Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Ховард Уолдроп, Ли Кеннеди. Город Одной Лошади

Скачать Ховард Уолдроп, Ли Кеннеди. Город Одной Лошади

x x x
     Он  стоял на  вершине  руин,  ковыряясь в правом  ухе мизинцем,  словно
артиллерист, прочищающий дуло орудия.  Осенний  ветер добрался туда  первым,
пронзив до последнего нерва.
     Боль ослабла, сменившись  знакомым тупым звоном, что приходит и уходит,
ежедневно, ежечасно, иногда ежеминутно.
     Повсюду вокруг него и ниже турки, армяне  и греки в раскопках пели,  но
не хором,  а каждая нация состязалась с другими, кто  споет на родном  языке
наиболее пьяную застольную песню. Уши Генриха Шлимана болели слишком сильно,
чтобы прислушиваться  к чьим-либо словам, для него все  звучало приглушенным
звоном. Рабочие вдоль длинной цепочки передавали  корзины с землей от места,
где другие  раскопщики  рылись  кирками  и лопатами на краю  земляного холма
Гиссарлык, и сваливали землю вниз на равнину.
     С тех пор, как здесь присутствовали  четыре-пять кланов турок и греков,
он научился  ставить между ними  армян, чтобы  корзины  шли от раскопщиков к
туркам, от них  к армянам, от них к грекам, потом снова к армянам, туркам, и
так  далее.  Иногда  на  каждого   нейтрального  посредника  приходилось  по
че5тыре-пять  турок  или греков,  иногда  по десять-пятнадцать. Последними в
цепи  все  были армяне,  чьей  задачей  было  засыпать плоскую  аллювиальную
равнину, что простиралась вниз к небольшой речушке, текущей к расположенному
в двух милях морю.
     Звон  в ухе  медленно вернулся  к  вечному  жужжанию (он не  слишком-то
музыкален, но  когда для знакомого скрипача попытался напеть этот звук,  тот
определил его как "В ниже среднего С").
     Сегодня продвижение шло быстро. Они отрыли стену одной из римских фаз и
быстро копали вдоль нее туда, где она  опускалась  ниже в  обломки развалин.
То,  что  он  ищет,  находится  ниже,  вероятно,  гораздо ниже. Только когда
раскопщики  находят  нечто  другое, чем  строительные  камни,  керамику  или
оружие, тогда работа замедляется, они переходят от лопат к совкам, пока  те,
что уносят корзинами  землю догоняют. Но сегодня, раскопщики  идут на полной
скорости. Он подозревает, это  означает, что коллега Дерпфельдт снова станет
жаловаться,  что  раскопки   недостаточно  систематичны.   Даже  для   немца
Дерпфельдт  чересчур методичен.  Одной  вещи в  жизни  я  научился,  подумал
Шлиман, что кто-то ведет, а кто-то следует. И лидер здесь -- я.
     Шлиман  хотел  костей: костей троянцев, похороненных  с почетом. И если
почет означает,  что кости завалены золотом, то  чем больше  его, тем лучше.
Шлиману  нравится, как  загораются глаза Софии,  когда  она  видит найденное
золото.  Просто  видеть  ее удовольствие,  ему уже  достаточная награда. Она
заслуживает всего, что есть в земле и на небе просто за то, что не  является
русской ледышкой, на которой он по глупости женился в первый раз.
     Я  мало сделал  ошибок в своей  жизни,  но брак на русской был одной из
них, подумал он. Однако, женитьба  на моей дорогой, красивой гречанке  Софии
все покрывает. Я богат, я добился успеха, я знаменит, у меня любящая семья.
     Теперь я хочу всего лишь немного  троянских костей, и тогда  эта вшивая
голова Беттихер потонет в земле, вместо того чтобы писать обо мне купоросную
чепуху.
     Внезапно он застонал. Боль в ухе стала невыносимой.
     Один из турок карабкался к нему. "Босс!", нетерпеливо кричал он.
     Шлиман понял, что  раскопщик звал его уже несколько раз. Он прикинулся,
что  был  занят   мыслями,  чтобы  не  показывать  свою  глухоту,  и  слегка
повернулся. Турок вручил ему черепок.
     Невозможно. На  нем изогнутый мягкий  рисунок, который Шлиман распознал
как щупальце осьминога. Микены!
     "Где  ты  это  взял?",  потребовал  ответа  Шлиман  по-турецки, сверкая
глазами  на  молодого  человека. Промелькнула мысль,  что  кто-то саботирует
раскопки  (Беттихер?),  подкупая рабочих  и  подкладывая  в  турецкую  землю
греческую керамику.
     Турок  показывал, размахивая  руками,  но Шлиман  слышал  только  слово
"босс", которое турок с  уважением повторял снова и снова. Он был возбужден.
Потом Шлиману показалось, что он по губам прочел слова "гораздо больше".
     Микены. Конечно. Да,  как  же я мог забыть? Мысли Шлимана мчались, пока
он следовал за раскопщиком. Царские семейства Трои и Микен дружили и гостили
друг у друга. Именно в  царском путешествии в Спарту  Парис влюбился и украл
Елену. Конечно,  здесь  должна находиться  микенская керамика! Ее, вероятно,
послали в Трою, как, скажем, свадебный подарок для Гектора и Андромахи.
     Раскопщики  столпились в  углу  траншеи,  один ковырял землю  маленьким
ножом. Отовсюду торчали края и закругленные поверхности черепков.
     "Мои  добрые  друзья!",  похлопав  в  ладони,  сказал  Шлиман   сначала
по-гречески,  потом  по-турецки.  "Хорошая  работа.  Обед  раньше." Половина
рабочих  побросали  орудия,  стали вытирать  лбы  и  заулыбались.  Потом  он
повторил  фразу  на армянском  и  вслед  за  остальными  из траншеи радостно
повалили оставшиеся.
     Шлиман  улыбался  и кивал,  глядя  как  они  уходят,  с достоинством их
поздравляя. Потом соскользнул в траншею и погладил гладкий краешек  частично
отрытого  микенского  сосуда  для  смешивания  вина,  элегантно  украшенного
полосками.
     "О,  Афина!",  прошептал  он.  Комок стоял в  горле,  в ушах болезненно
пульсировало, глаза щипало. "Осмелюсь ли я вообразить, что сам Гектор пил из
этой чаши?"
     Он  почувствовал, как изменилось освещения и,  вздрогнув, поднял глаза.
Сначала  он никого не  увидел.  Он положил черепок  в  карман рубашки, потом
нашел место,  куда  можно поставить ногу, и наполовину высунулся из траншеи.
Холм представлял собой плоскость, пересеченную в основном его траншеями,  но
также  и  оврагами,  возникшими  от  возраста.  Стены   города  изветшали  и
осыпались, поросли  бледной травой  и пучками ячменя. Темные  вязы-карагачи,
потеряв летний наряд, посвистывали в неослабном морском ветре.
     Вот он!  Подзадержавшийся  раскопщик?,  удивился  Шлиман. Но он  его не
узнает. Юноша в порванной рубашке, свисающей с  плеча. И  даже не юноша,  а,
скорее,  большой мальчик,  на  таком расстоянии не разглядеть, видна  только
верхняя его половина.  Сконфуженный, Шлиман попробовал догадаться, в которой
из траншей находится паренек.
     "Эй, ты!", крикнул по-турецки Шлиман, карабкаясь в его сторону.
     Мальчик слегка повернулся,  но посмотрел  не  на Шлимана. Он взглянул в
сторону  самой высокой из оставшихся  башен Илиона,  потом  шагнул  назад  и
пропал.
     "Маленький  мошенник!", проворчал  Шлиман, раздраженный,  что  нарушены
чары. А-а,  ладно. Он вернулся в траншею, достал  карманный нож и стал очень
осторожно ковырять землю вокруг полосатого сосуда.
     В уме он уже составлял вечерние письма: два друзьям на английском;  два
другим археологам на французском; одно своему  торговому агенту на  русском;
одно на  шведском  тамошнему  корреспонденту;  записку  на турецком в  музей
Константинополя; письмо  на  греческом своей теще. О, да, не забыть написать
кузине в Германию.
     Ведь это же невероятная находка.
     Он снова сунул  палец в ухо, когда  в голове  с грохотом загудел  целый
океан. "О-о-о!", застонал он.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0947 сек.