Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Эдуард ХРУЦКИЙ ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ

Скачать Эдуард ХРУЦКИЙ ОПЕРАЦИЯ ПРИКРЫТИЯ

      Лес ложился на лобовое стекло <виллиса>, как на экран. Темной плотной
полосой.
     - Тут две дороги,  товарищ капитан,  -  сказал, притормозив, шофер, -
одна через лес - короткая, другая в объезд.
     Тамбовцев посмотрел на  уходящее  солнце,  на  темную  стену  леса  и
сказал:
     - В объезд.
     - Может, лесом, товарищ капитан?
     - А зачем зря рисковать?
     - Да какой здесь риск!
     Наезженное полотно дороги  уходило в  темноту деревьев,  разделяясь у
самого леса.
     ...Трое с  пулеметом лежали за  деревьями на опушке по правую сторону
дороги, двое с автоматами по левую.
     Один наблюдал за машиной.
     А  <виллис> все ближе и  ближе.  И уже невооруженным глазом различимы
офицерские  погоны.   Пулеметчик  передернул  затвор  МГ.  Бандиты  начали
прилаживать <шмайссеры>.
     Машина на скорости повернула у самого леса и пошла вдоль опушки.
     - Кабан! - крикнул бандит. - Пулемет!
     А машина, подпрыгивая на разбитых колеях, уходила все дальше и дальше
от засады.
     Кабан вскочил и,  положив ствол пулемета на сук,  дал длинную,  почти
бесполезную очередь вслед.


     Подъезжая к  заставе,  Тамбовцев увидел вышку.  Настоящую пограничную
вышку и  недостроенный забор.  Несколько солдат без  гимнастерок прибивали
светлые,  оструганные доски.  И  хотя  забор  не  охватил  всю  территорию
заставы,  у  ворот уже стоял часовой.  Он шагнул навстречу машине,  поднял
автомат.  Тамбовцев  выпрыгнул на  землю,  расстегнул карман  гимнастерки,
достал удостоверение.
     В  углу  у  забора стояли палатки,  под  навесом приткнулась походная
кухня с  облупленным боком,  в  двух аккуратно вырытых землянках,  видимо,
расположились склады.
     Из  палатки  навстречу  Тамбовцеву шел  высокий  старший  лейтенант в
выгоревшей пограничной фуражке.
     - Начальник заставы старший лейтенант Кочин.
     - Помощник начальника штаба отряда капитан Тамбовцев.
     Офицеры пожали друг другу руки.
     - Как на границе? - спросил Тамбовцев.
     - Пока  сложно.   Охраняем  секретами,   подвижными  нарядами.  Тянем
телефонную связь.
     - Спокойно?
     - Почти. Это не вас обстреляли?
     - Нас, из леса.
     - Вчера бандиты напали на  наряд.  Потерь нет.  Но  вообще на участке
непривычно тихо.
     - А как у соседей?
     - Прорывы в сторону тыла и за кордон. Правда, и у нас почин.
     - Что такое?
     - Задержали нарушителя погранрежима.
     - Интересно.
     - Прошу.  -  Кочин показал на  одну  из  палаток.  -  Там  канцелярия
заставы.
     И  хотя канцелярия помещалась в палатке,  но это все же было подлинно
штабное помещение.  Стол,  секретер для  документов,  в  углу стеллаж,  на
котором разместились четыре полевых телефона и рация.  На стойках закрытые
занавесками карта участка и график нарядов.
     Горела  аккумуляторная лампочка,  за  столом сидел  младший лейтенант
Сергеев. Увидев Тамбовцева, он встал.
     - Товарищ капитан...
     - Продолжайте, продолжайте.
     Тамбовцев  сел  на  табуретку  в  темноту,   внимательно  разглядывая
задержанного.
     - Гражданин  Ярош  Станислав Казимирович,  житель  пограничного села,
задержан за нарушение погранрежима и контрабанду.
     - Так какая ж то контрабанда! Бога побойтесь, пан хорунжий...
     - Называйте  меня  <гражданин младший  лейтенант>,  -  строго  сказал
Сергеев.
     Задержанный  закивал  головой.   Это   был   мужчина  неопределенного
возраста,  где-то  между  тридцатью  и  сорока.  Смотрел  он  на  Сергеева
прищуренными,  глубоко запавшими глазами.  Одет Ярош был в табачного цвета
польский форменный френч, пятнистые немецкие маскировочные брюки и крепкие
сапоги с пряжками на голенищах.
     На  столе  перед  Сергеевым лежали  пачки  сигарет,  стояло несколько
бутылок, какие-то пакетики, свертки.
     - Гражданин Ярош, - строго, даже преувеличенно строго начал Сергеев.
     Тамбовцев усмехнулся.  Из темноты он разглядывал руки Яроша. Крепкие,
с сильными запястьями,  они лежали на столе спокойно,  по-хозяйски. И хотя
всем  своим  видом  задержанный изображал волнение,  руки  его  говорили о
твердой воле и полном спокойствии.
     - Вы,   -   продолжал  заместитель  начальника  заставы,  -  нарушили
пограничный режим. Где вы были?
     - Так, пан лейтенант, я до той стороны ходил. К швагеру. Родич у меня
в Хлеме.
     - А   вы   знаете,   что   переходить  границу   можно   только   при
соответствующем разрешении?
     - Так я в Хлем подался семь дней назад, ваших стражников еще не было.
А обратно шел, они меня и заарестовали.
     - Вас не арестовали,  а задержали.  Что это за вещи? - Сергеев указал
на стол.
     - Родич дал и сам наменял в Хлеме.
     - Значит, так, - вмешался в разговор Тамбовцев. - Ввиду того, что вы,
Ярош,   пересекли  границу   до   принятия  ее   под   охрану   советскими
пограничниками, мы вас отпускаем. Но помните, в следующий раз будем карать
по всей строгости советского закона.
     - Оформите протокол,  -  приказал Кочин Сергееву. - Вещи верните, они
не подлежат изъятию как контрабанда. Все.
     Кочин  повернулся и  пошел  к  дверям.  За  ним  поднялся  Тамбовцев.
Задержанный внимательно посмотрел вслед капитану.


 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0368 сек.