Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Боевики

Александр КАБАКОВ "НЕВОЗВРАЩЕНЕЦ"

Скачать Александр КАБАКОВ "НЕВОЗВРАЩЕНЕЦ"

       - Тут вы, конечно, немного перегнули,  Юрий  Ильич,  -  сказал  Игорь
Васильевич и, как обычно, засмеялся. - Женщину  под  пистолетом  гнать  не
стоило. Тем более и пистолет-то... купленный. А вы знаете, у кого, кстати,
вы его купили?
     - Дезертир, - сказал строгий  Сергей  Иванович.  -  Совершенно  точно
дезертир и, как он же сам признался, расхититель военного  имущества.  Зря
вы рисковали, Юрий Ильич, зря...
     - Мы вас, если что, конечно, в обиду не дадим, позвоним или подъедем,
если  нужно,   -  сказал  Игорь  Васильевич.  -  Но  другому  бы  пришлось
отвечать...
     - Вот и не нужно за меня заступаться, - упрямо сказал  я  и  придавил
сигарету в пепельнице. На этот раз мы сидели уже не в гостиничном  номере,
а  в  какой-то  квартире  в  одном  из  старых,  давно   вышедших   из-под
капитального ремонта домов на Садовой. Квартире  была  полупустая,  только
большой холодильник шумел в прихожей да в углу большой комнаты стояли  два
казенных кресла, низкий столик и диван с одним  отломанным  валиком.  Окна
были  завешаны  желтыми  газетами,  сквозь  газеты  лупило  солнце...   Но
пепельница на столике, естественно,  имелась.  -  Нет  уж,  не  надо  меня
защищать, прошу вас...
     - Да как хотите, Юрий Ильич, - воскликнул  Игорь  Васильевич,  -  как
хотите, мы  ж  понимаем,  что  вы  человек  самостоятельный,  независимый,
смелый, талантливый, гордый, неподкупный...
     - И вообще, - закончил  Сергей  Иванович,  который  от  раза  к  разу
становился все строже и строже, все важнее и важнее, покрикивал и на Игоря
Васильевича, и на меня. - Но теперь вопрос другой: ну, прогнали вы  эту...
даму. И дальше что? Почему же вы дальше не писали, а, Юрий Ильич?
     - Что вы имеете в виду? - спросил я,  чтобы  как-то  потянуть  время,
чтобы,  может,  снова  свести  разговор  к   невнятице,   к   неконкретной
лояльности. - Вообще-то больше и не было ничего... Ну, прохожие  разные...
бандиты...
     - Нет, Юрий Ильич, - тут посерьезнел и Игорь Васильевич, с  бандитами
все уже ясно. Вы нам напрасно не доверяете, Юрий Ильич. Времена теперь  не
те, мы ж вам сесть вот предлагаем, а вы... Мы сейчас в трудном  положении,
Юрий Ильич, а вы не верите. Пока с нами говорите - верите,  а  потом,  как
уйдете, так вас кто-то и настроит против нас. Может, жена?
     - Почему жена? - я чувствовал себя все увереннее по  мере  того,  как
нарастал их напор. - Вот вы говорите, времена не те. А  если  снова  будут
те?..
     - Что ж вы думаете, Юрий Ильич, мы тогда здесь дыбу поставим, что ли?
- обиделся Сергей Иванович. - Разве можно так рассуждать? Вы же нас, лично
нас, перед собой видите? Похоже, что мы на такое способны?
     - Ну, лично вы, может, и не способны, - замялся я, -  но  редакция  в
целом...
     - И никто в редакции, уверяю вас! - взялся Игорь  Васильевич.  -  Это
все у вас старые стереотипы, как теперь говорят, образ  друга...  то  есть
врага... А у нас теперь все кадры сменились, народ грамотный,  вон  Сергей
даже три института кончил, правильно, Сергей?
     - Ну, - сказал Сергей Иванович. - А раньше у нас  даже  подполковники
не все читать умели. Вот Игорь Васильевич лично  помнит  одного,  он  даже
"расстрел" через одно "эс" писал, представляете?
     - Представляю, - сказал я, и мы все  втроем  засмеялись.  Хорошо  так
засмеялись, понимая друг друга...
     - Вот я и говорю, - сквозь смех произнес Игорь Васильевич, -  если  у
вас адресок и телефон этого... ну, который вам предлагал  кое-что...  если
остались, вы поделитесь, вам же и легче будет...
     - Это ж ведь он и есть, -  сокрушенно  вздохнул  Сергей  Иванович,  -
экстраполятор  ихний.  Причем  тесно  связанный  с   ихними   пресловутыми
редакциями. С нашими, извиняюсь,  коллегами  по  ту  сторону  исторических
баррикад. Он только числится экстраполятором, а на самом деле имеет звание
старшего редактора. Его уже один раз выдворяли даже.
     - Действительно, - я ляпнул и остановился. Действительно...
     - Что действительно? - Сергей Иванович  быстро  встал  с  дивана,  на
уголке которого он по обычаю устроился, подошел ко мне вплотную,  нагнулся
- почти лицом к лицу. Пацан этот быстро повзрослел. Губы у него  уже  были
не такие пухлые, а толстые щеки стали обвисать, он был все так  же  важен,
но уже совсем не смешон. - Что действительно? Говорите!
     - Я его вроде и раньше видел... -  мямлил  я.  -  Довольно  известный
экстраполятор... Представляет здесь какой-то институт. Не помню...
     - А мы помним! - Игорь Васильевич тоже склонился  ко  мне,  два  этих
лица теперь были так близко к моему,  что  черты  их  даже  искажались.  -
Помним: Николай Михайлович Лажечников, потомок эмигрантов,  Николас  Лаже,
представитель института экстраполяции Европейского  Сообщества,  на  самом
деле - старший редактор одной из редакций! Адрес, телефон!  Быстрее,  Юрий
Ильич!
     - Я потерял, - пробормотал я. - Выронил из куртки...
     И тут же атмосфера в комнате снова стала очаровательно дружеской.
     - Ну, это совсем другое дело!  -  опять  весь  сморщился  в  сплошную
улыбку Игорь Васильевич. - Так бы и сказали! Что вы, ей-богу, Юрий  Ильич?
Это ж полностью меняет дело... Потерять каждый может.
     - Вот я, например, однажды шесть  томов  совершенно  секретного  дела
потерял, - засмеялся и Сергей Иванович, - когда еще молодым был...
     -  Точно!  -  хлопнул  себя  по  колену  Игорь  Васильевич.  -  Ровно
восемнадцать лет тому назад, когда его только  из  полковников  в  стажеры
перевели, точно, Сергей?
     - Так точно, - подтвердил Сергей Иванович.  -  Потерял  -  и  ничего.
Потерять любой может...
     - Из полковников - в стажеры, - повторил я. Ум у меня  вовсе  заходил
за разум.
     - Ага, - кивнул Сергей Иванович, - у меня  тогда  еще  только  четыре
класса было,  я  вечернюю  начальную  заканчивал...  Ну,  полковник,  сами
понимаете: корову через "ять" писал, одно дело знал - иголки да ногти... А
уж потом в один институт поступил, во второй, и пошло... Уже восемнадцатый
год стажером. А что? Почему вы этим заинтересовались?
     - Я по-нял, - хитро протянул Игорь  Васильевич.  -  Юрия  Ильича  мое
звание интересует, правильно? Так я вам скажу: майор я.  В  восьмой  класс
перешел только что, с отличием... Еще вопросы, как говорится, будут?
     - Никак  нет,  -  ответил  я.  -  Все ясно.  А вы,  Сергей  Иванович,
значит...
     - Как двадцать пять лет отслужу, - кивнул Сергей Иванович, - так всех
моих институтов как не бывало. Получу снова первое офицерское звание - и в
вечернюю. Арифметика, география, то-се...
     - Вот так, Юрий Ильич,  -  заключил  Игорь  Васильевич.  -  Обновляем
помаленьку кадры. А вы думали, у нас не меняется ничего... Ну, я вижу,  вы
спешите. Так что  пожелаю...  А  найдете  адресок  или  там  телефончик  -
звоните, ладно?
     - Непременно позвоню, - пообещал я, решительно направляясь к двери.
     - Или мы позвоним, - сказал Сергей Иванович. Оба они  шли  вместе  со
мной, чтобы еще раз пожать мне руку.  Мы  нежно  простились,  и  я  вышел,
тихонько притворив за собою дверь. Перед  этим  я  оглянулся.  Они  стояли
рядом и смотрели мне вслед. Выглядели они сегодня внушительно: оба были  в
форме, с ромбами в петлицах и  наградами,  в  новеньких  ремнях  и  хорошо
начищенных сапогах.
     Над Садовой желтой гарью светилось небо, жара туманила перспективу, и
бешено спешащие машины кучей заворачивали на Маяковку, стараясь прорваться
на Брестскую, пока пешеходам не дали зеленый.
     Жена была дома, она сидела на кухне, перед нею лежал английский роман
и стоял стакан чая с молоком.
     - Идем, - сказал я. - Собирайся. У нас уже нет и не будет времени.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1032 сек.