Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Эзотерика

Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

Скачать Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

Имя каждого из убитых мною любителей эсперанто - многие из них я узнавал
лишь из газет - получал очередной тарантул. Я надписывал его рядом с ним на
стеллаже аккуратным каллиграфическим почерком. Для членов ИСЛЭ был
заготовлен специальный стенд с бархатом, на котором покоились особенно
крупные тарантульи особи. Одновременно я вел активную переписку на
эсперанто с членами Совета и другими активистами движения. Компьютер пыхтел
от натуги, принимая все новые и новые сообщения, поздравления,
предостережения. В частности, мне рекомендовалось не носить значок в
общественных местах, а также не вступать в разговоры, если ко мне обратятся
на эсперанто на улице. Со своей стороны приблизительно то же самое я
рекомендовал и другим. Им ведь было невдомек, что ежедневно ко мне в
компьютер поступают сотни новых имен и адресов. Отныне я не нуждался в
случайных встречах. К тому же мне удалось вскрыть сетевую защиту и
проникнуть в информационную базу данных Исполнительного Совета. Вскорости
сотый по счету тарантул получил имя, и я сделался магистром. При этом
прекрасно сознавая, что получить звание доктора будет значительно сложнее.

В гараже рядом с бункером обнаружилось несколько фотографий моей матери. В
общем-то, у меня сохранились о ней кое-какие воспоминания, поскольку, когда
она нас бросила, мне уже исполнилось четыре года. Стоило взглянуть на эти
фотографии, как сразу становилось ясно, что отец Айры Гамильтона ей не
пара. Слишком она выглядела сияющей в период предпринимательского взлета
отца. Вполне возможно, она подошла бы дяде. Однако того интересовали лишь
киноактрисы, которых ему нравилось доводить до состояние глубокой
депрессии.

Мой дядя! Вернее, дядя Айры Гамильтона! Один из ведущих заправил Голливуда.
Баснословное состояние, которым он располагал, однако не помешало ему
принять участие в разделе отцовского имущества. Если не ошибаюсь, ему
отошел бункер в Коннектикуте. Дядя слыл очень вздорным и жестоким
человеком, и одно время даже поговаривали, будто он явился виновником
самоубийства двух многообещающих киноактрис.

Я повесил мамины фотографии рядом с портретами доктора Заменгофа и
Драконта.

А через несколько дней отправился в Европу. Самолет приземлился в
Копенгагене, но там мне не повезло и первого любителя эсперанто в Старом
Свете я настиг только в Роттердаме. Там же в толпе я приметил одного из
драконов. Мы сразу узнали друг друга по слегка оттопыренным рубашкам.
Приблизившись, я поднял вверх ладонь, и он слегка шлепнул по ней своей
ладонью. Мы отошли в сторону.

- Против кого воюешь? - поинтересовался я.

- Против эксгибиционистов, - ответил он. - Ну это те ребята, что любят
пощеголять голышом.

- А почему? - Я имел ввиду, за что именно он их уничтожает.

Он пожал плечами.

- Странный вопрос. Ведь это же неприлично.

Я бросил на него оценивающий взгляд. Вполне серьезный парень, и тротила в
его жилетке, по крайней мере, на полтора килограмма больше, чем в моей.

Мы посидели в баре, выпили по коктейлю и разошлись, пожелав друг другу
хорошей охоты. Приблизительно через пол года я обнаружил его фотографию в
газетах: отстреливающегося, окровавленного, со всех сторон обложенного
агентами Интерпола. Потом он взорвал себя, и у магазинов на той площади
рухнули витрины. Целый день я ходил сам не свой. Мысленно находился рядом с
ним и посылал очередь за очередью в наших врагов.

Одна из штаб-квартир Исполнительного Совета любителей эсперанто
располагалась в Дублине в старом двухэтажном особняке. Я был принят там с
почетом и представлен членам Совета. При этом лишь Лепаж-Ренуф отнесся ко
мне довольно холодно и с настороженностью. Остальные же - в особенности я
сошелся с Масперо - проявили немалое радушие. Как и доктор Заменгоф, по
профессии Масперо являлся окулистом. Он был высоким, тощим, с большими
черными глазами и орлиным носом.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0459 сек.