Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Фрэнсис Скотт Фицджеральд - МОЛОДОЙ БОГАЧ

Скачать Фрэнсис Скотт Фицджеральд - МОЛОДОЙ БОГАЧ

   II
   Энсон был старшим из шестерых детей, которым рано или  поздно  предстояло
разделить меж собой состояние в пятнадцать миллионов долларов, и  он  достиг
сознательного возраста - лет  семи?  -  в  начале  века,  когда  бесстрашные
молодые девицы уже разъезжали по Пятой авеню в "электромобилях". В  ту  пору
для него и для его брата выписали из Англии гувернантку, которая изъяснялась
на очень  чистом,  ясном,  безупречном  английском  языке,  и  оба  мальчика
выучились говорить, в точности как она, - слова и фразы звучали у них  чисто
и ясно, без свойственной нам  невнятной  скороговорки,  они  изъяснялись  не
совсем так, как говорят  английские  дети,  но  усвоили  выговор,  модный  в
светских кругах города Нью-Йорка.
   Летом всех шестерых детей увозили из особняка на Семьдесят Первой улице в
большую  усадьбу  на  севере  штата  Коннектикут.  Место  было   отнюдь   не
фешенебельное  -  отец  Энсона  хотел,  чтобы  дети  как  можно  дольше   не
соприкасались с этой стороной жизни. Он был  человек  до  известной  степени
выдающийся в кругу  избранных,  составлявших  светское  общество  Нью-Йорка,
особенно для своего времени,  которому  были  присущи  снобизм  и  нарочитая
вульгарность эпохи Процветания, и  он  хотел,  чтоб  его  сыновья  приобрели
привычку к сосредоточенности, сохранили физическое здоровье и выросли людьми
преуспевающими и готовыми вести  правильный  образ  жизни.  Он  и  его  жена
старались не спускать с них глаз до тех пор, пока двое  старших  не  кончили
школу, но в роскошных особняках это нелегко - куда проще в тесноте маленьких
или средних домов, где протекала  моя  юность,  -  мама  всегда  могла  меня
кликнуть, и я постоянно ощущал ее присутствие, ее одобрение или упрек.
   Впервые Энсон осознал свое превосходство, когда заметил  ту  угодливость,
проникнутую скрытой неприязнью, какую проявляли к нему жители этого  глухого
уголка  Коннектикута.  Родители  мальчишек,  с  которыми  он  играл,  всегда
справлялись о здоровье его папеньки  и  маменьки  и  втихомолку  радовались,
когда их детей приглашали в усадьбу Хантеров.  Он  считал,  что  все  это  в
порядке вещей, и недовольство всяким обществом, где он  не  первенствовал  -
если дело касалось денег, положения, власти, - было свойственно ему до конца
жизни. Он считал ниже своего достоинства соперничать  с  другими  мальчиками
из-за главенства - он ждал, чтобы ему уступили по доброй воле, а когда этого
не  происходило,  он  удалялся  в  круг  своей  семьи.  Семья   его   вполне
удовлетворяла, поскольку на Востоке деньги до некоторой степени и по ею пору
сохранили силу, какую они имели при феодализме, сплачивая родовой клан. А на
снобистском Западе деньги разобщают семьи, создавая избранные "круги".
   В восемнадцать лет, когда Энсон уехал в Нью-Хейвен, он был росл и  крепко
скроен, со здоровым румянцем  во  все  лицо,  благодаря  правильному  образу
жизни, который он  вел  в  школе.  Волосы  у  него  были  светлые  и  смешно
топорщились на голове, нос имел сходство с клювом - из-за этих двух черт был
он  далеко  не  красавцем,  -  но   он   обладал   внутренним   обаянием   и
уверенно-грубоватыми манерами, и люди из высшего сословия, встречая  его  на
улице, сразу же, не обмолвившись с ним ни единым словом,  признавали  в  нем
молодого богача, который учился в  одной  из  лучших  школ  Америки.  Однако
именно это превосходство помешало его успехам в университете - независимость
характера  ошибочно  приняли  за  эгоизм,  а  нежелание  принять  распорядок
Йельского университета с требуемой почтительностью как  бы  принижало  всех,
которые отдавали этому распорядку должное. Поэтому задолго до  конца  учения
он начал готовиться к жизни в Нью-Йорке.
   Нью-Йорк был для  него  родной  стихией  -  там  его  собственный  дом  с
прислугой, какую "ныне уже не сыщешь", и его семейство,  где  он,  благодаря
веселому  нраву  и  умению  устраивать  любые  дела,  вскоре   стал   играть
главенствующую роль, и настоящий мужской  мир  спортивных  клубов,  и  порой
бесшабашные кутежи с лихими девчонками, о которых в Нью-Хейвене  знали  лишь
понаслышке. Его виды на будущее были вполне заурядны - в  число  их  входила
даже некая безупречная воображаемая красавица, на  которой  он  когда-нибудь
женится, но они отличались от видов большинства молодых людей  тем,  что  не
были  подернуты   туманной   дымкой,   которая   известна   под   различными
наименованиями,  вроде  "идеализма"  или  "иллюзий".   Энсон   безоговорочно
принимал  мир  грандиозных  финансов  и  грандиозных  прихотей,  разводов  и
мотовства, снобизма и исключительных привилегий. Большинство из нас  кончает
жизнь компромиссом - ну а для него факт рождения на свет уже сам по себе был
компромисс.
   Впервые мы встретились с ним в конце лета 1917 года, когда он только  что
окончил  Йельский  университет  и,  подобно   всем   нам,   был   захлестнут
организованно  подогреваемой  военной  истерией.  В  зеленовато-синей  форме
морского летчика он прибыл в Пенсейколу, где оркестр в отеле  играл  "Прости
же, моя дорогая", а мы, молодые офицеры,  танцевали  с  девушками.  Он  всем
сразу понравился, и хотя  якшался  с  пьянчугами  и  был  не  очень  хорошим
летчиком, даже наши инструкторы относились к нему с известным уважением.  Он
зачастую подолгу разговаривал с ними уверенным,  убедительным  голосом  -  в
результате этих разговоров ему обычно удавалось выгородить себя или, гораздо
чаще,   какого-нибудь   другого   офицера,   которому   грозила   неминуемая
неприятность. Он был общителен, развязен, неистово жаден до  удовольствий  и
всех нас поверг в удивление, когда вдруг влюбился в  несовременную  и  очень
благопристойную девицу.
   Звали ее Паула Леджендр, и была она темноволосая, строгая красавица родом
откуда-то из Калифорнии. Зимой ее семья жила в  ближнем  пригороде,  и  она,
несмотря  на  свои  строгие  правила,  пользовалась   необычайным   успехом.
Существует широкий круг людей, чье самомнение отталкивает их от  насмешливых
женщин. Но Энсон был не из таких, и  я  не  мог  понять,  каким  образом  ее
"прямодушие" - именно так можно это охарактеризовать - привлекло его  острый
и довольно язвительный ум.
   Но как бы то ни было, они полюбили друг друга - и он ей покорился. С  тех
пор он уже не участвовал в вечерних попойках в баре  "Де  Сотто",  и  всякий
раз, как их видели вместе, они бывали увлечены долгими, серьезными беседами,
которые, вероятно, длились уже много недель. Потом как-то он рассказал  мне,
что эти беседы  с  глазу  на  глаз  не  касались  какого-либо  определенного
предмета, а выражались с  обеих  сторон  в  незрелых  и  даже  бессмысленных
высказываниях - эмоциональное содержание, которое  все  более  их  насыщало,
постепенно рождалось не из слов, а из их необычайной  серьезности.  Это  был
своего рода гипноз. Часто беседы их прерывались, уступая место тому  пустому
настроению, которое мы  называем  весельем;  когда  же  им  вновь  удавалось
остаться вдвоем, эти беседы  возобновлялись,  торжественно,  в  приглушенной
тональности, словно под некий аккомпанемент, который  давал  обоим  единение
чувства и мысли. Вскоре они стали досадовать  на  малейшую  помеху,  отринув
всякое легкомыслие по отношению к жизни и даже весьма умеренный цинизм своих
современников. Они бывали счастливы, лишь  беседуя  наедине,  и  серьезность
этих бесед озаряла их, подобно  янтарному  отблеску  костра,  пылающего  под
открытым небом. Но в конце концов возникла помеха, на которую они  не  могли
досадовать, - в их отношения вмешалась страсть.
   Как ни странно, Энсон увлекался этими беседами не меньше, чем она, и  был
столь же глубоко ими захвачен, но в то же время сознавал, что сам  он  часто
бывает неискренен, тогда как она непосредственна и  прямодушна.  К  тому  же
поначалу он презирал непосредственность ее чувств, но под  воздействием  его
любви девушка обрела душевную глубину и так расцвела,  что  он  уже  не  мог
более ее презирать. Он понимал, что, если ему удастся проникнуть  в  уютную,
спокойную жизнь Паулы, он будет счастлив. Долгие беседы в  прошлом  избавили
их от всякой принужденности - он научил ее кое-чему из того, что сам  усвоил
от  более  легкомысленных  женщин,  и  она  восприняла  это  с  восторженной
готовностью. Однажды, после танцевального вечера, они решили  пожениться,  и
он подробно сообщил о ней в письме к своей  матери.  На  другой  день  Паула
сказала ему, что она богата, владея собственным капиталом  почти  в  миллион
долларов.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0945 сек.