Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дафна Дюморье. Птицы

Скачать Дафна Дюморье. Птицы

      Джима  вся  эта история интересовала ничуть не больше, чем миссис Триг.
Как воздушные налеты во время  войны,  подумал  Нат.  Здесь,  в  этой  части
Англии,  никто  и  не  подозревал,  сколько  пришлось  перевидать и испытать
жителям того же Плимута. Чтобы что-то тебя  затронуло  по-настоящему,  нужно
самому это пережить.
     Он  направился  к дому -- прошел вдоль аллеи, перебрался через перелаз.
На кухне он застал жену и Джонни.
     -- Ну что, видел кого-нибудь? -- спросила жена.
     -- Говорил с миссис Триг и с Джимом. Мне кажется, они мне не  поверили.
Но у них все в порядке.
     -- Ты  бы  унес  этих  птиц,  --  сказала  жена.  --  Я  хотела постели
застелить, но я туда войти не могу. Страшно.
     -- Теперь-то бояться нечего. Они мертвые.
     Нат поднялся наверх с мешком и покидал в  него,  один  за  другим,  все
птичьи  трупики.  Их  было  ровно  пятьдесят. Самые обычные пташки, сплошная
мелочь, даже ни одного дрозда. Только страх мог вызвать такую агрессивность.
Синички, крапивники -- неужели их крохотные клювы вонзались  ночью  с  такой
яростью  в  его  лицо  и  руки? Трудно поверить. Он отнес мешок в сад, и тут
встала новая проблема -- земля так затвердела от мороза, что копать ее  было
невозможно.  Землю  намертво сковало стужей, но снега при этом не было; да и
вообще за последние часы не произошло ничего особенного -- разве  что  задул
восточный  ветер. Все это было странно, неестественно. Предсказатели погоды,
должно быть, правы  --  похолодание  каким-то  образом  связано  с  Полярным
кругом.
     Ветер  пронизывал  его  до  костей,  пока  он стоял в нерешительности с
мешком в руках. Внизу, в заливе, бушевали волны -- были отчетливо  видны  их
пенистые гребни. Он решил отнести птиц на берег и там закопать.
     Когда  он  добрался  до  мыса, ветер задул так свирепо, что он едва мог
устоять на ногах. Ему было больно дышать, голые руки посинели. Он никогда не
испытывал такого холода, не помнил такой стужи -- даже в самые суровые зимы.
Был  отлив.  Хрустя  галькой,  он  прошел  туда,  где  песок  был  порыхлее,
повернулся  спиной  к  ветру  и  стал копать каблуками яму. Но как только он
опорожнил мешок, налетевший  вихрь  подхватил  мертвых  птиц,  поднял  их  в
воздух,  понес  вдоль  пляжа  и в считанные секунды разбросал и развеял, как
перышки. В этом зрелище было что-то отталкивающее. Ему  стало  не  по  себе.
"Когда начнется прилив, вода их унесет", -- решил он.
     Он  перевел  взгляд  на море, всматриваясь в белопенные зеленые буруны.
Они вздымались отвесной  стеной,  закручивались  и  снова  разбивались;  был
отлив,   и   грохот   волн,   ослабленный   расстоянием,  казался  не  таким
оглушительным, как во время прилива.
     И вдруг он увидел _их. _ Чайки! Они качались на  волнах  вдали  от
берега.
     То,  что он поначалу принял за буруны, были белые чайки. Сотни, тысячи,
десятки тысяч... Они поднимались и падали вместе с волнами, держа головы  по
ветру,  будто  мощная  боевая  флотилия, бросившая якорь в ожидании прилива.
Чайки заполняли все видимое пространство. Они двигались развернутым  строем,
бесконечными,  тесно  сомкнутыми  рядами,  колонна за колонной. Будь на море
штиль, они покрыли бы белым облаком весь залив,  голова  к  голове,  тело  к
телу.  И  только  восточный  ветер,  нагонявший  высокие  волны, по временам
скрывал их от глаз.
     Нат  повернулся,  пошел  прочь  от  берега  и  по  крутой  тропке  стал
подниматься  к  дому.  Надо  срочно  кому-то сообщить, кого-то предупредить.
Погода тому виной или восточный ветер, только  творится  что-то  непонятное.
Может,  пойти  к  телефонной  будке  у  автобусной  остановки  и позвонить в
полицию? Но что они могут сделать? Что вообще можно сделать? Ну, он  скажет,
что  в заливе собрались сотни, тысячи чаек, потому что их пригнал туда шторм
или голод. В полиции решат, что он пьяный  или  сумасшедший,  или,  что  еще
хуже,  выслушают  его  с  полнейшим  равнодушием:  "Спасибо. Нам об этом уже
доложили.  Действительно,   из-за   неблагоприятных   погодных   условий   в
окрестностях  скопилось большое количество птиц". Нат огляделся по сторонам.
Других птиц пока видно не было. Может, все они откуда-то из глубины  страны,
всех гонит холод?
     Жена встретила его у порога.
     -- Нат,  объявили  по  радио!  Только что передавали специальный выпуск
новостей. Я записала.
     -- Что объявили по радио?
     -- Насчет птиц. Они не только у нас, они повсюду. В  Лондоне,  по  всей
стране. На птиц что-то нашло.
     Они  вместе  прошли па кухню. Он прочел то, что жена записала на клочке
бумаги:
     "Сообщение Министерства внутренних дел от 11 часов утра. С  начала  дня
ежечасно  поступают  сведения  о  том,  что в городах, деревнях и отдаленных
районах  страны  огромными  стаями  собираются  птицы.  Они  создают  помехи
движению   транспорта,  причиняют  разрушения  и  даже  нападают  на  людей.
Предполагается, что арктические воздушные потоки, в зоне которых в настоящее
время находятся Британские острова, заставляют птиц массами перемещаться  на
юг;  сильный  голод,  по  всей  видимости,  вынуждает  их нападать на людей.
Предупреждаем владельцев домов: плотно  закройте  окна  и  двери,  проверьте
дымоходы  и  примите  необходимые  меры с том, чтобы обеспечить безопасность
детей. Ждите дальнейших сообщений".
     Ната вдруг охватило непонятное возбуждение. Он торжествующе взглянул на
жену.
     -- Ну вот, что я тебе говорил? Надеюсь, на ферме  тоже  слушают  радио.
Миссис  Триг  теперь  убедится, что я ничего не сочинил. Все так и есть. Они
повсюду. Недаром я с утра себе твержу, что тут что-то неладно. И  сейчас,  с
берега, я видел в море чаек -- там тысячи, десятки тысяч чаек, вплотную друг
к дружке, булавку между ними не просунуть, -- качаются себе на волнах, точно
чего-то ждут.
     -- Чего  ждут,  Нат?  -- спросила жена. Он пристально посмотрел на нее,
потом снова на клочок бумаги.
     -- Не знаю, -- выговорил он  наконец.  --  Здесь  сказано  про  сильный
голод...
     Он подошел к ящику, где хранил молоток и инструменты.
     -- Что ты хочешь делать, Нат?
     -- Забить окна, перекрыть дымоходы, как велят.
     -- Ты думаешь, птицы смогут пробраться в дом, если окна просто закрыть?
Воробьи, малиновки и прочая мелочь? Каким образом?
     Он  не  ответил. Сейчас он думал не о воробьях и малиновках. Он думал о
чайках...
  




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1029 сек.