Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Ольга БАРАНОВА СОБЛАЗНЕНИЕ МОНАХА

Скачать Ольга БАРАНОВА СОБЛАЗНЕНИЕ МОНАХА

                                 5. АМАН

     Как только Аман приблизился, монах толкнул Сарину так, что она  упала
в кусты и замерла там, даже не успев вскрикнуть, а потом заснула.
     - Здесь, кажется, сидела женщина, -  сказал  Аман,  поздоровавшись  и
указывая на то место, где сидела Сарина - после  рассматривания  жука  она
успела сесть, и тут появился Аман. Покрывало, которое несла Сарина с собой
(естественно, нес монах, но оно нужно было Сарине), еще хранило  следы  ее
башмачков, и в складках синего атласного покрывала замерли бусы  -  желтые
янтарно-коричневые бусы.
     - Хорошие бусы, - сказал Аман, поднимая  цепочку  золотых  камней.  -
Такие есть только у Сарины. Ей отец привез из Индии.
     Монах молчал. Он стоял, как изваяние, и только мысль двигалась в нем.
По его худому лицу двигались невидимые судороги. "Неужели конец,  -  думал
Томас, - конец моей счастливой монашеской жизни. Я  жил  пятьдесят  восемь
лет, но мне кажется - что один день, и я хочу еще, хочу - еще".
     Аман угадал его мысли. Он сел у костра и  закурил  трубочку.  Терпкий
дым табака смешался с дымом эвкалиптовых мыслей - ветки мыслили, и их думы
навевали на человека странный сон.
     "Может быть, я так же умру, как этот человек, который  сейчас  боится
смерти", - думал Аман, глядя на Томаса. Томас был моложе Амана. Отсутствие
людей и злобы вернули ему человеческий  лик  -  лик  незапятнанного  ничем
восемнадцатилетнего юноши. Иногда старики моложе нас,  и  я  почувствовала
это на собственном опыте.
     Аман снова закурил, вдыхая дым костра. Теперь уже он принимал в  себя
мысли огня - древние умели общаться с природой и внутри себя, и - вне.
     - Отец ищет дочь, - сказал он, - и он найдет ее.
     Ни слова больше ни говоря, он поднялся и, повернувшись спиной,  ушел.
Томас видел, как болтается на его уродливой кряжистой спине нож и кинжал -
кинжал с длинной рукояткой и лезвием раньше назывался "мечом".
     Томас молчал. "Смогу ли я любить ее, как  раньше?  -  подумал  он,  -
иногда и мысли - ложь".
     Сарина проснулась и принялась расспрашивать монаха. "Надо  бежать,  -
сказала она, - надо скорее бежать". Она принялась свертывать  покрывало  и
сунула его в руки монаху.  "Скорей,  -  сказала  она,  -  скорей!  Мы  еще
успеем."
     Странное оцепенение  овладело  монахом.  Они  провели  хорошую  ночь.
Любовь всегда хороша, когда ее мало. Он бросил ветки  в  огонь  -  он  все
держал в одной руке эвкалиптовые ветки, которые ломал, когда пришел  Аман,
а в другой - покрывало, которое сунула ему Сарина. "Пойдем", - сказал  он.
"Мы будем счастливы" - это не говорилось, это  подразумевалось.  Сарине  и
Томасу не требовалось говорить. Возникла единая мысль - более единая,  чем
тело. Недаром многие политики сделали себе карьеру через любовь.
     "Вернись в монастырь" - шептал ему невидимый голос.  Но  голос  любви
был сильнее. Любовь смеется над нами  и  не  воспринимает  нас  всерьез  -
каких-то человечков, а мы поклоняемся ей и терпим нужду в словах и половых
партнерах.
     Каждый шаг  давался  Томасу  с  трудом.  Чем  дальше  монастырь,  тем
притягательней его сила. Многие  из  вас  подумали,  что  Сарина  и  Томас
переспали друг с другом или, как бы  это  выразиться  помягче  -  устроили
половое  сношение.  В  наш  век  распущенности  и  свободы   только   дети
вздрагивают от таких слов, а я пишу о людях, которые сами  себя  погубили.
Впрочем, эта фраза пригодна ко всему нашему миру, а не только к  Сарине  и
Томасу, или, предположим, Аману.
     Томас стремился как можно дальше уйти от монастыря, чтобы вернуться к
нему. Сарина пыталась увести Томаса как можно дальше от монастыря - в этом
она угадывала его мысли. Иногда мне  кажется,  что  у  женщины  нет  своих
мыслей, а она повторяет только мужские. Тут много  рассуждали  о  любви  и
огне, пылающем и страстном, так женщина - это кувшин, и он  так  же  пуст,
как эхо в горах.
     Но везде была равнина. Томас и Сарина шли уже  второй  день.  Вот-вот
должны были появиться золотые ворота. Но тут  Сарине  стало  плохо.  Напал
вдруг кашель, боль в горле и ногах  -  ноги  не  могли  идти,  и  пришлось
заночевать у брата Томаса - Игоря. Нам дается только два дня, чтобы бежать
от напастей, но мы часто используем их не по назначению.
     Игорь жил в небольшой избенке типа хаты на краю государства.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0965 сек.