Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Ольга БАРАНОВА СОБЛАЗНЕНИЕ МОНАХА

Скачать Ольга БАРАНОВА СОБЛАЗНЕНИЕ МОНАХА

                             6. В ДОМЕ У ИГОРЯ

     Игорь и Ольга встретили Сарину. Только не подумайте,  что  я  пишу  о
себе. У нее были золотистые волосы. Мне уже пятьдесят, а ей было двадцать.
Что касается Игоря - то лет тридцать восемь или  тридцать  -  для  мужчины
возраст не важен.
     Игорь был похож на Томаса только глазами - тот же голубой взгляд.  Но
если у Томаса глаза выцвели и стали  серыми,  то  Игорь  и  Ольга  жили  в
довольстве уже пять лет - скоро Ольге исполнился бы двадцать один. Детей у
них не было.  Один  отец  -  это  один  отец,  да  и  разница  в  возрасте
сказывалась - пятьдесят восемь не  тридцать  шесть  (Игорю  было  тридцать
шесть), но я чувствую, что утомила вас цифрами, так что без  дальних  цифр
скажем, что разговор мужчин был так же бессмыслен, как эти расчеты. Долгое
молчание не приучает к болтовне, да к тому же скучно говорить, если видишь
мысли друг друга. В переводе на человеческий язык это значило,  что  Томас
оставляет Сарину у Игоря и уходит - за лекарством или  по  каким-то  своим
делам - уходит  из  государства  -  что  он  и  сделал,  переступив  тень,
отделявшую Падишаховоград (все государство называлось  Падишаховоград,  за
исключением монастыря - монастырь, как  и  такса,  никак  не  назывался  -
хорошенькая собачка, кстати.) Женщины говорили бы о ерунде, если бы Сарина
не была так больна. Как когда-то на ее дедушку, болезни накинулись  на  ее
нежное тело и рвали своим мертвыми зубами. Но если  еще  когда-то  мертвое
победило живое - покажите мне этот край! (Не надо мне  совать  зеркало!  Я
сама знаю, что красива!)
     Сарина разглядывала себя в кусок льда, который ей  принесла  Ольга  -
зеркала еще не придумали, и Ольга выращивала в саду  деревья,  на  которых
росли куски льда - вот в такой кусок и  смотрелась  Сарина.  Я  специально
говорю вам, что все, что я пишу - неправда, чтобы вы не переживали, что он
ее бросил. В такой момент - и бросил! Спасся сам, как крыса! А может быть,
он с самого начала хотел, чтобы она  вернулась  к  отцу!  Протащил  бедную
девочку по всему государству и даже не соблазнил!
     Но Сарина сама кого угодно могла соблазнить. Железной  рукой  отложив
зеркало, она принялась за дело. Беря одну прядь за другой, она расчесывала
их, как когда-то - Глора и Клора, нет - Клара. "Я должна быть красивой,  -
думала она, - он придет, а я буду красивой." Игорь и Ольга не сказали  ей,
что она пролежала две недели в беспамятстве, и Сарина  осталась  такой  же
краснощекой и здоровенькой, как была. К тому же воздух дома Игоря и  Ольги
пошел ей на пользу - прямо перед окнами, окружая дом, как платье  окружает
невесту, рос сад - вишневый розовый  сад.  Пока  Сарина  болела,  лепестки
отвалились, и на их месте появились зеленые шарики,  а  вслед  за  этим  -
плоды, точная копия персиков, если не считать цвета и размеров  -  персики
желтого цвета, а эти - красные. Мягкая  жидкость,  тающая  внутри  Сарины.
Кровь земли соединялась с ее кровью, и она испытывала любовь, и не любя  и
не видя того, кто ей был нужен.
     Наконец Томас вернулся. Лекарство, которое он нес, оказалось не нужно
- пучок сухой травы, который, по мнению Томаса, мог излечить Сарину. А где
Падишах?  -  спросите  вы.  Подождите,  не  сбивайте  меня.  Надо   сперва
хорошенько нарадоваться, чтобы потом печалиться.
     Сарина и Томас гуляли по саду, залазили в соседнее государство - весь
мир принадлежал им. Но однажды Томас поскользнулся на тонком мостике через
реку, соединяющую два берега - река, как мост, соединяет берега;  если  бы
ее не было, а была пустота, мы не смогли бы  переплыть  на  тот  берег,  в
пустоте-то особо не разживешься, о чем свидетельствует  космос,  а,  может
быть, люди - это существа, способные жить на Земле?
     Ощущение  счастья  не  покидало  ее.  Она  даже  не  вышла  из  этого
состояния, когда Томас умер. А вышло вот что.
     Мужчины  сговорились,  что  Томас  должен  умереть.  Иначе   ему   не
отвязаться от Сарины и от своей любви к ней. Старые - а дураки! Сказала бы
я, если бы вы меня спросили! Пятьдесят восемь лет, а не соображает ничего.
Тоже,  мальчик  нашелся!  Озорник,  шутник,   розыгрышник!   Взяли   гроб,
пригласили гостей. Накрыли стол,  вырыли  яму.  В  тот  момент,  как  надо
опускать гроб в землю, Томас вынырнул из него - в ту секунду,  как  крышка
гроба закрывалась, так в  эту  щель  между  верхней  и  нижней  половинкой
скользнул  и  убег  от  "смерти".   Сарина   думала,   что   Томас   умер,
поскользнувшись на бревне и упав в воду (а потом его вытащили, утопленника
нашего, шутника! Столько лет  прошло,  а,  как  узнала  правду,  всю  меня
колотит.) Лег на землю, а его  братец  -  Игорь  -  быстро  накрыл  Томаса
одеялом, чтоб другие не видели. А люди  тоже  -  не  глупые.  Один  увидел
башмак Томаса и говорит: "Что это? Вроде покойник в гробу лежал, а  теперь
- на земле?" Но Игорь увел его выпить стаканчик пива,  и  тот  успокоился.
"Может, и вправду, - думал он, - мы так хороним, другие - этак, а монах  -
пришлый человек. Может, у  них  так  положено,  чтобы  труп  после  смерти
выскальзывал из гроба. А что,  хоронить  пустой  гроб  -  это  мысль!  Это
свидетельствует о единстве духа и тела!" Чем только люди не оправдают свою
глупость - и духом, и телом, и - любовью.
     Сарина не почувствовала  его  исчезновения.  Монах,  после  того  как
совершил клятвопреступление и  ложное  погребение,  отправился  в  дальние
страны замаливать свои грехи, что вполне соответствовало  его  монашескому
поведению.
     Сарина осталась одна. Но весь мир был с ней. Почему это, когда я пишу
водевиль, выходит трагедия? А стоит прикоснуться к трагическому,  как  тут
же выползает противный толстый водевиль и начинает  хрумкать  у  меня  под
носом и над ухом сметаной с помидором и тыкать  в  каждую  строчку  жирным
красным пальцем с грязными ногтями (лень руки мыть): "Это - не так, а се -
не этак! А это се? Слезы, да? Зачем? Тебе что, в жизни слез  мало?  Ах  ты
дрянь, ты хочешь, чтобы я еще и в  выдумках  плакал?"  Водевиль  почему-то
считает, что все, что я пишу - это о нем, эгоист!
     Сарина осталась одна и не жалела об этом. Журчанье воды в реке, блеск
солнца - монах подарил ей целый мир -  бесплатно.  Иногда  она  вспоминала
его. Но как нечто, относящееся  к  ее  жизни,  и  -  не  больше.  Мудрость
влюбленных в том, что, даже  уходя,  они  оставляют  нам  частичку  любви.
Аминь. Да простит мне Бог все мои прегрешения и то, что я смеюсь над  ним,
ведь я - часть Бога! И если я смеюсь над собой, значит, я смеюсь над  Ним!
Поистине гигантское терпение нужно иметь, чтобы терпеть все  это.  Но  все
отцы балуют своих детей.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0891 сек.