Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Алексей КОРЕПАНОВ РАЗДУМЬЯ АТЛАНТА

Скачать Алексей КОРЕПАНОВ РАЗДУМЬЯ АТЛАНТА

     - Андрей, мне страшно, - поежившись, сказала Алена и  обхватила  себя
руками за плечи.
     Она стояла в углу, прислонившись к шкафу, а я  сидел  возле  стола  с
неубранными тарелками, и мне тоже было страшно. С кем же это я провел весь
вечер, с кем миловался на диване?  С  призраком,  порожденным  собственным
моим воображением? Нет, это  был  не  призрак,  а,  напротив,  очень  даже
материальное существо... С воплотившимся в силу каких-то неведомых  причин
образом, выплеснувшимся  из  подсознания?  Или  я  стал  персонажем  новой
компьютерной игры, самой новейшей реальности из  всех  реальностей?  Может
быть, это та самая игра, которой я развлекался  совсем  недавно,  в  конце
рабочего дня? Но разве персонаж должен  осознавать  себя  персонажем?..  Я
чувствовал, что ум мой, кажется, начинает заходить за разум...
     Алену я догнал в трех кварталах от  моего  дома  и  буквально  силком
затолкал в "москвич"  (прохожие  смотрели,  но  не  вмешивались).  Попытка
обрисовать ей действительное положение дел стоила мне,  наверное,  десятка
лет жизни, но все-таки увенчалась относительным успехом. Кажется, она  мне
поверила. Мы вернулись в мою квартиру,  и  теперь  Алена  знала  обо  всем
случившемся, пожалуй, не меньше меня. Хотя...
     - Послушай, - сказал  я,  чувствуя,  как  холодеет  в  груди,  -  она
интересовалась маминым блюдом.
     - Каким блюдом?
     Я  посмотрел  на  опустевшую  стену  и  мне  стало  совсем   скверно.
Растерянно пошарив глазами по комнате, я, наконец, заметил блюдо на  полу,
возле тумбочки с телевизором, и вспомнил, что выронил его перед  тем,  как
покинуть квартиру.
     - Вот этим. - Я поднял блюдо и подошел к Алене. - Это  наша  семейная
реликвия, ему лет триста, а то и больше.  Ты  ведь  на  него  не  обращала
внимания?
     - Да нет, помню, - неуверенно сказала Алена. - Оно  вон  там  висело,
возле  полки.  Я  думала  -  из  худсалона,  там  что-то  такое  постоянно
продается.
     - Ну вот, ты внимания на него не обращала, а она обратила. Понимаешь?
Тут что-то...
     Я замолчал на полуслове. Я вспомнил о недавнем визите сухопарой дамы.
Дама заявилась под вечер,  отрекомендовалась  членом  группы  по  изучению
общественного мнения при городской газете "Вечерний вестник" и сунула  мне
анкету. "По телефону  не  все  соглашаются  отвечать,  поэтому  приходится
ходить по домам, - объяснила дама. - Анкетирование анонимное, так что свою
фамилию  можете  не  указывать".  Я  читал  вопросы,   касающиеся   разной
политической-экономической белиберды, проставлял крестики и нолики, а дама
сначала расхаживала по комнате, а потом принялась рассматривать блюдо. Да,
она довольно долго рассматривала блюдо - но тогда я, конечно же, не придал
этому никакого  значения;  надо  же  ей  было  чем-то  занять  себя,  пока
респондент (кажется, так  это  у  них  называется?)  пытается  сообразить,
устраивает  или  не  устраивает  его  темп  приватизационных  процессов  в
масштабах города и по душе  ли  ему  партия  любителей  сала?  Потом  дама
забрала анкету и, сдержанно поблагодарив меня, удалилась.
     Теперь я был почти  уверен,  что  даму  интересовало  не  мое  мнение
относительно политики и экономики, а мамино блюдо. А спустя несколько дней
появилась... эта... Звенья одной цепи.
     Но куда она делась, выбежав от меня? Я уже выяснил, что Алена  никого
в подъезде не встретила. Дверь моей квартиры  была  распахнута  настежь  и
Алена сразу вошла и направилась в комнату. И так далее...
     Я подумал, что вряд ли та, прикинувшаяся Аленой,  расхаживает  сейчас
голышом по городу, как этакая леди Годива или джайнистский монах-дигамбар.
Можно было предположить, что она побежала  не  к  выходу  из  подъезда,  а
наверх, чтобы потом вернуться и забрать свою одежду.  Но  она  не  забрала
одежду.
     Мне  не  хотелось  строить  никаких   предположений.   Мне   хотелось
проснуться...  или  очнуться...  Вернуться  в  прошлое,  до  начала   этих
непонятных и пугающих событий...
     - Мне страшно, - повторила Алена.
     Я успокаивающе погладил ее по волосам, хотя сам чувствовал озноб.
     - Не надо, Андрей.
     Она отстранилась и выскользнула из угла.  Брезгливо  отбросила  ногой
под диван белые трусики. Поджав губы, принялась  рассматривать  блузку  на
стуле.
     - Такая же... - Она растерянно взглянула на меня. - Но не моя. У моей
тут шов разошелся, я сама зашивала. А здесь  нет...  Андрей,  что  это  за
блюдо?
     Я положил блюдо на письменный стол и сел. Пожал плечами.
     - Я тебе уже сказал. Старинная вещь - вот и все. Если бы не  ты  -  я
его, наверное, уже подарил бы... тебе...  Если  бы  не  ты...  -  Вдруг  я
вспомнил недавние слова Алены. - А что ты там говорила насчет Маринки?
     Алена бросила на меня быстрый взгляд  и  ответила  не  сразу,  словно
сомневалась - нужно ли вообще отвечать на мой вопрос?
     - Я и пришла из-за Маринки...
     Она рассказывала, а я слушал  ее,  и  открыл  для  себя,  что  Алена,
оказывается, ревнива. Она направилась ко мне домой из-за ревности.
     Вот как все получилось: на работу ко мне она не  звонила  и  никакого
шампанского не сулила.  Пришла  домой  из  своей  лаборатории  и  занялась
выкройками,  а  потом  возникла  необходимость   проконсультироваться   по
белошвейным делам  и  она  позвонила  подружке  Маринке.  Разговор  у  них
получился примерно такой: "Еще не  вечер,  а  ты  уже  дома?  -  удивилась
Маринка. - Поругалась со своим Андрюшей?" Алена  ответила,  что  не  имела
счастья встречаться со мной сегодня, на что Маринка возразила:  "Да  я  же
вас обоих из троллейбуса видела, за  мостом,  у  светофора  -  обшарпанный
такой синий "москвичок". Махала вам, махала, да все без толку.  Троллейбус
стоял на перекрестке, а вы сзади". Алена предположила, что подруга  что-то
путает, а Маринка в ответ заявила, что еще не  совсем  спятила.  А  потом,
сообразив, видимо, что Алена просто хочет скрыть ссору со  мной,  оставила
эту тему и дала консультацию по швейному делу.
     Однако  Алене  было  уже  не  до  выкроек.  Конечно,  Маринка   могла
ошибаться... но все-таки Алена была готова заподозрить меня в  нелояльном,
так сказать, поведении. Несколько раз  она  звонила  мне,  но  безуспешно.
Работа валилась у нее из рук и она, наконец, позвонила в  бюро  ремонта  и
попросила проверить мой номер. Там проверили и  ответили,  что,  вероятно,
поврежден телефонный аппарат. И тогда она направилась ко мне...
     - Да, телефон у меня не пашет почему-то, - подтвердил я.
     И в этот момент в прихожей раздался телефонный звонок.
     Мне сделалось как-то не по себе, Алене, кажется, тоже, потому что она
вздрогнула и испуганно посмотрела на меня.
     - О! Заработал! - преувеличенно бодро сказал я, поднялся и направился
в прихожую.
     - Приглас-сите Олю... пжалс-ста... - сказали в трубке,  заплетаясь  и
спотыкаясь на словах и шумно дыша. - Пр-рошу...
     - Попробуйте правильно набрать  номер,  -  посоветовал  я,  нажал  на
рычаги и послушал: телефон, кажется, был вполне исправен, из трубки  лился
нормальный непрерывный гудок.
     Алена, нахмурившись, стояла посреди комнаты и смотрела  на  диван  со
скомканной простыней. Выходило так, что я ей невольно изменил... не  зная,
что изменяю. С кем же это я ей изменил?..
     - Что делать, Андрей? -  Алена  зябко  передернула  плечами.  -  Надо
куда-то заявить. Это же все неспроста...
     - Куда заявить? В милицию? Думаю, пошлют они меня  подальше  с  таким
заявлением.
     Я  попытался  сосредоточиться.  Кому-то,   видимо,   очень   хотелось
заполучить  блюдо  (я  старался  даже  не  предполагать,   кому   именно).
Заполучить его, в принципе, несложно. Меня целый  день  нет  дома.  Первый
этаж.  Улучи  подходящий   момент,   высади   окно   (или   аккуратненько,
стеклорезом, чтобы не шуметь) - и забирай.  К  чему  же  эти  необъяснимые
сложности с лже-Аленой?. Стоп-стоп-стоп! По семейному преданию, блюдо  все
равно возвращается к владельцу... Значит... значит, владелец должен отдать
его добровольно... Подарить! Именно подарить - чего и добивалась  от  меня
лже-Алена. Но то же предание запрещало продавать или отдавать  его...  Что
же из этого следует?
     Что из  этого  следует,  я  не  мог  сообразить.  Я  чувствовал  себя
возбужденным  и  измотанным  одновременно.  Надо   было   по   возможности
отключиться от прокручивания происшедших событий и постараться  хорошенько
выспаться. Хватануть двойную дозу снотворного - и забыться...
     - Пойдем, - сказал  я  подавленной  Алене.  -  Отвезу  тебя  домой  и
попробую отрубиться. Надеюсь, второй попытки сегодня не будет.
     Порывшись в ящиках письменного стола,  я  отыскал  ключ  от  верхнего
замка входной двери. Подумал немного, и  все-таки  отнес  блюдо  в  мамину
комнату и положил в шкаф, под полотенца.
     "Агасфер", просыпаясь, недовольно заквохтал и потащился  по  вечерней
улице. Алена сидела очень тихо, и я ласково и  ободряюще  погладил  ее  по
плечу. И опять она отстранилась. Что ж, возможно, на ее  месте  я  вел  бы
себя точно так же...
     - Ты знаешь... я все думала, - с запинкой сказала вдруг Алена.  -  Ты
спрашивал, не встретила ли я кого-нибудь в подъезде... Я и  не  встретила.
Только когда вошла, с твоей площадки вверх по лестнице кошка побежала.
     - Какая кошка? - тупо спросил я. - Чья  кошка?  Нет  у  меня  никакой
кошки.
     - Не знаю... Обыкновенная, серая.
     Я взглянул на  бледную  Алену,  вновь  ощутил,  как  чьи-то  холодные
коготки прошлись по спине под рубашкой и подумал: "Обыкновенная ли?.."






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1004 сек.