Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Эзотерика

Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

Скачать Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

    Истребление любителей эсперанто продолжалось. Мой "люгер" кашлял,
    словно хронический туберкулезник, - его просто душили приступы кашля.
    Практически каждый тарантул из коллекции отца Айры Гамильтона уже
    получил имя собственное. Я позвонил дяде в Голливуд и поинтересовался,
    не найдется ли случайно стендов с тарантулами в его бункере в Коннектикуте.

    - Не знаю, - ответил дядя, - я никогда там не был. А зачем они тебе
    понадобились?

    - Ведь это память об отце, - промямлил я.

    - О' кэй, позвони моему управляющему, - и он продиктовал номер телефона.

    - Да, сэр, - подтвердил управляющий мое предположение, - стенды с
    тарантулами все еще находятся там.

    - Мне хотелось бы их забрать.

    - Сделайте одолжение. - По-моему, он был очень удивлен.

    Стенды, уже заполненные именами, перекочевали в гараж, где они были
    сложены один на другой. Их место заняли тарантулы из Коннектикута.

    Чуть позже в Лос-Анджелесе мне удалось проникнуть в один из дорогих
    домов, стоящих на Беверли-хилл. Я застал там очаровательную хозяйку -
    довольно известную актрису, пропагандирующую эсперанто. Однако стоило
    мне наставить на нее "люгер", как она неожиданно рухнула замертво:
    свалилась в бассейн, из которого была выпущена вода. На столе я
    обнаружил записку, из которой следовало, что она покончила с собой -
    отравилась. Во всем винила моего дядю. Вернее, дядю Айры Гамильтона.

    Потом мне приснилась Бо. Они с Айрой лежали в комнате студенческого
    общежития, разгоряченные сексом, и глупо таращились в потолок. Она
    попросила сигарету и принялась пускать дым маленькими колечками.

    - В последние дни ты все время какой-то мрачный, - ворчала Бо. - Я-то
    думала, что когда выйдет твоя монография...

    - Стоп! - прервал ее Айра. - К черту монографию! Лучше поговорим о
    твоем увлечении фигурным катанием. Что за тип сейчас с тобой в паре? Я
    имею в виду этого увальня-блондина с кукольным лицом.

    - А, Тэйлор... - Бо захихикала. - Между прочим, тренер возлагает на
    него большие надежды. Из нас может выйти неплохая пара. На льду, я имею
    в виду.

    - Но у него руки, как у орангутанга. С такими руками, хорошо
    зарабатывать деньги мытьем окон на небоскребах.

    - Ты что, ревнуешь?

    - Еще чего!

    - Тогда я не понимаю... И почему ты не хочешь, чтобы мы поговорили о
    монографии?

    Айра тоже потянулся за сигаретой.

    - Тираж минимальный, - нервно проговорил он. - Критика самая
    недоброжелательная. Все время одно и то же. Их, видите ли, смущает
    кровь! Ха! Исследование посвящено деятельности инквизиции, а они
    морщатся от крови. С каплей крови они, быть может, еще смирились, но во
    времена инквизиции кровь проливалась рекой! Прямо не критики, а девицы
    какие-то с испорченными нервами. Научный подход, видите ли, несовместим
    со злоупотреблениями натурализмом!

    Айра глубоко затянулся.

    - А вот им всем! - закричал он, ударяя одной рукой по месту сгиба другой.

    - Фу, как некрасиво, - поморщилась Бо.

    - Ну и катись! - Айра бросил горящую сигарету на пол. - К этому своему
    Тэйлору!

    - Глупый.

    Поднявшись с кровати, Бо подобрала с пола сигарету и затушила ее в
    пепельнице...

    Следствию все же не удалось доказать вину Лепаж-Ренуфа в деле о гибели
    яхты "Эксельсиор", он был освобожден от домашнего ареста и вскоре
    исчез, что позволило многим усомниться в непричастности Нобелевского
    лауреата к организации взрыва.

    В результате этих событий Исполнительный Совет любителей эсперанто
    оказался полностью переизбран (из старых его членов остался только я).
    Нужно отметить, что перевыборы - или, точнее, новые выборы -
    организовать оказалось весьма непросто, поскольку ряды эсперантистов к
    этому моменту ощутимо поредели. Все же девять человек набрать удалось.
    Работа над "Точным словарем Масперо" продолжалась.

    И тут случилась на первый взгляд парадоксальная штука. Одного из членов
    нового Совета звали Эберкромби. Я подкараулил его в штаб-квартире в
    Дублине, когда в особняке больше никого не было, и ткнул дулом "люгера"
    ему в нос.

    - Меня зовут Дин Донн, - зловеще проговорил я.

    Он ответил холодным взглядом.

    - Да, брат, - сказал он. - А я все никак не мог решить, кто из нас этот
    самый легендарный...

    - Ты это о чем? - не сразу дошло до меня.

    В ответ он рванул на себе рубашку, обнажая жилетку, начиненную тротилом.

    - Ты тоже дракон? - вздрогнул я от неожиданности и опустил пистолет.

    - И не только я, брат, не только я.

    - Кто же еще?

    - Да, практически, все нынешние члены Совета. Скажу тебе больше...

    - Куда уж больше, - запротестовал я.

    Но он не хотел угомониться:

    - По-видимому, не только все члены Совета, но и, вообще, все оставшиеся
    в живых любители эсперанто - драконы.

    - Не может быть!

    - Мы уничтожили всех, причем ты, безусловно, наиболее заслуженный.
    Кстати, когда ты намеревался пришить того парня в штате Юта, именно я
    отвлек внимание полиции своими действиями в Майами.

    - Что же это получается, - с трудом выговорил я. - Мы уничтожили всех
    любителей эсперанто, а само эсперанто живет и процветает?

    - Процветать, не процветает, но пока еще живет, - согласился он.

    Расправившиеся было за моей спиной перепончатые крылья поникли. Однако
    через мгновение мои глаза вновь зажглись красным пламенем.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1201 сек.