Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Дмитрий Биленкин. Десант на Меркурий.

Скачать Дмитрий Биленкин. Десант на Меркурий.

* * *

Шумерин хозяйским взглядом окинул площадку. Порядок. Блестит сейсмограф,
похожий на гигантскую канцелярскую кнопку, вколотую в почву; если местности
будет грозить землетрясение, то благодаря сейсмографу они узнают о нем
заранее. В тени скалы притаились счетчики Черенкова. Ливень космических
частиц их тоже не застигнет врасплох. Правда, такие же приборы дежурят и на
корабле, но инструкция есть инструкция.

Иначе нельзя, никак нельзя. Они не беззаботные туристы.

Им, как альпинистам, нужны страховка, невидимые помочи в руках у тех, кто
послал их вперед.

Вся площадка поблескивает усиками, проводами, чашами антенн, оскаленными
пастями газозаборников. Стадо умных механизмов. Нет, скорей плантация
диковинных растений, взращенных усилиями тысяч умов. На ней зреет урожай
информации. Садовник, наконец, может уйти: урожай вырастет без него.

Но сколько времени потеряно! Зря или не зря? Если не считать двух-трех
приборов, остальные либо дублировали работу корабельных установок (для
сопоставления результатов!), либо вновь и вновь уточняли, дополняли,
перепроверяли сведения, полученные от автоматических станций, сброшенных
ранее. Все это было нужно, необходимо, но они лишились по крайней мере двух
экскурсий в глубь планеты. Обидно, по-человечески обидно. Хочется идти,
смотреть, ощущать, переживать. А цифры везде одинаковы. Что здесь, что на
Земле, что в другой галактике.

И к чему вообще, если вдуматься, сводится их роль первооткрывателей?
Надзиратели за умными машинами? Экскурсанты, которые осматривают планету,
по ходу дела подтверждая данные, полученные от автоматов?

Нет, конечно, он не прав. Цифры безгласны и мертвы. Что такое сама по себе
"температура плюс сорок градусов по Цельсию", скажем? Пустой звук. Лишь
ощущения человека оживляют ее. Сухость губ, рубашка, прилипшая к телу,
горячая кровь, стучащая в сердце, и многое, многое другое связывается тогда
с ней.

Меркурий еще не коснулся души человека, так-то вот. Автоматы открыли его
для разума. Но только люди откроют его для чувств. Нельзя любить,
ненавидеть абстракцию. Нельзя жить в мире графиков и физических величин,
если он не обжит сердцем. Нельзя расселить ум и чувство по разным квартирам
- человеку станет плохо, сквозь душу пройде? трещина. Что-то останется в
прошлом среди идиллии лесов и пашен, а что-то уйдет в будущее, поселится на
голой пустыне фактов.

Им обживать Меркурий. Им открывать его для человека. То, как они это
сделают, - от этого зависит, станет ли человечество богаче. Богаче
красками, волнением, пониманием природы и себя в природе. Мир должен стать
щедрее, гармоничней, яснее после их полета.

- Капитан, вездеход подготовлен.

Бааде и Полынов приближались к нему, и странно было видеть, как их ноги,
погружаясь в тень, исчезают там, словно обрубленные, и люди в блестящих
скафандрах повисают над пустотой. Бааде и Полынов уже миновали тень. Теперь
солнце оказалось за их спиной, и они мгновенно превратились в бесплотные
силуэты.

- Зайдите сбоку, - попросил Шумерин, - неприятно разговаривать с дырками в
небе.

Они засмеялись. Они никак не могли привыкнуть к дикой светотени, уродующей
любой предмет. Правда, если вглядываться, скраденные очертания затем вновь
проступали из мрака зеленоватыми пятнами. Но это если вглядываться.

- Так в путь, капитан? - спросил Бааде, поворачиваясь боком. - Двигаться,
наблюдать, хорошо-то как!

- Сначала отдых и сон, - остановил его Полынов. Бааде посмотрел на
психолога осуждающе.

- Слово врача - закон, - развел руками Шумерин.

Бааде заворчал, Шумерин повернулся к ракете, давая понять, что спор излишен.

Тут-то Шумерин и увидел это.

Оно надвигалось из темного полушария Меркурия бесшумно и быстро. Серая
полоска чего-то.

Условный рефлекс опасности сработал тотчас.

- Берегитесь! - предостерегающе закричал Шумерин. В полоске не было ничего
угрожающего, .кроме того, что она приближалась и была неизвестно чем.

- К кораблю! - Шумерин зачем-то топнул ногой.

И они побежали, но нехотя, то и дело оборачиваясь, ибо все еще не могли
принять опасность всерьез.

Переход от невозмутимого спокойствия к тревоге и к бегству был так
стремителен, а перемена настолько неправдоподобна, что разум упорно
отказывался в нее поверить.

Близкий горизонт Меркурия мешал определить расстояние до полоски. Впрочем,
это уже не было полоской. То был вал, который рос, ширился и мчался,
вставая стеной и смахивая звезды.

- Приборы... - вспомнил Бааде, когда они достигли люка. Приборы оставались
беззащитными.

- На гребне - пена... - сказал Полынов.

И тут они поняли, на что это похоже. На воду. И это было самым невероятным.
По раскаленной равнине катился вал воды, серой осенней воды с хлопьями пены
на гребне... Солнечный свет тонул в ее вогнутой поверхности, местами
отражаясь хмурыми бликами. Впрочем, многое дорисовывало воображение.
Проклятое мерцание, как назло, было необычайно сильным.

- Люк! - закричал Шумерин.

"Правильно, - успел подумать Полынов. - Приборы - дело десятое".

Массивный люк щелчком захлопнулся за ними. Насосы с шумом послали внутрь
камеры струи воздуха. Тени, отбрасываемые лампами потолка, быстро теряли
космическую черноту, становясь прозрачными, земными. И с той же быстротой к
людям возвращалось спокойствие.

- В рубку, - сказал Шумерин, когда шум насосов смолк. Они ждали толчка.
Ждали и верили, что он окажется несильным, - корабль был слишком могучим
препятствием для вала. Но толчка не было. Никакого. Ни слабого, ни сильного.

- Ну, знаете... - сказал Шумерин, когда шторки иллюминаторов раздвинулись.

Кругом было пусто. Гладкая равнина в грифельных пятнах теней. Ни малейшего
признака промчавшегося вала.

Бааде тупо посмотрел на Полынова, тот на капитана. Шумерин пожал плечами.

- Чушь какая-то...

- Надо разобраться в феномене, - сказал механик.

- В двух, - уточнил Полынов. - В том, откуда взялась... гм... жидкость, и в
том, куда она делась.

Разбираться им было не привыкать. Разбираться им приходилось часто в самых
неожиданных и сложных ситуациях.

- Итак? - настаивал Шумерин.

- По-моему, все просто, - начал Бааде, постепенно обретая уверенность. - С
неосвещенной стороны Меркурия на нас ринулся поток жидкости неизвестного
состава. Это первый факт. Нам известно, что в темном полушарии есть ледники
замерзших газов различного состава и озера у подножья гор. Это факт номер
два. Отсюда следует, что в силу каких-то причин там прорвало запруду.
Меркурианское наводнение - вот как это называется.

- Генрих, да ты поэт простоты! - воскликнул Полынов. - Есть только одна
неясность: почему эта жидкость не кипела, выйдя на освещенную равнину? И
почему она вдруг исчезла?

- Выходит, две неясности, - невозмутимо уточнил Бааде. - Итак, почему эта
проклятая жидкость не кипела в условиях повышенной температуры и низкого
давления...

Со стороны их разговор производил, вероятно, странное впечатление. Люди,
только что пережившие сильное потрясение, спокойно сидят друг против друга
и спорят так, будто решают абстрактную, академическую задачу. Без лишних
эмоций и лишних слов, совсем как логические машины. Но в космосе это был
единственно возможный стиль поведения. Всякая отсебятина влекла за собой
потерю времени, иногда невозвратимую.

- Отвечу на вопрос, почему она могла не кипеть, - продолжал Бааде. -
Во-первых, она кипела. Вы обратили внимание на усиление мерцания?
Разумеется, оно было вызвано сильным испарением, другого объяснения я не
вижу. Во-вторых, опыты Николаева - Графтена с жидкими газами переменного
состава (а нам, подчеркиваю, неизвестен состав жидкости) показывают, что в
определенных условиях ряд промежуточных соединений благородных газов играет
роль замедлителей испарения. Это лабораторный факт.

- Однако внезапное исчезновение...

- Не внезапное. Мы были лишены возможности наблюдать поток в течение
нескольких минут. Бесспорно, в начале своего движения он имел низкую
температуру. Быстрота движения замедлила его прогрев. Но рано или поздно
температура массы жидкости должна была достичь критической точки, при
которой жидкость быстро и даже мгновенно (зависит как от состава, так и от
внешних факторов) превращается в пар. Вот почему не было толчка.

- Могучий ум физика! - Полынов обрадованно хлопнул Бааде по плечу. -
Недаром говорят, что математика может объяснить все.

- Генрих выдвинул стройную гипотезу, - сказал Шумерин. - И у нас есть
объективный свидетель, который может подтвердить ее или опровергнуть.

- Кто?

- Газоанализатор. Полынов тотчас встал.

- Пойду посмотрю.

- Можно запросить корабельный, - сказал Шумерин.

- Нет, Полынов прав, - остановил его Бааде. - Корабельный расположен
слишком высоко.

- Я быстро, - сказал Полынов.

Капитан и механик, припав к иллюминаторам, смотрели, как Полынов спрыгнул
вниз, как он подошел к газоанализатору, как возился с кассетами. Наконец
психолог выпрямился и несколько секунд озабоченно смотрел на прибор.

- Он нашел что-то интересное, - сказал Бааде.

- Да, - согласился Шумерин. Полынов вернулся.

- Ну? - хором спросили оба. Утвердительный кивок был ответом.

- Состав? - потребовал Шумерин.

- Сложная смесь из соединений гелия с азотом, неоном и водородом. Мне жалко
было портить пленку, вот запись на бумаге.

Бааде перехватил листок.

- Николаев и Графтен будут довольны, - сказал он, пряча его в карман.

- Прости за нескромный вопрос, - сказал Шумерин. - Почему ты медлил с
возвращением?

- Что? - не понял Полынов. - А... Меня удивил состав жидкости. Нейтральные
газы не так-то легко образуют соединения, тем более такие.

- Нет, все-таки биологи неисправимый народ, - расхохотался Бааде. - Сильная
радиация увеличивает реакционную способность вещества.

- Ах, так! Ну, тогда все в порядке. Какие будут распоряжения, капитан?

- Как и намечали, - ответил Шумерин, - отдых, сон, потом разведка.

- Согласен, - сказал Полынов. - Только...

- Что?

- Сначала мне нужно проверить здоровье всех.

- Яша, ты никогда не был педантом и рабом инструкций, - удивленно поднялся
Бааде.

- Капитан, я настаиваю.

- Тебе видней, - пожал плечами Шумерин. - Хотя я не вижу необходимости,
но... Ты опасаешься чего-нибудь?

- Нет, я ничего не боюсь. Но в ушах у меня все еще звенит твой крик:
"Берегитесь!"

- Теперь я тоже настаиваю на проверке, - сказал Шумерин. - Экипаж начинает
нервничать.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.106 сек.