Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Паскаль Киньяр. Все утра мира

Скачать Паскаль Киньяр. Все утра мира

ГЛАВА 11

     Шли  месяцы.  Однажды, когда стояла лютая стужа и поля  завалило  снегом,
учитель  и  ученик  настолько продрогли, что были вынуждены  прервать  игру.
Застывшие  пальцы не слушались их, пришлось уйти из хижины в  дом,  где  они
расположились у камина, нагрели вина, добавили в него корицу  и  пряности  и
выпили.
     - Это вино разогрело мне грудь и живот, - сказал Марен Маре.
     - Знаете ли вы художника Божена? - спросил его Сент-Коломб.
     - Нет, сударь, я не знаком ни с кем из художников.
     -  Недавно  я  заказал ему картину. На ней изображен угол моего  рабочего
стола, что в музыкальном кабинете. Поедемте к нему.
     - Теперь же?
     - Да.
     Марен Маре взглянул на Мадлен де Сент-Коломб; она стояла боком к нему,  у
окна, глядя сквозь затканное инеем стекло на расплывчатые, еле видные ивы  и
шелковицу.  Она  внимательно слушала. Потом бросила на него какой-то  особый
взгляд.
     - Поедемте навестить моего друга, - говорил тем временем Сент-Коломб.
     -  Да-да,  - отвечал Марен Маре. Не спуская глаз с Мадлен, он расстегивал
камзол, чтобы потуже зашнуровать свой колет из буйволовой кожи.
     - Это в Париже, - говорил Сент-Коломб.
     - Да-да, - отвечал Марен Маре.
     Они  тепло  оделись.  Господин де Сент-Коломб  закутал  голову  шерстяной
шалью;  Мадлен подавала мужчинам шляпы, плащи, перчатки. Господин  де  Сент-
Коломб  снял  с  гвоздя  у камина свою шпаги и портупею.  То  был  первый  и
последний   раз,  когда  господин  Маре  увидел  господина  де   Сент-Коломб
вооруженным. Юноша с интересом разглядывал рельефное изображение  на  эфесе:
фигуру Харона с веслом в руке.
     - В путь, сударь! - скомандовал Сент-Коломб.
     Марен  Маре  оторвался от созерцания шпаги, и они вышли  из  дома.  Марен
Маре  пробовал представить себе кузнеца в тот миг, когда тот ударил молотком
по   этому   клинку  на  наковальне.  Ему  вспомнилась  маленькая   сапожная
наковальня,  которую  отец ставил себе на колено, звонкий  стук  молотка  по
железу.  Он  вновь  увидел руку своего отца, с жесткой мозолью  от  рукоятки
молотка;  он  почувствовал эту мозоль однажды вечером, когда  отец  потрепал
сына  по щеке; мальчику было в ту пору четыре или пять лет, он еще не сменил
мастерскую  на  капеллу.  И  он  подумал,  что  у  каждого  свои  мозоли:  у
виолонистов на подушечках пальцев левой руки, у сапожников на большом пальце
правой.  Выйдя  из дому, они попали в снежную бурю. Господин де  Сент-Коломб
кутался  в  плотный  коричневый плащ; из-за шерстяной  шали  виднелись  одни
глаза. То был единственный раз, когда господин Маре видел своего учителя  за
пределами  его  дома  и  сада.  Казалось, он навечно  прикован  к  ним.  Они
спустились  к  Бьевре. Завывал ветер, под ногами звонко  хрустела  скованная
морозом  земля.  Сент-Коломб схватил ученика за плечо  и  приложил  палец  к
#c!  ,,  этим знаком предписывая ему молчание. Они шумно шагали  по  дороге,
согнувшись чуть ли не в двое, борясь со встречным ветром, что хлестал их  по
открытым глазам.
     -  Вы  слышите, сударь? - крикнул Сент-Коломб. - Слышите, как по  разному
звучат струны ветра, верхняя и басовая?





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0872 сек.