Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Алексей КОРЕПАНОВ РАЗДУМЬЯ АТЛАНТА

Скачать Алексей КОРЕПАНОВ РАЗДУМЬЯ АТЛАНТА

     Без трех минут семь я подошел к швейной фабрике и начал прогуливаться
по бульвару, в тени высоких лип. На бульваре  было  многолюдно,  туда-сюда
сновали  троллейбусы,  за  столиками  под  полосатыми   тентами   молодежь
баловалась мороженым, пивом и пепси-колой. Противники  пока  выжидали,  не
вмешивались в события - три часа назад я позвонил Алене и узнал,  что  она
уже приехала и намерена отмыться от дорожной пыли и вообще привести себя в
порядок. А полчаса назад теперь уже  она  позвонила  мне  и  сказала,  что
только что вышла из парикмахерской и берет курс на бульвар.
     Я бродил по бульвару, высматривая Алену среди гуляющих и спешащих  по
своим  делам  людей.  Первая  волна  беспокойства  обдала  меня   в   семь
пятнадцать. Потом волны покатили одна за другой,  все  более  крутые,  все
более настойчивые. Я пока еще отбивался от них,  но  следом  за  ними  шел
девятый вал... Он обрушился на  меня  в  семь  сорок  пять  -  со  времени
Алениного звонка миновал уже час с четвертью, а за час с  четвертью  можно
было, не особенно спеша, пройти полгорода. Я понял, что Алена не придет.
     Перебежав  дорогу  перед  самым  носом  грузовика,   я   бросился   к
телефону-автомату.  Трубку  подняла  Аленина  мама.  На  мой  вопрос   она
ответила,  что  Алена  домой   не   звонила,   и   тут   же   встревоженно
поинтересовалась, что случилось. Я заверил ее, что  ничего  не  случилось;
просто мы, вероятно, разминулись,  сказал  я.  Я  был  почти  уверен,  что
охотники за блюдом приступили к исполнению своих обещаний.
     Промаявшись  еще  минут  сорок  (за   это   время   надежда   сгорела
окончательно, и  дым  успел  развеяться),  я  вновь  набрал  номер  Алены.
Выслушал информацию взволнованной и расстроенной Алениной мамы и с тяжелым
сердцем отправился за "Агасфером". Противник произвел первый выстрел.
     Оказывается, Алена уже позвонила  маме.  Из  травмопункта.  Спеша  на
свидание, она спускалась по ступенькам сквера-каскада и  подвернула  ногу.
Да так, что не могла идти. Добрые люди помогли ей выбраться из  сквера,  а
до травмопункта она доехала на маршрутном такси. И выяснилось, что  у  нее
даже не вывих, а трещина... Ей уже наложили  гипс,  и  теперь  она  ждала,
когда я заберу ее оттуда...
     Я, наплевав на осторожность, гнал "москвич" к травмопункту,  уныло  и
обреченно думая о том, что это только начало, только первый,  сравнительно
легкий удар (хотя для Алены он был, конечно, не таким уж и легким), и  что
ни о каком случайном совпадении не может быть и речи.  Будущее  не  сулило
ничего хорошего.
     Алена сидела на скамейке возле травмопункта, еще больше  похорошевшая
после парикмахерской, но не очень веселая;  на  ее  правой  ступне  вместо
туфельки красовалась гипсовая нашлепка, а туфельку Алена держала в руке.
     - Вот и сходили за  хлебушком...  -  грустно  сказала  она,  когда  я
подошел к ней. - Ты становишься опасным, Андрюша, к тебе опасно ходить  на
свидания.
     Это она, конечно, пыталась шутить, но слова ее  были  сущей  правдой;
началась пальба по близким мне  людям.  Вернее,  пока  еще  не  пальба,  а
пристрелка... "То ли еще будет", - подумал я.
     С моей помощью Алена доскакала до "Агасфера" и я повез ее домой. Не к
себе, конечно, а к ней.
     - По-моему, там была кожура от банана,  -  удрученно  сказала  Алена,
морщась от боли. - Елки-палки, могла ли я подумать лет десять назад, что в
своем родном, отнюдь не тропическом городе  когда-нибудь  переломаю  кости
из-за кожуры от банана!
     Я привез Алену домой, послушал охи и ахи ее родителей, в подробностях
узнал  историю  падения  и  накладывания  гипса,  а  потом  Алена  приняла
снотворное, дабы сном заглушить боль.
     Потом мы с Алениным папой посидели немного на кухне, выпили по  рюмке
коньяка и я узнал о его политических симпатиях и  антипатиях,  а  также  о
том, какие меры нужно немедленно принять, чтобы попытаться вытащить страну
из экономической пропасти. Потом на кухню пришла Аленина  мама,  сообщила,
что Алена наконец заснула, и я откланялся.
     Дома я с ногами залез на диван и уставился в пространство.  Мне  было
очень плохо. И чем больше я вот так бесцельно сидел, стараясь ни о чем  не
думать, тем сильнее охватывало меня беспокойство, накладываясь  на  мое  и
без того сквернейшее душевное состояние.
     Я попытался отыскать причину  беспокойства,  и  мне  это  удалось.  Я
поднялся, вышел в прихожую и набрал номер своей бывшей жены.
     - Я вас слушаю, - сказал в трубке голос Людмилы.
     И только сейчас я  сообразил,  что  совершенно  не  знаю,  как  вести
разговор. Но просто взять и положить трубку я тоже не мог.  Я  должен  был
проверить.
     - Здравствуй, Люда, - сказал я после короткой  внутренней  борьбы.  -
Это Андрей.
     - Здравствуй, - не сразу отозвалась  она,  и  ее  голос  был  подобен
никогда не тающим горным льдам. Потом воцарилось выжидательное молчание.
     - У вас ничего не случилось?  -  выдавил  я,  чувствуя  всю  глупость
своего вопроса. С тех пор, как она ушла к маме, мы не звонили друг другу.
     - С чего это вдруг такая забота? - холодно осведомилась Людмила. -  И
что у нас должно случиться?
     - Да нет, это я так, - торопливо ответил я. - Не случилось - и  слава
Богу. До свидания.
     Сигналы отбоя зазвучали в трубке сразу же после моих последних  слов.
Я еще немного постоял возле телефона, а потом вернулся в комнату и включил
телевизор, уповая на то,  что  он  хотя  бы  ненадолго  приглушит  чувство
обреченности, подавившее во мне все другие чувства.
     Пресс наступавшей ночи все сильнее давил на землю,  давил  на  грудь,
мешая дышать... Чьи-то тени маячили за окном, недобрые тени... Под кустами
прятались полулюди-полукошки с горящими глазами, тянули ко мне руки-лапы с
хищно шевелящимися пальцами,  и  пальцы  заканчивались  огромными  кривыми
когтями...
     Телефонный звонок прогнал дремоту с кошмарными видениями.  На  экране
телевизора кто-то в кого-то стрелял -  выпученные  глаза,  кровавые  пятна
поперек спины, залитые кровью подбородки...
     - Слушаю, - сипло сказал я в телефонную трубку.
     - Будь ты проклят!
     Я не сразу узнал голос Людмилы.  Уже  не  горные  льды  это  были,  а
вулканы, извергающие потоки огненной лавы.
     - Что... что случилось?
     - Будь ты проклят! Порчу решил навести, сволочь? Лесю только  что  на
"скорой"... С отравлением... Это ты позаботился, да?..






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1294 сек.