Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Милан Кундера Неспешность

Скачать Милан Кундера Неспешность

   19
   Когда он шел к своему месту, в зале царила тишина. Быть может, было
бы вернее сказать, что то была не единая тишина, а множество ее разно-
видностей.  Ученый различал только одну из них: тишину волнения. Он не
отдавал себе отчета в том,  что мало-помалу, подобно тончайшим модуля-
циям в сонате,  переводящим ее из одного тона в другой,  взволнованная
тишина превратилась в тишину неловкую. Все понимали, что этот господин
с непроизносимым именем до того  переволновался,  что  забыл  прочесть
свой доклад насчет открытия нового вида мушек.  И сознавали,  что было
бы бестактным напомнить ему об этом.  После долгих колебаний председа-
тельствующий прокашлялся и сказал:
   - Я  благодарю господина Чекошипи...  - он немного помолчал,  давая
приглашенному последнюю возможность вспомнить о докладе,  - и прошу  к
столу президиума следующего выступающего.
   Как раз  в  этот  момент  тишина была прервана сдавленным смешком в
глубине зала.
   Погрузившись в свои мысли, чешский ученый не слышал ни этого смеха,
ни выступления своего коллеги.  Ораторы сменяли друг друга, пока нако-
нец очередь не дошла до бельгийского специалиста,  тоже  занимающегося
мушками,  который  вывел его из оцепенения:  Боже мой,  да он же забыл
произнести свой доклад!  Он сунул руку в карман,  пять листков были на
месте, как бы в подтверждение того, что все это ему не пригрезилось.
   Щеки его  пылали.  Он  чувствовал,  как  он  смешон.  Можно ли хоть
что-нибудь поправить? Нет, поправить уже ничего было нельзя.
   Промучившись несколько мгновений от стыда,  он вдруг  подумал,  что
пусть он выглядит смешным,  но в этом нет ничего нехорошего, позорного
или обидного;  смехотворное положение, свалившееся ему как снег на го-
лову,  только усиливало его привычную меланхолию, придавало его судьбе
еще более печальный оттенок и,  следовательно, делало ее еще более ве-
личественной и прекрасной.
   Гордость и грусть будут навеки неразлучны в душе чешского ученого.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0415 сек.