Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дафна Дюморье. Птицы

Скачать Дафна Дюморье. Птицы

    Нат   отрицательно   покачал   головой.  Фермерская  малолитражка  была
загружена до предела. Места хватило бы только для Джил, и то  если  посадить
ее на пустые канистры на заднем сиденье.
     -- Ружья  мне  не  надо,  но вы бы меня очень выручили, если б подвезли
Джил. Она боится птиц.
     Он говорил отрывисто и быстро -- не хотел вдаваться  в  объяснения  при
ребенке.
     -- Хорошо,  --  сказал  фермер,  --  я  ее  отвезу.  Не хотите, значит,
участвовать в нашей охоте? А зря! Мы  им  покажем!  Перья  полетят  --  будь
здоров!
     Джил  уселась в машину, и фермер, развернувшись, покатил по дороге. Нат
пошел следом. Триг просто спятил! Что значит какое-то  ружье  против  целого
неба птиц?
     Теперь,  когда ему больше не надо было беспокоиться за Джил, он мог как
следует оглядеться. Чайки все еще кружили над полями. В  основном  это  были
серебристые  чайки,  но среди них было и немало черноголовых. Обычно эти две
породы держатся врозь, но  нынче  что-то  их  объединило.  Что-то  свело  их
вместе,  и  свело  не случайно. Он слыхал, что черноголовки нападают на птиц
помельче, а бывает и на новорожденных ягнят.  Своими  глазами  ему,  правда,
ничего  такого  видеть  не  приходилось.  Но  сейчас,  глядя на небо, он это
вспомнил. Чайки определенно держали курс на ферму. Они кружили гораздо ниже,
и черноголовые были впереди. Черноголовые возглавляли атаку. Значит, их цель
-- ферма. Туда они и летят.
     Нат прибавил шагу. Он видел, как фермерская машина отъехала от  дома  и
повернула ему навстречу. Поравнявшись с ним, фермер рывком затормозил.
     -- Девочка  уже  на  месте, -- сказал он. -- Мать ее поджидала. Ну, как
вам все это нравится? В  городе  ходят  слухи,  что  это  русские  виноваты.
Окормили птиц какой-то отравой.
     -- Каким образом?
     -- Почем  я  знаю!  Кто-то  сболтнет  --  и  пошло. Ну что, не надумали
присоединиться к нашей охотничьей партии?
     -- Нет, я домой. Жена будет волноваться.
     -- Хозяйка моя считает, что в охоте был бы смысл,  если  б  чаек  можно
было  есть,  --  сказал Триг. -- Мы бы их тогда жарили, пекли, мариновали...
Вот погодите, выпущу несколько обойм в эту нечисть --  только  пух  и  перья
полетят.
     -- А вы окна забили? -- спросил Нат.
     -- Еще  чего! Чушь это все. По радио любят запугивать. У меня и так дел
невпроворот, не хватало еще с окнами возиться.
     -- На вашем месте я бы заколотил.
     -- Да бросьте! Совсем вас застращали. Хотите -- приезжайте ночевать.
     -- Большое спасибо, мы уж как-нибудь дома.
     -- Ну, тогда пока. Увидимся утром. Зажарим на завтрак пару чаек.
     Триг ухмыльнулся и свернул к воротам фермы.
     Нат пошел быстрым  шагом.  Он  миновал  рощицу,  старый  амбар;  теперь
перелаз -- и до дома останется пройти последний отрезок поля.
     Перебираясь  через  изгородь,  он  услыхал свист крыльев: прямо на него
спикировала черноголовая чайка, промахнулась, развернулась на  лету,  взмыла
вверх и снова спикировала. В мгновение ока к ней присоединились еще чайки --
шесть,  семь,  двенадцать,  серебристые и черноголовые вперемежку. Он бросил
мотыгу. Все равно  толку  от  нее  никакого.  Прикрывая  голову  руками,  он
бросился  к  дому.  Чайки  не  отставали  и продолжали атаковать его сверху,
по-прежнему молча;
     в тишине раздавалось только хлопанье  крыльев.  Свирепых,  безжалостных
крыльев.  Он чувствовал, как кровь течет у него по пальцам, по запястьям, по
шее. Твердые клювы били сверху наотмашь, раздирая плоть. Только  бы  уберечь
глаза!  Остальное  неважно.  Только  бы  спасти  от  них  глаза.  Они еще не
научились вцепляться намертво, рвать одежду,  обрушиваться  всем  скопом  на
голову,  на  спину.  Но  они  смелели  на  глазах,  с каждой новой атакой. И
действовали они отчаянно  и  безоглядно,  не  щадя  себя.  Многие,  если  им
случалось  спикировать  слишком  низко  и  промахнуться, ударялись об землю,
разбивались вдрызг, ломали себе кости. На бегу Нат то и дело  спотыкался  об
искалеченных чаек и отшвыривал их ногой.
     Кое-как  он  добрался  до  двери и стал барабанить в нее окровавленными
руками. Из-за досок на  окнах  казалось,  что  в  доме  темно.  Кругом  была
темнота.
     -- Открой! -- крикнул он. -- Это я! Открой!
     Он старался перекричать шум хлопающих крыльев.
     И  в эту секунду он увидел над собой баклана, изготовившегося к броску.
Чайки кружили, улетали, боролись, с ветром, и только  баклан  висел  в  небе
неподвижно.  Один-единственный  баклан -- прямо у Ната над головой. Внезапно
он прижал крылья к телу и камнем пошел  вниз.  Нат  закричал,  и  дверь,  по
счастью,  распахнулась.  Он  едва успел переступить через порог -- жена всей
тяжестью налегла на дверь. И тут же они услыхали, как со стуком  ударился  о
землю баклан.
     Жена   промыла  и  перевязала  ему  раны.  Они  оказались  не  особенно
глубокими.
     Больше всего пострадали кисти рук и запястья. Не  будь  на  нем  шапки,
чайки  бы  добрались  и  до  головы.  Ну  а баклан... баклан мог бы запросто
пробить ему череп.
     Дети, как и следовало ожидать, подняли рев, когда увидели, что  у  отца
руки в крови.
     Он попытался их успокоить:
     -- Все в порядке, мне совсем не больно. Ранки пустяковые, Джил, поиграй
с Джонни, пока мама промывает мне царапины.
     Он  притворил  дверь  из кухни, чтобы не пугать детей. Лицо у жены было
пепельно-серое. Она открыла кран над раковиной.
     -- Я их видела, -- прошептала она. -- Они как  раз  стали  сбиваться  в
кучу, когда мистер Триг привез Джил. И я так крепко захлопнула дверь, что ее
заклинило. Потому и не могла тебе сразу открыть.
     -- Слава  богу,  они  караулили  меня.  С  Джил они бы справились в два
счета. Тут хватило бы и одной птицы.
     Они шептались, как  заговорщики,  чтобы  дети  не  слышали,  пока  жена
бинтовала ему руки и шею.
     -- Они летят в глубь страны, -- сказал он. -- Их тысячи. Грачи, вороны,
все крупные  птицы.  Я  видел  _их,  _  пока  ждал  на  остановке.  Они
нацелились на города.
     -- Для чего, Нат?
     -- Добычи  ищут.  Сперва  будут  нападать  на  людей  на  улице.  Потом
попробуют проникнуть в дома через окна и дымоходы.
     -- Но почему власти ничего не предпринимают? Почему не высылают войска,
пулеметы, хоть что-нибудь?
     -- Еще  не  успели.  Никто  ведь  к  этому не был готов. Послушаем, что
скажут в шесть часов, в известиях.
     Нат прошел на кухню, за ним следом жена. Джонни мирно  играл  на  полу.
Зато Джил была явно встревожена.
     -- Там птицы, -- сказала она. -- Пап, послушай!
     Нат  прислушался.  Из-за  окон  и  двери доносились приглушенные звуки.
Шорох крыльев,  скрип  когтей,  скребущих  по  дереву,  пытающихся  отыскать
лазейку  в  дом.  Звук  трущихся  друг  о  друга  птичьих  тел,  толкотня на
подоконниках. И по временам  резкий,  отчетливый  стук,  когда  какая-нибудь
незадачливая птица со всего маху ударялась об землю.
     "Сколько-то  их расшибется насмерть, -- подумал он. -- Но, к сожалению,
малая часть. Малая часть".
     -- Все в порядке,  Джил,  --  произнес  он  вслух.  --  Окна  я  крепко
заколотил. Птицам сюда хода нет.
     Он  снова  тщательно  проверил  окна.  Сработано  на  совесть. Все щели
законопачены,  но  можно  попытаться  еще   кое-что   сделать,   чтоб   была
стопроцентная гарантия. Он принес клинышки, полоски старой жести, деревяшки,
металлические  планки  и  стал  прибивать их по бокам, чтобы доски держались
надежнее. Стук молотка немного заглушил птичью  возню,  все  это  царапанье,
шарканье  и  самый  зловещий звук -- больше всего он боялся, что его услышат
жена или дети: треск стекла под ударами клювов.
     -- Включи-ка радио, -- сказал он жене. -- Послушаем, что там передают.
     Радио тоже должно помочь заглушить наружные звуки. Он  пошел  наверх  и
принялся  тем  же  способом  укреплять окна в спальне и в детской. Теперь он
слышал, что творится на крыше,  слышал  скрежет  птичьих  когтей,  суетливые
перебежки.
  




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1723 сек.