Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Ховард Уолдроп, Ли Кеннеди. Город Одной Лошади

Скачать Ховард Уолдроп, Ли Кеннеди. Город Одной Лошади

x x x
     Вахта почти завершилась. Гляди, на востоке уже розовоперстая заря.
     Вы знаете, как иногда просыпаешься средь ночи, вспоминая о том, что так
и не  написал благодарственное письмо  дедушке  до  того, как он умер? Или о
том, что боль в  животе  может оказаться началом смертельной  болезни? Или о
своих долгах? Что ж, ночь была очень похожей, только я  не лежал в  постели.
Мы с Лео  некоторое время крепились,  играя в палочки и в камешки,  от таких
игр  можно  вовремя  вскочить  на  ноги,  если  вдруг  заявится какой-нибудь
бессонный  говнюк.  Но большую  часть  времени мы просто смотрели  в никуда,
страшась, что звуки шагов могут вернуться.
     И не  слишком-то  помогали  вопли и рыдания  Андромахи несколько  часов
назад потерявшей  мужа. Гектору это не понравилось бы, хотя странным образом
греет  сердце,  когда жена  так  убивается о муже. Но  Гектор  понимал,  что
женский вой выводит солдат из равновесия.
     Вроде  меня. И  сказать, что  я  просто выведен  из  равновесия, значит
оценить мое состояние примерно на одну десятую.
     Понимать,  что  мы  потеряли  большинство  наших  лучших  генералов  и,
страшнее всего, Гектора. Понимать, что нет  ничего  особенного в том,  что я
царский сын,  когда почти  все другие  - точно такие же. Думать все  время о
своей семье. Думать о помешавшейся Кассандре. Думать о том, какая гнилая эта
война.
     Когда взошло солнце, мы  увидели,  что именно они приготовили на берегу
прошедшей ночью.
     Мы с Лео просто не хотели верить, что после десяти лет войны они просто
убрались прочь. Но ведь Ахиллес был их главным бойцом, так же как Гектор был
нашим.  Когда погибли оба этих парня,  они,  наверное, решили,  что  настало
время паковаться.
     Я перегнулся через стену и в свете раннего утра увидел громадную темную
фигуру, стоявшую возле главных городских ворот. Больше, чем сами ворота.
     "Что это, черт побери?"
     "Коро,  корабли уходят!", закричал Леокритус. Как и я, в утреннем свете
он был  начеку.  Он показывал  на море, где кораблей было,  как  ос на куске
джема.
     "Нет, Лео, что  это  такое?",  снова спросил я,  хватая его  руками  за
голову и поворачивая, чтобы он посмотрел вниз и вправо.
     На Лошадь.
     "Зевс Громовержец!", выдохнул он.
     Солдаты-дозорные с других стен кричали вниз народу:  "Они уходят! Греки
уходят!"
     Люди  выбегали, посмотреть,  что происходит. Распахивались  двери, люди
свисали с верхних окон, указывая на корабли, теперь уже на горизонте.
     Праздник! Я обнял Лео, он обнял меня; мы подпрыгивали от радости, делая
непристойные жесты в сторону кораблей трусливых  греков, уплывающих на юг. Я
никогда еще  не слышал в  Трое  такого  шума.  Женщины  размахивали шарфами,
выносили наружу крошечных детей, сидящих  у них на  бедрах, били в кастрюли.
Мужчины колотили по чему  ни попадя,  выкрикивая всякое о недостатках солдат
Агамемнона и о силе и  храбрости  воинов-троянцев. И все это так рано утром,
еще даже до того, как вынесли вино.
     Все куда-то возбужденно  карабкались, натыкаясь друг  на друга в густой
толпе,  собравшейся в нашем конце города. Уже разлетелся  слух  о гигантской
лошади у ворот.
     Я все еще стоял на стене, разглядывая ее.
     Высотой около  четырех ростов человека и столько же в длину, сделанная,
наверное, из вяза, с большим коробчатым животом и прямой шеей, торчащей  под
углом,   с  настороженными  острыми  глазами.  Вырезанные  из  дерева  глаза
выглядели дикими и вытаращенными, словно  в битве. И это жертвоприношение  в
честь мира?
     Я слышал голоса, вопрошающие, должны ли мы открыть ворота или нет. Пара
солдат подняла глаза на нас, стоящих на стене. "Что делать?"
     "Не знаю", крикнул я в ответ. "Позовите жреца.  Или кого-то из  царской
семьи."
     Через несколько минут  появился великий царь Приам,  хрупкий, крошечный
человечек в ниспадающих одеждах из  тончайшего белого льна, вместе с рысящим
позади Энеем. Они открыли ворота, выбрались наружу и толпа окружила лошадь.
     Я  с  верхотуры   увидел   клинообразную,  суматошно   несущуюся  толпу
встревоженных и напуганных людей, бегущих с верхнего города. На острие клина
мчался массивный  жрец Посейдона, почти  нагой, словно  только что  выбрался
прямо из постели, он  размахивал толстыми ручищами и ревел басовитым  рыком:
"Что  случилось?"  Наученные,  наверное,  годами  практики,  его  наполовину
взрослые сыновья  ныряли  и  вились вокруг  громадных  летающих локтей,  два
любопытных ребенка, желающих знать, отчего весь этот переполох.
     "Кто   тут   говорит  о  прощальном  подарке?",   ревел  Лаокоон.  "Это
хитрость!".  Он повернулся и  позаимствовал  здоровенную дубину  у одного из
своей  банды  поклоняющихся  воде  придурков. Могуче  замахнувшись  (я  даже
удивился, почему  он  никогда  не  появлялся  на  поле битвы?),  он шарахнул
дубиной по боку лошади.
     Дерево  откликнулось низким, стонущим звуком, словно струна из конского
волоса. Жутковато.
     "Это хитрость!", повторил Лаокоон.
     "Э-э, остынь, Лаокоон!", прокричал кто-то. "Пойди-ка, окуни свою голову
в море!" Все дико захохотали.
     Царь Приам  поднял руки, запястья как веточки, лицо печальное, но в нем
присутствовала   царская  магия.   Все   стихли.  "Давайте  изучим  вопрос",
просвистел он старческим голосом.
     Потом я увидел  Кассандру,  подходящую  к толпе Лаокоона.  "Не трогайте
лошадь! Избавьтесь от нее!", пронзительно закричала Кассандра. "Она разрушит
город!"
     Но когда Эней засмеялся, все  присоединились к  нему.  "Это всего  лишь
куча досок, Касси!"
     Несколько  человек принялись лупить по лошади, заставляя ее гудеть, как
большой барабан.
     Лаокоон  воздел  руки,  требуя  тишины.  Мне  послышалось, что  Лаокоон
сказал: "Восплачете еще, слепые идиоты,  в ней прячутся греческие матросы!",
но толпа продолжала сильно шуметь.
     Прилепившиеся  к  нему  сыновья  выглядывали  из-за спины  отца  широко
раскрытыми  глазами.  Голос  Лаокоона  загудел.   "Как  вы  можете  доверять
грекам?", вопрошал жрец Посейдона, глядя на Энея, и  стараясь не смотреть на
царя Приама.
     Смех и стук прекратились.
     Лео и  я вздохнули с облегчением. С уходом греков,  похоже,  больше  не
было нужды тщательно следить за равниной.  Ошибка. Правда, я не знаю, что мы
могли бы поделать.
     "Эй, поглядите", сказал кто-то у ворот, показывая в сторону, где обычно
стояли   греческие   корабли.  По  земле  скользили  громадные  извивающиеся
создания. "Большие змеи!"






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0954 сек.