Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Владимир Талалаев. "И воскреснут мертвые"

Скачать Владимир Талалаев. "И воскреснут мертвые"

x x x

     Несколько секунд  все  стояли, замерев. Словно  ожидая какого-то знака,
знамения... Света с потолка? Зычного голоса? Призрачных теней?
     Даже  Мак напрягся,  словно  перед броском.  Корней  нервно  пощелкивал
пальцами. Пампа  оглянулся по  сторонам,  словно  в  окружении...  Загорский
судорожно сглотнул.  Только Уно стоял неподвижно, маленький и взлохмаченный.
Может, он решил, что Странники войдут в него, чтобы заговорить с землянами?
     Ничего не происходило, и прилетевшие  расслабились, готовые повернуться
и возвращаться на корабль, сожалея о потерянном времени...
     И  в  этот  момент  легкое движение привлекло  внимание гостей  города.
Изгибался янтарин.  Фрагмент  стены  выдавливался внутрь полусферой,  словно
растущий  нарыв.  Никто  и   не   понял,   в  какой  момент  сфера  потеряла
симметричность,  изменяясь во что-то  смутно знакомое.  И  вскоре вырост уже
напоминал человеческую фигуру, прозрачно-желтую  и  связанную  со стеной все
утончающимися янтариновыми нитями... Фигура, сходная с человеком лишь общими
контурами, сделала шаг. Второй...  Исчезали нити-связи. Третий... Совершенно
отделившись от стены, янтариновый человек кивнул стоящим перед ним...
     -- Здравствуйте... -- растерянно как-то проговорил Загорский. -- Так Вы
и есть Странник?
     Фигура  продолжала  видоизменяться,  и  вот  уже   на  грубой  "статуе"
вырисовались  глаза, рот...  Черты лица становились  все более совершенными,
словно их дорабатывал невидимый скульптор... На теле  обозначился  костюм  с
галстуком...  А затем  волной  все это оцветилось, и перед ними стоял  самый
обыкновенный землянин, словно пришедший из недалекого прошлого...
     Корней взглянул за спину  визитеру. Стена выпрямилась,  и  не  было  ни
малейшего следа  недавних изменений... Если не считать самого стоящего перед
ними...
     -- Приветствую  и вас, гости... -- ответил незнакомец приятным голосом.
--  Мы давно ждали  этой  минуты... И мне  вдвойне приятно, что  я  говорю с
представителями сразу двух миров, достойных Принятия.
     --  Давно ждали? --  озадаченно  спросил  Максим. --  И  это называется
ожиданием?
     --  Ждали, --  спокойно  ответил незнакомец, --  Не каждая  цивилизация
может додуматься  до той простой  истины, как  позвать нас...  Для этого  не
нужно ни молекулярных ключей,  ни  секретных  позывных... Достаточно  просто
прийти  и  обратиться  к нам  согласно  гостевым  традициям  вашего  мира...
Забавно,  что  эта умная мысль пришла в голову не Бромбергу и не  почтенному
ученику Рудольфа Сикорски, а мальчишке из мира, который вы все считали диким
и необразованным...
     -- Не таким уж и необразованным! -- обиделся вдруг  Пампа,  -- Мы давно
уже не дикари средневековья! У нас даже свой космодром есть...
     --  Есть,  --  улыбнулся  незнакомец,  и  улыбка его  была  открытой  и
искренней, -- Но это в  ваши времена, а Уно -- из прежнего Арканара... И все
же  именно  ему, а не Вам или  Бромбергу пришла  в  голову  эта  мысль... Не
странно  ли? А  ведь  Бромберг, неугомонный Айзек, почти правильно подошел к
нашей   сущности...  Помните   его  Меморандум,  Каммерер?   "Две  реальные,
принципиально различающиеся  возможности.  Либо  остановка,  самоуспокоение,
замыкание на себя, потеря интереса к физическому  миру.  Либо  вступление на
путь  эволюции второго  порядка, на путь эволюции планируемой и управляемой,
на путь к Монокосму.
     Синтез  Разумов  неизбежен.  Он  дарует  неисчислимое количество  новых
граней восприятия мира,  а это ведет к неимоверному увеличению количества и,
главное, качества доступной к поглощению  информации, что, в  свою  очередь,
приводит  к  уменьшений  страданий до минимума  и  к  увеличению радости  до
максимума.  Понятие  "дом"  расширяется  до масштабов Вселенной.  (Наверное,
именно  поэтому  возникло  в  обиходе  это безответственное  и поверхностное
понятие --  Странники.)  возникает новый метаболизм, и как следствие его  --
жизнь и здоровье становятся практически вечными. Возраст индивида становится
сравним  с  возрастом  космических   объектов  --   при   полном  отсутствии
психической усталости. Индивид Монокосма не нуждается в творцах. Он сам себе
и  творец,  и потребитель  культуры.  По капле  воды он способен  не  только
воссоздать образ океана, но и весь мир населяющих его существ, в том числе и
разумных. И все это при беспрерывном, неутолимом сенсорном голоде."
     Вот  такая  вот  цитата... -- незнакомец  улыбнулся,  аж  зажмурился от
удовольствия... --  Эх,  какое  хорошее  начало! И ведь  главное заметил  --
Синтез Разумов!  А  потом  ляп -- и  как  обухом  по  голове: конструируемые
индивидуумы,  суперэгоисты  космического  масштаба! Меньшинство,  обгоняющее
большинство решительно и бесповоротно! Такое ощущение, что начало писал один
человек, а продолжал совершенно другой!
     --  Но ведь  Бромберг  оказался  прав!  --  вскинулся  Каммерер,  --  И
возникшие   Людены   тому  доказательство!  Разве  они   не  приблизились  к
Странникам? Ответь мне!
     --  Нет. Не приблизились. Более того -- они еще  дальше от нас, чем вы.
Навсегда дальше... Они пошли путем Йуругу -- разрозненные Разумы в Свободном
Поиске... Но это не наш путь...
     -- А ваш...
     -- Наш путь  -- единение, синтез Разумов...  Когда каждый, КАЖДЫЙ кроме
своей  собственной  индивидуальности знает и  чувствует  все то, что знают и
чувствуют все остальные, как бы далеко  они ни  были бы рассеяны по свету...
Вот тогда зло действительно становится невозможным...
     -- Но ведь это не отменит меньших зол, -- задумчиво возразил Загорский,
-- Скажем  -- знание, кто кого  любит, все равно не решит проблемы любовного
треугольника...
     --  А  вы  допустите на какой-то  момент такую крамолу,  что моногамные
обычаи,  культивируемые на  Земле  на  продолжении  стольких  веков,  просто
возьмем и  отменим... Останется ли тогда эта  дутая проблема? Ведь решили же
вы  проблемы частной собственности, так почему  же жив по  сей  день  реликт
времен, когда женщину считали  вещью господина-мужчины? И вообще -- что есмь
пол, раса, вид, если вы способны изменять свое  тело как угодно, даже  стать
лучом  звезды,  несущимся  сквозь  пространство,   или  гравитонной  волной,
мгновенно  достигающей самых дальних закутков мироздания?.. Если  сегодня вы
мужчина, завтра девочка, послезавтра голован или тахорг,  а в субботу с утра
решаете вдруг превратиться в травинку или звук пастушьей свирели?
     -- А вы... превращаетесь? -- спросил молчавший до того Уно...
     -- Ну ты же видел, малыш...
     --  Я  так  понял,  что  при  всей  тонкости процесса он идет  какое-то
определенное время... -- хмыкнул Каммерер.
     -- Зачем же? -- брови незнакомца  вскинулись в  удивлении,  -- Просто я
решил, что  мгновенное  появление  испугает вас  и  не позволит вам осознать
связь между нами-ждущими и нами-творящими...
     -- Ждущими?.. -- слово решительно не  понравилось Маку. --  Так значит,
янтарин -- это не  средство коммутации, не строительный материал, а сами вы?
И города ваши, и базы -- они не покинуты, а они и есть -- Странники?
     -- Ну разумеется! Я рад, что вы это уже осознали...
     -- Но почему  вы  выбрали именно этот материал  -- янтарин? Это  как-то
связанно с особенностями Странников? Или удобно для перемещения, связи? -- в
Каммерере начал просыпаться истый КомКоновец.
     -- Нам  было  совершенно  все равно, какой вид принимать... Хоть земли,
травы  или  грязи...  А  янтарин...  просто  это  красиво...  Древняя  смола
карлианской сосны, спрессованная толщами нещадного времени -- что может быть
красивей?..
     -- А мгновенно -- это как? -- вмешался вновь Уно.
     -- А вот так, -- ответил второй Уно, оказавшийся на месте незнакомца. В
следующий  момент он  обратился лучом  света, заметавшимся меж  стенами, как
между зеркалами, впитавшимся в стены и  оранжевым сгустком сияния проплывшим
в глубине  янтарина...  А  затем выскочившим  наружу синим  цветком, хрупкой
розой, которая  обратилась  к Уно: -- Примерно вот так...  В мгновение можно
стать  кем угодно и чем угодно... Даже  ракопауком, -- добавил Странник, уже
превратившись  в  ракопаука,   почти  как  настоящего,   только  размером  с
котенка...
     --  Однако  я  знаю,  что  даже  вам  будет  слабо! --  вмешался  вдруг
Загорский. --  По  чашечке чая  всем присутствующим и брошку из янтарина  --
моей жене. Слабо? Правильно: у меня нету жены!
     -- Мне всегда  нравилось умение землян создавать парадоксы... --  потер
подбородок Странник, вновь принявший вид человека в костюме и галстуке... --
Это  делает  существование небессмысленным  даже  в моменты  депрессии... Уж
поверьте мне...
     -- Кстати -- давно желаю спросить, -- ухмыльнулся "творец  парадоксов",
-- Вот вы то говорите "Я", то "МЫ"... Я что-то не возьму в  толк, вы от себя
лично  это говорите, или вы все  же официальный представитель Странников как
таковых вообще?
     -- И то  и  другое... Я  представляю тут Странников вообще, потому  что
каждый  из нас  знает мысли, желания и побуждения всех остальных...  Так что
"я" и  "мы"  лишь  эмоциональный окрас, указующий либо на  мое  отношение  к
произносимому, либо на совместность решения...
     Все  промолчали.  Только наследный  барон  Пампа гордо вскинул голову и
заявил Страннику:
     -- А у нас на Земле для таких целей БВИ существует!..
     -- В чем-то похоже, -- улыбнулся  Странник. -- Астральный Интернет, так
сказать...
     -- Интернет? -- удивился Каммерер.
     --  Интернет...  Впрочем -- извините, -- Странник, похоже, смутился, --
Интернет -- это в другой, параллельной реальности...
     Пока присутствующие переваривали сказанное, вновь вмешался Пампа.
     -- Вы  выбрали  наш мир,  потому что  мы приняли  цивилизацию  землян и
ускорили прогресс выше определенных вами пределов? -- спросил он.
     -- Мы не устанавливаем  пределы, -- улыбнулся  Странник. --  А мир  ваш
выбран  не из-за прогресса, а потому, что даже приняв культуру и цивилизацию
землян, вы не утратили  своей самобытности, и космодромы у вас соседствуют с
храмами  прежней  веры...  Вы  оставили  от  прошлого  все самое  наилучшее,
отбросив  только жестокость  и ненависть. К сожалению --  не все  миры могут
похвастаться  этим. Так -- надолго выпала  из кандидатов Тагора,  проявившая
ненависть и  нетерпимость к  неизвестному. Они  уничтожили посланное нами  к
ним,  даже  не  попытавшись  исследовать,  постичь. Страх оказался  для  них
главнее, и поэтому у них впереди еще много веков, чтобы раздумывать... Мы не
торопимся, но лично я считаю, что Тагора никогда не переменится.
     -- А мы знаем кого-то, кто признал вас? -- спросил Каммерер.
     -- Знаете. Это Леонидяне. Они ведь уже множество веков -- Странники. Но
при этом свои силы они направили не на  свободу поиска вообще, а на единение
с  природой своего мира-Родины. Тоже -- славное  решение... А главное -- они
достигли в  этом поразительных результатов. Даже земляне, помнится, кое-чему
от них научились, верно, Максим?
     --  Леонидяне  --  Странники,  значит...  А  те,  на  Ковчеге  --  тоже
Странники?
     --  Нет...  --  в голове  Странника  появилось  уважение. -- Они совсем
другие.  Мы  --  не  смогли  их  понять.  Они  просто  выпадают  из  картины
мироздания, они творят все, что хотят! Когда-то они даже  попытались оказать
на  нас  ментальное давление! Тогда мы решились на крайнюю  меру -- повесили
над планетой спутник-глушилку.  Вообще-то  мы редко вмешиваемся в  открытую,
практически никогда,  но жители  Ковчега попытались  ИЗМЕНИТЬ нас, и поэтому
спутник был актом самообороны. И что же? Эти странные существа инвертировали
работу нашей аппаратуры, и  стали наблюдать  за нами через наш  же  спутник!
Такого еще не знала история!  Они были похожи на легендарных Праотцов Номмо,
но  смотрели  на мир иначе... К  счастью --  сейчас  они  прекратили попытки
воздействовать.  А  благодарить за это мы  должны вас, землян: ваш посланник
Малыш   сумел  внести  в  разум  обитателей  Ковчега  такое   понятие,   как
человечность,  и  этим  спас  нас  от  надвигающегося  странного  конфликта,
возможно, не менее страшного, чем древняя Война Оракулов...
     -- Вы... засылали на Ковчег своих агентов? -- спросил Каммерер.
     -- Нет... Даже  тут мы не шли на прямое вмешательство... Впрочем -- эти
странные  существа  подкинули  нам  одну  интересную  мысль для  тестов.  Мы
захотели  посмотреть,  как  прореагирует  на  подобный абсолютно чужой разум
общество,  не знакомое с ним. И для этого  несколькими коррекциями  внедрили
модель  такого  сознания  в  новенький,  только  что  построенный  на  Земле
компьютер.  Это было  лет  сто  пятьдесят  назад,  примерно... Тогда вы  так
испугались, что залили работающий компьютер  бетоном, даже  не уразумев, что
он  все равно не вырвется, ибо может воздействовать лишь ментально,  а этому
бетон  --  не  помеха...  В  результате мы  решили, что земляне не  способны
постичь чуждое  и  готовы уничтожать,  как и тагоряне...  Но то,  что  позже
сделал  Малыш, в  корне перевернуло наше  мнение о  вас.  Так что  вы должны
памятник  поставить  Пьеру  Семенову  --  он не  только  спас  вашу  хорошую
репутацию, он еще  и  спас нашу  и вашу цивилизации  от того, что пострашнее
рептилий в кратерах... Так что мы теперь даже не вспоминаем про тот инцидент
с компьютером в Массачусетсе.
     -- Массачусетский  кошмар... -- схватился за голову Каммерер. -- А если
бы ЭТО вырвалось  тогда  из-под  контроля?! Вы  о последствиях-то подумали?!
Экспериментаторы!
     --  Мы готовы были  вмешаться, выйди  ситуация из-под контроля.  Причем
вмешались бы просто и незаметно -- нарушили бы энергоснабжение машины, вот и
все... Никто бы вмешательства и не заметил бы.
     -- Эх, выловить  бы  тогда  вашего представителя, --  мстительно заявил
Каммерер, -- И -- пред светлы очи общественности. Посмотрел бы, как вы тогда
бы запели! -- от волнения он зачастил с частицей "бы", словно  передразнивал
манеру Странника...
     --     Вы    как-то    спрашивали,     что    делать    с     пойманным
Прогрессором-Странником,   Максим.   Помните?   "Для   герцога   Ируканского
разоблаченный Прогрессор-землянин был демоном или практикующим чародеем. Для
контрразведчика  Островной Империи тот  же Прогрессор был ловким  шпионом  с
материка.  А  что  такое  разоблаченный Прогрессор-Странник  с  точки зрения
сотрудника  КОМКОНа-2?" Так вот,  я  отвечу Вам: с  точки зрения  сотрудника
КомКона-2 это  и будет разоблаченный Прогрессор-Странник.  Причем  это будет
столь же далеко  от  истины,  как демон или  шпион с материка -- в отношении
Прогрессора-Землянина.  Мы  -- не прогрессоры в вашем понимании этого слова,
Максим. И никогда не были ими...  Мы  не  торопим, пока  мир сам не  захочет
войти в содружество  Странников. Порой мы проводим тесты на готовность мира,
но  --  никаких  глобальных  вмешательств... Если,  разумеется,  мир сам  не
начинает маленькое чудо превращать в огромный скандал...
     -- Это вы про "Дело Подкидышей"? -- парировал Загорский.
     -- Это  я про различные  шумы вокруг различных "чудес"... И  культы,  и
фобии... И многое-многое другое, не столь заметное и существенное... Впрочем
-- шумы вокруг чудес, не имеющих к нам ни  малейшего отношения, бывали и еще
погромче... Так  что  наши  тесты,  как  правило,  терялись  в  общей  массе
бесследно...
     --  Как  терялись и ваши  посланники  на Земле,  так?  --  не  унимался
Каммерер.
     --  Нам  не  было  нужды  посылать   кого-то  на  Землю  для  получения
информации.  Посылать человеческое  существо -- тем более...  Если отвлечься
лишь  наполовину,  то можно  предположить,  что  удачней  было  бы  посылать
наблюдателей менее приметных -- мух, муравьев,  тараканов, в конце-концов...
Но если Вы просто задумаетесь над тем, что я говорил раньше, то поймете, что
и  это бессмысленно: мы слышим и видим то, что слышит  и видит мир вокруг...
Трава, тополиный пух, заблудившийся ветерок, капелька дождя -- наши глаза  и
уши... Ведь  они -- часть того же мира, что и мы...  И вы тоже... часть того
же мира... Но вы разучились слушать, а потому и утратили единение с миром...
Вы разучились видеть глазами  звезд с неба и слушать песнями соловья и шумом
прибоя... Но все это может возродиться, стоит лишь почувствовать мир вокруг,
почувствовать душой... Сердцем... Вздохнуть и  войти в хрустальные паутинки,
единящие все в этом бесконечном мире...
     -- И параллельные миры тоже? -- с сарказмом спросил Загорский.
     --  Разумеется!  И они --  часть окружающей  нас  бесконечности... Даже
более связанная с нашим здешним миром, чем вы могли бы  себе предположить...
Вы вот во время полета  на Марс говорили о Янусе, который как-то пожаловал в
гости к  Корнею...  А совсем в другом мире,  где никогда  не создавался БВИ,
есть компьютерная Сеть ФИДО, и в ней  некто  Алекс Мустейкис писал как-то...
Впрочем,  это  лучше не пересказывать, а показать именно в том виде, в каком
это читали там...
     Послушный  движению руки Странника, перед гостями возник монитор, более
архаичный,  чем используются  в терминалах  БВИ,  и на  экране его  возникла
крупная  надпись  "Gold..."  К  сожалению,  она  быстро  погасла, и  поэтому
запомнились  только первые  четыре буквы.  Зато теперь  весь  экран заполнял
текст:
     "Лет этак пятнадцать назад в одном  из споров я вообще  предложил такую
идею: контрамоция Януса была сознательным актом. То есть Янус каждую полночь
переносился  на  день  назад сознательным усилием  воли. Зачем он это делал?
какие побудительные мотивы  у него были? на  эту тему можно спорить. Один из
вариантов: было в прошлом такое  событие, которое Янус во что бы то ни стало
пытался форсировать, такое, что без его  вмешательства  оно бы не произошло.
Именно это, а не руководство институтом стало основным смыслом его жизни.
     Какая же задача могла потребовать такой самоотверженности? Только та, в
которой могла решаться вся судьба человечества. Янус двигался против течения
времени с одной только мыслью: помешать в  один критический момент основанию
НИИЧАВО.
     Тогда  в скором будущем  в  его стенах,  в отделе Линейного  Счастья не
изобретут  устройство  под  названием позитивный реморализатор.  И  развитие
человечества  будет  идти  своим  чередом,  не  выпадая  из нормального хода
истории.
     А  какова  же будет судьба Януса? Разомкнув жуткое временное кольцо, он
будет  продолжать  жить --- уже как  обычный человек, рядом  с другим, более
молодым Янусом, которому светило  бы стать директором нового  института. И в
скором времени они издадут первую книжку про так и нереализовавшееся будущее
--- "Страну Багровых Туч"..."
     Оторвавшись от чтения, Уно спросил:
     -- А что, есть такая книга -- "Страна Багровых Туч"?
     --  Не  припоминаю,  -- ответил Каммерер. -- Скорее всего  --  Странник
снова скажет, что и книга эта -- в другой реальности...
     --  Грамотнее  было бы  сказать -- в  параллельном мире...  --  ответил
Странник.  -- Я  читал  ее. Интересная  история...  О  том,  как  на  Венеру
отправилась с Земли экспедиция на фотонном корабле "Хиус".
     --  Но ведь это!..  --  Максим  на  мгновение замолчал, словно подбирая
забытое  вдруг слово, и внезапно сказал: -- Так вы утверждаете, что мы живем
в вымышленном будущем, описанном в чьих-то книгах?
     --  Успокойтесь,  Мак! Ни в  коем случае,  разумеется! Просто вселенная
бесконечна, НА  САМОМ ДЕЛЕ  бесконечна, и поэтому  в  ней есть все, что было
описано хоть в какой книге,  но еще больше того,  о чем ни один писатель еще
не  поведал читателям!  Ведь  тот, другой мир, где были написаны  показанные
мною  строки,  тоже  описан  у ВАС на  Земле.  Помните роман  "Мирный Атом",
написанный Салмоном Рауди?
     -- Это  про то, как  в конце  двадцатого века под  Киевом якобы рванула
атомная электростанция?
     -- Совершенно верно, в 1986-м году... Так вот, в ТОМ мире это произошло
НА САМОМ  ДЕЛЕ.  Как  и события антиутопии  Оруэлла  "1991",  где о  развале
Советского Союза повествуется,  о  путче 19 августа... Но они же не считают,
что живут в мире, вымышленном ВАШИМИ писателями! Кстати -- письмо на этом не
кончается,   автор  и  его  оппонент  еще  и  по   нам  потоптались!  Можете
полюбоваться!
     Изображение  сдвинулось,   открывая   еще   два   абзаца.  Первый   был
ярко-желтый, второй -- серый.
     -- Желтый -- комментарии оппонента, -- пояснил Странник.
     Земляне продолжили чтение:
     "Добавлю только  одно: помогли ему в контрамоции явно  СТРАННИКИ! Через
своего  посредника.   Какого?   Вспомни,  кого  поминал   Фотончик:  "ДРАМБА
игнорирует  уран!" Драмба  --  робот  Корнея  Яшмы,  а  Корней  --  один  из
"детонируемых"..."
     -- Но  ведь я и вправду подсказал Янусу метод контрамоции! -- пораженно
воскликнул  Корней. --  Но  с  чего  бы мне  в  чем-то  переубеждать  такого
убежденного в своей правоте человека, как Янус?!
     --  Ответ  почитайте,  --  улыбнулся  Странник, --  Там  они еще  не то
предполагают:
     "Абсолютно  верно!  И  целью  подкидышей  было отнюдь не  стремление  к
детонаторам, созданное для отвода глаз, а передаче секрета контрамоции Янусу
через  Корнея  Яшмаа. Именно убедив Януса  в  том, что Полдень на самом деле
Полночь,  Странники смогли свернуть  быстрое развитие  земной  цивилизации и
устранить Землю из Большой Шестерки Сильных."
     --  Хорошая  фантазия  у  этого  автора,  согласитесь!  Правда  --  все
перепутано  в  мотивах  Януса, с точностью  до наоборот... Кто-то  из  наших
говорил с Невструевым, и причина его контрамоции выяснилась вполне легко: он
пришел  к выводу,  что его институт  НИИЧАВО просто  не мог быть утвержден в
тогдашнем Советском Союзе, и тогда Янус отправился в прошлое, чтобы изменить
предпосылки и сделать-таки возникновение института возможным... Одно жаль --
процесс  оказался необратимым, и  уже выполнив свою миссию,  Янус  Невструев
продолжил   свое  путешествие  в  глубины  прошлого,  ко  все   более  диким
временам...
     --  Так  вмешались  бы  и помогли! --  взорвался  Уно. --  А  то  такие
всемогущие -- а помощи не оказываете!
     -- Во-первых, ты не прав... Мы не  вмешиваемся никогда, я же говорил...
А во-вторых, Янусу мы  все же предложили помощь, но он  сказал в ответ лишь:
"Отстаньте, это мой крест!  Вот доживу до Семнадцатого -- тогда и поглядим!"
Боюсь -- у него не очень-то получилось то, что он задумывал...
     -- Ну ладно, оставим Януса в покое, --  вмешался Яшмаа, -- Меня вот все
время интересует, какого дьявола должны  были сделать детонаторы, коснись мы
ими своих знаков на руке?
     -- Сигнал послали бы.
     -- Сигнал?! Какой?!
     -- Обыкновенный.  О том, что тест успешно пройден.  И тогда ближайший к
Земле янтариновый объект стал бы  подавать  осмысленные сигналы, призывая  к
себе представителей Земли.  Так  что коснись вы тогда своих детонаторов -- и
этот разговор состоялся бы значительно раньше... Что это с Вами, Корней?!
     Яшмаа сидел на желтом полу и расширенными глазами смотрел на Странника,
обхватив голову руками. Услышав обращенное к нему, Корней то ли вздохнул, то
ли простонал:
     --  Простой  тест!  Простой  те-е-ест!  И  ради   какого-то  сигнала  о
прохождении теста вы сломали судьбы тринадцати детям! Ради какого-то сигнала
погиб Лева Абалкин! Погибли остальные, так или иначе!  Знаете ли вы, болваны
янтариновые, что я последний из тринадцати!?! Что меня  годами не пускали на
Землю из-за вашего  автографа на сгибе руки! Что я сам порой чувствовал себя
чужаком,  бомбой,  опасной для  любимой Земли! И все это --  ради  какого-то
сраного теста!
     --  Но ведь они не погибли,  -- спокойно возразил Странник.  --  Ведь в
момент, когда  Земля  захочет  войти  в  содружество  Странников, воскреснут
абсолютно все, кто когда-либо умер, будучи  рожденным на  вашей Земле. То же
самое касается и Вашего мира, Уно.
     -- Но наши миры должны для этого сперва решить, желают они или нет... А
для этого они сперва должны узнать обо всем, что говорилось здесь!
     -- А  они знают... Сейчас все средства массовой информации на Земле и у
вас транслируют эту встречу.
     -- Интересно, -- вмешался Загорский, -- Это как же понимать? Просто так
вмешиваетесь, хотя и говорите о невмешательстве?
     -- Мы?! Вмешиваемся?!  Яромир Савельич, но  разве ж не Вы пронесли сюда
такую кучу записывающей и транслирующей  аппаратуры и  рассовали  ее по всем
углам помещения?! Мы же только  усилили сигнал,  чтобы на Земле могли бы его
принимать без помех... Это же так естественно...
     --  Что  естественно,   то  не  безобидно...  --  буркнул  Загорский  и
стремительно  покраснел.  Это  было  невероятно,  невероятнее  возникновения
Странника  из янтарина,  но  это было!  Невозмутимый  и самоуверенный Яромир
покраснел, как школьник, пойманный за подглядыванием!
     -- И... что думают на Земле? -- спросил он минутой позже.
     --  Думают...  Решают...  Ведь есть  и  одно  небольшое условие с нашей
стороны...
     -- Условие?! Какое же?
     -- Как вы уже давно поняли --  Странники практически бессмертны. И ваши
миры,  ваши  оба  мира,  присоединившись  к Союзу  Странников,  тоже обретут
бессмертие.  Но  согласитесь -- несправедливо было бы давать бессмертие лишь
ныне живущим. Поэтому наше условие таково: в момент вхождения ваших планет в
Союз  оживут все ваши мертвые. Нет, это  не будут зомби или ожившие скелеты,
нет. Они оживут полноправными и живыми, извиняюсь  за каламбур.  И они будут
знать и помнить  все, что знали и помнили  они раньше, а сверх того  -- все,
что знают  все остальные.  Готовы ли вы,  что воскреснут ваши мертвые, и что
они, предки ваши, будут судить своих  потомков. Не  будет ли вам страшно или
стыдно перед ними? Мы, Странники, ждем ответа.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1366 сек.