- Настроено на Лондон. Как стоит, так и
надо.
     Они подождали еще. Кухонные часы пробили семь. Радио  молчало.  Никаких
сигналов  времени,  никакой  музыки.  Они  ждали до четверти восьмого, потом
переключились на развлекательную программу. Результат тот же. Радио молчало.
     -- Они, наверно, объявили перерыв не до семи, а до восьми,  --  заметил
Нат. -- Мы могли ослышаться.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0975 сек.