Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дафна Дюморье. Птицы

Скачать Дафна Дюморье. Птицы

    Он встал, прошел через заднее крыльцо в  огород  и  поглядел  на  море.
Солнце весь день не показывалось, и теперь, хотя было всего три часа, вокруг
сгустилась  мгла,  небо  было  тяжелое,  мрачное,  бесцветное,  как соль. Он
слышал, как волны злобно барабанят о скалы. Он пошел вниз по тропке к берегу
и на полдороге вдруг замер. Был прилив; вода уже стояла  высоко.  Прибрежные
скалы,  утром  еще  обнаженные,  теперь полностью скрылись под водой, но Нат
смотрел не на море. Он смотрел на чаек. Чайки все снялись  с  места.  Сотни,
тысячи их кружили над водой, напрягая крылья, борясь с ветром. Чайки затмили
небо -- потому и стемнело вокруг. Они летали молча, не издавая ни звука. Они
парили, кружили, взмывали вверх и снова падали, меряясь силами с ветром.
     Нат повернулся и бегом бросился к дому.
     -- Я  пошел  за  Джил,  --  сказал  он  жене.  --  Хочу встретить ее на
остановке.
     -- Что случилось? -- спросила жена. -- На тебе лица нет.
     -- Не выпускай Джонни из дому. И запри дверь. И лучше задерни  шторы  и
зажги свечи.
     -- Но ведь только три часа дня!
     -- Неважно.  Делай,  как  я  сказал.  Он  взглянул  под навес у заднего
крыльца, где держал огородный инвентарь. Подходящего  мало.  Лопата  слишком
тяжелая,  вилы  не  годятся.  Он  взял  мотыгу -- ее, по крайней мере, легко
нести.
     Он обогнул дом и пошел к автобусной остановке, то  и  дело  оглядываясь
через  плечо  на море. Чайки поднялись выше и теперь описывали более широкие
круги -- их огромные соединения выстраивались в небе в боевом порядке.
     Нат прибавил шагу. Он знал, что автобус доберется до вершины  холма  не
раньше  четырех,  но  все  равно  спешил.  На  пути он никого, к счастью, не
встретил -- не то время, чтобы стоять и лясы точить.
     Он дошел до остановки и принялся ждать. Конечно, он напрасно спешил  --
до  автобуса  оставалось добрых полчаса. Он потопал ногами, чтобы согреться,
подул на закоченевшие руки.  Вдали  перед  ним  простирались  меловые  горы,
чистые  и  белые  на  фоне  мрачного,  блеклого  неба.  Неожиданно из-за гор
поднялось что-то черное, как мазок сажи;  потом  пятно  стало  разрастаться,
приобрело  объем  и  превратилось в тучу, которая тут же распалась на части,
поплывшие на север, на запад, на восток и на юг; и это были вовсе  не  тучи:
это  были  птицы.  Нат  следил  за  их  движением по небу, и когда одна стая
пролетала над ним на высоте двух или  трех  сотен  футов,  он  понял  по  их
скорости, что они направляются от побережья в глубь страны и что им нет дела
до людей здесь, на полуострове. Это были грачи, вороны, галки, сороки, сойки
-- птицы,  которые  не  прочь  поживиться другими, более мелкими птицами; но
сегодня они вмели в виду добычу совсем иного рода.
     "Им поручены города, -- подумал Нат. -- Они четко знают,  что  им  надо
делать.  Им  наплевать  на  нас.  С  нами  расправятся  чайки. А эти летят в
города".
     Он вошел в телефонную будку и снял трубку. Достаточно, если ему ответит
коммутатор. Там уж передадут, кому нужно.
     -- Я звоню с шоссе, от автобусной  остановки,  --  начал  он.  --  Хочу
сообщить, что мимо меня летят огромные полчища птиц. Чайки тоже скапливаются
в заливе.
     -- Ясно, -- ответил женский голос, усталый, безразличный.
     -- Могу я быть уверен, что вы передадите мое сообщение куда полагается?
     -- Да,  да,  конечно, -- На этот раз в голосе явно звучали раздраженные
нотки. Затем послышались короткие гудки.
     "Такая же, как все, -- подумал Нат, -- ни до чего нет дела.  Может,  ей
целый  день  звонят, надоедают. А ей охота вечером пойти в кино. Повиснет на
каком-нибудь парне и будет ахать: "Ты только посмотри, сколько птиц! " Ничем
такую не проймешь... "
     Автобус, пыхтя, подкатил к остановке. Джил спрыгнула на землю,  за  ней
еще  трое  или  четверо  ребят.  Автобус  тут  же двинулся дальше, в сторону
города.
     -- Пап, а это для чего? Ребятишки со  смехом  окружили  его,  показывая
пальцами на мотыгу.
     -- Просто  так взял, на всякий случай, -- сказал он. -- Ну, а теперь по
домам.
     Сегодня холодно, нечего болтаться на улице. Ну-ка, живенько! Я  постою,
пока вы пробежите через поле, погляжу, кто из вас быстрее бегает.
     Он  обращался  к  детям, которые жили в поселке, в муниципальных домах.
Наискосок, через поле, туда было ближе.
     -- Мы хотели немножко поиграть по дороге, -- заявил один мальчик.
     -- Никаких игр. Марш по домам, а не то я вашим мамам нажалуюсь.
     Дети пошептались, поглядывая на него круглыми  удивленными  глазами,  а
потом  стремглав  помчались  через  поле.  Джил смотрела на отца, недовольно
надув губы.
     -- Мы всегда играем по дороге из школы, -- сказала она.
     -- Только не сегодня. Сегодня игры отменяются. Идем  скорей,  не  будем
время терять.
     Он  теперь  ясно  видел  чаек  -- они держали курс на сушу, кружили над
полями, все так же молча, так же беззвучно.
     -- Пап, погляди туда. Смотри, сколько чаек!
     -- Я вижу. Давай скорее!
     -- А куда это они? Куда они летят?
     -- В глубь страны, наверно. Ищут, где теплее.
     Он схватил ее за руку и потащил за собой.
     -- Пап, не так быстро, я не поспеваю. Чайки проделали то же, что до них
грачи и вороны: они развернулись  строем  по  небу,  разделились  на  четыре
многотысячных отряда и двинулись на север, юг, восток и запад.
     -- Пап,  что  это? Что чайки делают? В отличие от галок и ворон, чайки,
разделившись, еще продолжали кружить и не торопились набирать высоту,  будто
ждали какого-то сигнала. Как будто окончательное решение еще не принято. Еще
не сформулирован приказ.
     -- Хочешь, я тебя понесу, Джил? Давай-ка забирайся ко мне на спину.
     Он  надеялся,  что  так  будет  быстрее,  но  не рассчитал -- Джил была
тяжелая, все время сползала вниз. При этом она еще и плакала.  Ей  передался
отцовский страх, предчувствие опасности.
     -- Противные чайки! Пускай улетают. Смотри, они совсем низко!
     Он  поставил  дочку  на  землю  и  перешел на бег, таща ее за собой. На
повороте у фермы он увидал, что мистер Триг выкатывает из гаража машину. Нат
окликнул его:
     -- Не подбросите нас до дому?
     -- Что это вдруг?
     Фермер повернулся на сиденье и удивленно уставился на  них.  Затем  его
веселая румяная физиономия расплылась в улыбке.
     -- Похоже,  скоро  начнется  забава, -- сказал он. -- Видели чаек? Мы с
Джимом хотим их немного пощелкать. Все свихну-
     лись на этих птицах, только о них и говорят. Слышал, что они вас  ночью
навестили. Могу одолжить ружье.
  




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0963 сек.