Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Эзотерика

Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

Скачать Михаил Березин Книга усовершенствования мертвых

    Задумавшись над этим всерьез, я неожиданно понял всю эфемерность своего
    нынешнего положения. Ведь то, что я - дракон-убийца для меня в не
    большей степени верно, чем то, что я впал в детство или сделался
    гонщиком "Формулы-1". Да и убиваю я лишь индивидуумов, приостанавливая
    деятельность биохимических процессов и стирая память на манер того, как
    это делается в компьютерах. На месте прежней информации вскорости
    появляется новая. А для человека я определяю всего лишь одну из
    бесконечного множества равноправных версий судьбы, сквозь которые
    проходит его сознание. Человека убить нельзя - он и без этого мертв.

    Разумеется, попутно мне пришлось дать объяснение немалому числу других
    понятий.

    Любители эсперанто набросились на меня, будто татаро-монгольская орда
    на Европу. Как же! Ведь я посягнул на человеческую индивидуальность.
    Согласно моим утверждениям выходит, словно все мы - как бы один
    человек, ведь бесконечное число вариантов судьбы охватывает нас всех. И
    этот пресловутый поток сознания, проходя через каждого, объединяет нас
    в единое целое.

    Мне удалось их немного успокоить - пока об этом речь не идет. Хотя,
    быть может, в этом и кроется истина. И все же мне кажется, что в самом
    потоке сознания - некоем эфире - уже заложена человеческая личность.
    Ведь понятие "индивидуум" неразрывно связано с памятью, а понятие
    "личность" - всего лишь с чертами характера и наклонностями. Я могу
    быть наследным принцем или нищим, но если по натуре я - грешник, то на
    какой из бесконечного количества версий судьбы ни остановиться,
    праведником мне не бывать.

    Пока я занимался в Дублине столь достойной деятельностью, выстрелы
    продолжали греметь. По обе стороны от океана ребята-драконы не дремали.
    Еще тогда, в Солт-Лейк-Сити, я начал подозревать, что уже не только я
    один ополчился против любителей эсперанто. Теперь в этом не оставалось
    сомнений. Ряды эсперантистов редели, словно стая уток в сезон охоты. Я
    не мог далее оставаться в стороне, и в один прекрасный день очередной
    тарантул получил имя Масперо.

    Это произошло в зимнему саду дублинского особняка. Я посмотрел ему
    прямо в глаза.

    - Мое имя - Дин Донн, - признался я.

    Масперо удивленно замер.

    - Не очень смешная шутка, - проговорил он, облизывая губы.

    - А я и не шучу, - заверил я, вынимая "люгер" из кармана. - Попрошу
    принять во внимание, что согласно нашему же словарю, изменяясь как
    индивидуум, как личность вы остаетесь таким же, каким были прежде.

    "Люгер" кашлянул, и Масперо повалился навзничь.

    Во время панихиды я прилюдно поклялся, что продолжу совместно начатое
    дело, и оставшиеся члены Совета за исключением Лепаж-Ренуфа высказали
    желание всерьез подключиться к работе над проектом. Словарю я дал
    название "Точный словарь Масперо". Вместо Масперо в Совет был принят
    Либлейн, однако моя пуля тут же сразила его, после чего в ИСЛЭ избрали
    меня.

    Разумеется, газеты обнаружили во мне очередную мишень для Дина Донна.
    Пришлось поверить им и спешным образом вернуться в Пенсильванию.

    Нужно заметить, что в сфере подсознательного я еще не в полной мере
    освободился от Айры Гамильтона. Скажем, в ночных кошмарах до сих пор
    представал в облике этого шакала. Бывало, правда, что и во сне я был
    Дином Донном, или еще кем-нибудь, однако чаще все же это был он - Айра.
    Он как бы являлся из каких-то неведомых миров и пространств, из
    каких-то загадочных мест вроде царства Аида. Мало того, во снах он
    продолжал жить своей прежней жизнью. Сны иллюстрировали прошлое.
    Скажем, в первую ночь после возвращения в бункер мне приснился его
    разговор с отцом. Происходило это, в одном из скаутских интернатов как
    раз в то время, когда отец бросил на произвол судьбы свою очередную семью.

    - Как дела, Айра? - поинтересовался отец, потрепав мальчика за плечо.

    В ответ Айра Гамильтон только засопел.

    - Сколько раз ты делаешь выход силой?

    Ну вот, начинается!

    - Десять, - неохотно отозвался Айра.

    - А подъем переворотом?

    - Семь.

    - Неплохо. А подтягиваешься сколько раз?

    - М-м-м... семнадцать.

    - А отжимаешься на кулаках?

    - Не помню.

    Айра делался все угрюмее. Неужели больше не о чем говорить? У них,
    между прочим, имеются и общеобразовательные дисциплины.

    - Ну раз не помнишь, значит много. - Отец рассеяно посмотрел по
    сторонам. - Окреп ты здесь, сынок. Н-да... А стреляешь как?

    И тут лицо Айры вспыхнуло.

    - Стреляю я лучше всех, - с каким-то мстительным выражением заявил он.

    - Вот это номер! - воскликнул отец Айры Гамильтона. - Мой сын стреляет
    лучше всех в группе! Когда подрастешь, я организую для тебя охоту на львов.

    Хорошо еще, что не на тарантулов, промелькнуло в голове у Айры.
    Разумеется, он не стал уточнять, что каждый раз, когда спускает курок,
    он мысленно видит посреди мишени физиономию отца. Что он всегда у него
    на мушке, отсюда и такие отличные показатели в стрельбе. И что когда он
    отжимается или делает подъем переворотом, силы ему придает слепая
    ярость, ненависть...

    - Ну а кем ты хочешь стать? Теперь, когда ты такой крепкий...

    - Киносценаристом, - неожиданно выпалил Айра. В панике, что если тут же
    не поставить точки над i, отец бесцеремонно залапает его будущее.

    Отец с удивлением уставился на него.

    - Сценаристом? Странно. Хм-хм... А ты хотя бы можешь отличить ямб от хорея?

    Айре тут же сделалось досадно, что он так глупо проговорился.

    - Сценаристом, а не поэтом, - уточнил он. - Поэзию я терпеть не могу.

    - Х-м...Ну, я думал, это все равно нужно уметь. А почему именно
    сценаристом? Неужели у тебя есть, что сказать этому гнусному обществу?

    Вот тебе и на! Оказывается, Айру с отцом все-таки кое что объединяет.
    Ведь он тоже считал общество гнусным.

    - Можно говорить, а можно и не говорить. Достаточно развлечь, -
    возразил он. - К тому же и самому интересно.

    - Ты просто раскатал губу на крупные гонорары, признавайся.

    Айра только пожал плечами.

    - Ну ясное дело. - Отец довольно захихикал. - Иначе бы ты не был моим
    сыном.

    - Гришему удается, Стивену Кингу, Клэнси... Я не верю, что они сделаны
    из какого-то особого теста.

    - Любопытно, любопытно, - промямлил отец. - А ты уже сделал что-нибудь
    в этом направлении, что-нибудь написал?

    - Пока только всякую ерунду: сценарии для короткометражных фильмов. Но
    в ближайшем будущем я планирую написать настоящий кинороман.

    - И ты их уже кому-нибудь показывал?

    - Что именно?

    - Ну, эти свои работы.

    - Пока нет.

    - Знаешь... - Видно было, что отец Айры Гамильтона всерьез
    заинтересовался. - Покажи их мне.

    - Нет, - отрезал Айра.

    - Ну почему же? А вдруг ты - гений. Вроде Вуди Алена.

    - Вроде кого?

    - Вроде Вуди Алена.

    Айра в нерешительности подергал металлическую пуговицу на гимнастерке.

    - Я знаю, куда их нужно послать. И я пошлю.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2123 сек.