Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Захар МАКСИМОВ И ВЕДРО ОБЫКНОВЕННОЙ ВОДЫ...

Скачать Захар МАКСИМОВ И ВЕДРО ОБЫКНОВЕННОЙ ВОДЫ...

      Звонок Луизы  Оппенбаум не  очень  удивил Макса.  Он  мог  с  ней  не
видеться целыми месяцами,  но  стоило мало-мальски серьезному происшествию
привлечь внимание прессы,  как Луиза сразу же  его находила.  Став не  так
давно  вице-директором известной  косметической фирмы  и  превратившись по
совместительству  в   хозяйку  модного  салона,   где   охотно  собирались
отечественные и  заезжие  знаменитости,  она  стремилась постоянно быть  в
курсе событий.
     Удостоиться приглашения в ее салон считалось престижным. Здесь бывали
богатые бездельники,  модные певцы, популярные писатели, с которыми охотно
болтали видные политические деятели, серьезные ученые.
     Любил провести там время и  Макс Карти.  Доступ в  салон позволял ему
получать  информацию  из  самых  неожиданных  источников.   К  тому  же...
Инспектор до сих пор испытывал к очаровательной хозяйке чувство куда более
глубокое, чем просто дружеская симпатия.
     Общество  собралось  пестрое.   Карти   постоял  немного  у   группы,
окружившей африканского дипломата из  ЮНЕСКО,  потом взял у  бармена бокал
мартини и  послонялся немного по  залу.  Он  выслушал жалобы  голливудской
кинозвезды на  гнетущий темп  жизни  в  Калифорнии,  поговорил с  тренером
национальной баскетбольной команды.  Вновь подойдя к бару,  он увидел, как
Луиза, ускользнув от гостей, направилась к нему.
     - Ну как, Макс, не скучаешь?
     - Помилуй,  Луиза,  разве  можно скучать в  твоем доме?  -  засмеялся
инспектор.  -  За  полчаса я  узнал  о  современной живописи,  африканских
проблемах и НЛО куда больше,  чем за всю предыдущую жизнь. И стал таким же
глубоким знатоком этих проблем, как те, кто мне о них рассказывал.
     - Ты  неисправим,  -  расхохоталась Луиза.  -  Приятно,  что служба в
полиции не притупила в тебе чувства юмора.
     - Что ты, если его потерять, то у нас и свихнуться недолго.
     - Думаю, тебе было бы интересно познакомиться с одним из моих гостей.
- В  голосе Луизы зазвучали теперь нотки хозяйки светского салона.  -  Его
тоже интересуют социальные проблемы.  Очень милый человек. Журналист. Ведь
ты, кажется, никогда не относился плохо к людям из прессы.
     Луиза сделала знак высокому черноволосому мужчине лет тридцати пяти.
     - Разрешите вас познакомить.  Макс Карти,  мой давний друг, инспектор
уголовной полиции. Петер Баркаш, журналист.
     - Единственный из  журналистов,  на  которого не распространяется мое
лояльное отношение к прессе в целом, - буркнул Карти.
     - Все дуешься на меня за ту статью? - сокрушенно вздохнул Баркаш.
     - Как, вы знакомы? - изумилась Луиза. - А я и не знала.
     - Не все же знать хозяйке о своих гостях,  -  съязвил Карти. - Даже в
твоем салоне человек имеет право на личные тайны.
     - Мы очень давно знакомы,  - невозмутимо подтвердил Баркаш. - Но Макс
рассердился на меня...
     - Что же, надеюсь, эта встреча поможет вам восстановить былую дружбу.
А сейчас, извините, должна вас покинуть.
     - Нелегкая работа быть  хозяйкой такого салона,  -  добродушно сказал
Баркаш, провожая взглядом Луизу. - Но и у нас с тобой хлеб не из легких.
     - Не ставь нас на одну доску, - отрезал Карти.
     - Все дуешься за эту статью? - повторил Баркаш.
     - Ты не имел абсолютно никакого права... - начал инспектор.
     - ...Изображать  комиссара  Брина  тупым,  ограниченным  служакой,  -
закончил за него Баркаш. - Ты это уже говорил мне тогда, год назад.
     - И  скажу еще  раз.  Тем более что при всех его недостатках,  Брин -
один из немногих неподкупных и честных людей среди моего начальства.
     - Послушай, Макс, - Баркаш смотрел ему прямо в глаза, - я был не прав
тогда.   Не  разобрался.   Погорячился.   И   сорвал  на  комиссаре  гнев,
накопившийся за время общения с его коллегами. Не по адресу выступил... Но
комиссар на меня не сердится.
     - Откуда ты знаешь? - недоверчиво спросил Карти.
     - Я  говорил с ним на прошлой неделе.  Принес ему свои извинения.  Не
сердись на меня и ты. А комиссар действительно оказался славным человеком.
     - Вот это да!  -  восхитился Карти.  -  Петер Баркаш, либерал и рупор
партии экологов, восхищается полицейской ищейкой Брином!
     - Не язви.  Либералы и экологисты не раз восхищались даже полицейской
ищейкой Карти,  когда тот  честно исполнял свой долг порядочного человека.
Мы не сомневаемся,  что Макс Карти выполнит свой долг и сейчас,  расследуя
дело Арно.
     - Дело Арно?  -  мгновенно напрягся инспектор.  - Но следствие только
началось. Откуда тебе известно об этом деле и почему оно тебя интересует?
     - Садись,  Макс.  -  Баркаш жестом указал на кресло, взял с подноса у
проходящего мимо официанта два бокала,  сел рядом с инспектором,  протянул
бокал ему. - Но прежде всего скажи: мир?
     - Мир.  -  Карти  и  Баркаш  пожали  друг  другу  руки.  -  А  теперь
выкладывай,  что ты знаешь об Арно, - потребовал Макс. - Ты ведь наверняка
за  этим и  пришел к  Луизе:  помириться со мной и  поговорить об Арно?  -
Инспектор испытующе посмотрел на приятеля.  -  Вот и  начнем с  того,  что
знаешь ты.  И  при чем здесь партия защитников окружающей среды?  Вы  ведь
теперь люди вполне респектабельные, провели десяток депутатов в парламент,
к вам надо прислушаться.
     - Оставляя без внимания твои дешевые подначки, скажу одно... Вот что,
старик.  -  Баркаш  бегло  огляделся  по  сторонам  и  наклонился ближе  к
инспектору.  -  Есть данные, что этот самый Фредерик Арно разработал новое
топливо. Дешевый заменитель нефти. Если это правда... Ты же понимаешь, что
дело здесь не в обычной уголовщине...
     - То есть?
     - Неужели неясно? Если Арно нашел такой заменитель нефти, то миллионы
людей будут ему благодарны.  Ведь этот заменитель,  по  слухам,  не только
дешев,  но и продукты его сгорания практически безвредны. Представь себе -
воздух без  гари,  настоящие,  а  не  пластиковые газоны,  запах настоящих
листьев, настоящих деревьев после чистого дождя, не оставляющего на одежде
грязных пятен, от которых не избавишься ни в одной химчистке...
     - Прямо предвыборный плакат партии экологов... - вставил Макс.
     - Но  наряду с  благодарностью миллионов изобретение Арно не может не
вызвать ненависти...  -  продолжал Баркаш,  - со стороны тех немногих, кто
корыстно  заинтересован в  сохранении нынешнего  положения дел.  Тех,  кто
безрассудно  разрушает   окружающую   среду,   наживается   на   бездумной
индустриализации, поставляет нефть для вооруженных сил...
     - То есть политических противников партии экологов?
     - То   есть   противников  всех  нормальных  людей,   желающих  вести
нормальную жизнь.  Значит,  твоих противников тоже,  - отрубил Баркаш. - И
убийц Фредерика Арно.
     - У  тебя  есть  что-либо более конкретное,  чем  общие теоретические
выкладки?  -  поднял брови инспектор. - Я, знаешь ли, сыщик. Мне бы в руки
конкретные факты, улики, документы, имена...
     - Имена?  -  усмехнулся журналист.  - Изволь. Тебе что-нибудь говорит
имя Декстер?
     - Как  и  любому  другому  гражданину нашей  страны.  Декстер  -  это
автозаводы и  ядерная  станция,  фармацевтика и  химия,  угольные шахты  и
металлургия, производство оружия и...
     - ...И нефть. Прежде всего - нефть.
     - Ну и что?  - скептически спросил Карти. - Раз он нефтепромышленник,
так, значит, убил Арно, который что-то изобрел?
     - Изобрел!  -  Баркаш допил коктейль и  поставил бокал на стол.  -  В
том-то и  дело,  что изобрел.  Меня даже обещали познакомить с  человеком,
лично видевшим результаты его трудов. Что же до Декстера, в его биографии,
которую я уже много лет собираю по крохам для своей книги, есть любопытные
факты.  Скажем,  расправа с людьми, работавшими как раз в области создания
новых видов топлива, способных заменить нефть...
     - Факты или предположения?  - еще раз настойчиво переспросил Карти. -
Если факты,  то почему ты не принес их к  нам?  А  если предположения,  то
извини, но...
     - Почему не принес к  вам?  -  переспросил Баркаш.  -  А  много у вас
таких, как ты и Брин?
     Инспектор счел за лучшее не отвечать.
     - К  тому же,  -  продолжал Баркаш,  -  ты  прав в  том,  что факты и
доказательства против Декстера должны быть неопровержимыми.  Иначе я приду
в суд обвинителем, а выйду обвиняемым. До сих пор я знал о Декстере много,
но не видел возможности ухватить его за руку.  Сейчас я  не только уверен,
что именно он расправился с Арно,  уверен я и в том, что мы сумеем наконец
его изобличить.
     - Мы? - подчеркнуто спросил Карти.
     - Неужели ты откажешься?
     - Я веду следствие.  Если ты способен оказать объективную помощь, она
будет принята.
     - Что же, для начала и это хорошо, - хмыкнул Баркаш.
     Он хотел сказать еще что-то, но к ним подошла Луиза.
     - Я вижу, у вас все хорошо? Как я рада, что старые друзья встретились
и помирились в моем доме. Лучший комплимент хозяйке.
     - Которая  не  нуждается в  комплиментах вообще.  -  Баркаш  галантно
склонился над ручкой Луизы.
     - Но  у  тебя,  Макс,  вид  не  очень  довольный...  -  вопросительно
взглянула на инспектора хозяйка.
     - Устал очень,  да и простуда замучила.  Ты уж извини,  дорогая, но я
пойду. - Инспектор встал и посмотрел на Баркаша.
     Журналист мгновенно вскочил.
     - Позволь откланяться и  мне,  милая Луиза.  Я,  кажется,  достаточно
сумел заинтриговать нашего друга Макса...
     Попрощавшись, инспектор и журналист вышли на улицу.
     - Выдержит твой "Боливар" двоих? - спросил Баркаш. - Я без машины.
     - Куда тебя подбросить? - спросил Макс.
     - Пойдем ко мне. Ты ведь не против продолжить разговор?
     - О длинной руке Декстера,  убившей Арно?  -  не без насмешки спросил
Карти,  поворачивая ключ  зажигания.  И  внезапно утратил  всякое  желание
смеяться.  И вздрогнул. Как же можно было не придать значения той газетной
вырезке в столе Фредерика Арно?!  Конечно,  дословно он не помнил заметки,
но смысл запечатлелся в памяти.
     В  ней  говорилось,  что  кто-то  в  Бразилии предложил новый  способ
изготовления спирта из  сахарного тростника.  Отличался он  втрое  меньшей
ценой получаемого продукта. А в Латинской Америке тысячи машин работают на
смеси спирта и  бензина...  Далее в  заметке сообщалось,  что изобретателю
никто не поверил, а несколько дней спустя он бесследно исчез.
     "Но что было написано на полях? - напряг память Макс. - Ах да: "Можно
сделать еще дешевле. Раза в четыре, а то и в пять". Кажется, именно так. А
я,  идиот, не придал этому значения. И вдобавок забыл о выводах экспертов,
обследовавших  автомобиль  Арно.   О   том,   что   выбитое  стекло   было
нестандартным.  Судя  по  количеству осколков,  оно  было  многослойным по
структуре. И очень толстым. В салоне зачем-то были лишние провода, ведущие
к этому загадочному стеклу.  А главное,  в машине отсутствовал карбюратор.
На его месте болтались обрывки трубок..."
     - Идиот! - громко воскликнул Макс, забыв, что он не один.
     - В чем дело, инспектор? - тихо спросил Баркаш.
     Макс рассказал ему все.
     - Об этом я  знаю,  да и газета такая у меня есть.  Но известно мне и
еще кое-что. За несколько недель до исчезновения бразильского изобретателя
там появился некто Шарц - доверенное лицо Декстера. Вот так-то...
     Баркаш жил  неподалеку,  и  через каких-нибудь десять минут инспектор
уже сидел у  него в квартире.  Просторный кабинет был элегантен.  На столе
ничего лишнего,  в шкафах -  ровные ряды книг. Макс и оглянуться не успел,
как на столике в углу появились две чашки кофе, бокалы.
     - Попробуй,  Макс,  великолепный коньяк.  Пей  и  слушай внимательно.
Месяц  назад  разбился директор вычислительного центра  Антуан  Рокар.  На
собственном  автомобиле.   Такие  случаи  нередки.  Но  когда  специалисты
обследовали машину,  они пришли к выводу, что рулевое управление и тормоза
были кем-то повреждены... Вот, познакомься с документами.
     Макс углубился в фотокопии. Описание места аварии - поворот на шоссе,
ведущем  к  загородным виллам,  сведения об  Антуане Рокаре  и  заключение
экспертизы:  "Тяги рулевого управления и тормозная система были повреждены
умышленно,  поскольку на них имеются надрезы искусственного происхождения.
Езда на автомобиле с такими повреждениями неминуемо должна была привести к
аварии..."
     Макс вернул документы.
     - По опыту знаю,  что причиной такого преступления может быть одно из
четырех:  любовный треугольник, интрига, желание устранить соучастника или
получить наследство.
     - Рокару за шестьдесят,  значит,  первая причина отпадает, - уверенно
сказал Баркаш.  -  У него двое детей:  инженер и студентка.  Оба они очень
любили отца,  да  и  существовала семья  лишь  на  его  зарплату.  Честный
кибернетик,  к концу жизни выбившийся в люди. А тот, кто занял его место -
Рэк Карро,  -  был прислан из министерства. Для него это скорее понижение,
чем повышение. Прежде он был помощником министра.
     - Ну  и  что?  -  устало вздохнул Макс.  -  Все это не имеет никакого
отношения к делу Арно.
     - Не совсем так,  дорогой инспектор.  К вычислительному центру Рокара
проявил  странное  и  настойчивое  любопытство  небезызвестный вам  Говард
Декстер.  Интересовался Рокаром и тот самый Шарц, о котором я уже говорил.
Но и это еще далеко не все...
     Разговор с Баркашем затянулся надолго.
     С  раннего утра  инспектор сидел в  квартире Фредерика Арно.  Уже  не
первый час просматривал он  бумаги,  но  ничего интересного не находилось.
Одно из  двух:  или этот фанатик-одиночка не  вел никаких записей,  или же
кто-то действительно побывал здесь еще до инспектора.
     "Нет, здесь я не узнаю,  насколько Арно был близок к  цели,  -  думал
Карти.  -  И  значит,  я  правильно  сделал,  что  отправил его тело не на
вскрытие,  а  просто  в  морг.  Конечно,  мозг  сильно  поврежден,  да   и
официального   решения   не  добиться,  но  в  крайнем  случае  что-нибудь
придумаем..."
     Макс опечатал квартиру и поехал в управление. Звонок внутренней связи
раздался,  как только он  появился в  своем кабинете.  Дежурный с  первого
этажа спрашивал, можно ли пропустить посетителя, пришедшего по неотложному
делу.  Через  минуту  в  комнату вошел  худой  человек среднего роста.  Он
испуганно оглядывался по сторонам и, казалось, всего боялся.
     - Жорж  Кордоне,  сотрудник  специального  вычислительного центра,  -
представился вошедший. - Зайти сюда мне посоветовал господин Баркаш.
     Определить возраст этого человека было не  так легко:  не то двадцать
пять,  не то сорок с лишним.  Лоб с залысинами,  редкие волосы - ну и что?
Инспектор  знал  многих,   начавших  лысеть  в  двадцать.  Что  поделаешь,
отравленная окружающая среда сказывается даже на прическах...
     - Господин Баркаш сказал,  что кое-что вам уже известно,  -  произнес
Кордоне,  усевшись. - Но как вам понравится, что в одном учреждении за два
года  один  директор покончил с  собой без  всяких на  то  причин,  другой
утонул,  а третий погиб в автомобильной катастрофе? Началось все с Виктора
Дорма...
     - Это тот, что покончил с собой? - поинтересовался Макс.
     - Да, он самый, - кивнул Кордоне. - Вечером, после работы, он сидел в
своем кабинете, когда ему кто-то позвонил. Разговор, по словам секретарши,
был долгим.  Потом он запер дверь и выбросился в окно. Девяти этажей более
чем  достаточно для  перехода в  лучший мир...  Месяц  спустя после гибели
Дорма  назначили нового директора.  Человек он  был  замкнутый и  вроде бы
настороженный.  Как-то  раз поехал на недельку на Средиземное море.  И  на
третий же  день утонул.  Говорят,  сердечный приступ.  Не  знаю.  Впрочем,
сердце у него действительно было не из лучших.  Потом пришел Рокар. Его-то
я знал хорошо,  до назначения он был заместителем. Но вскоре стал каким-то
хмурым,  перестал шутить,  ушел  в  себя...  Однажды я  на  правах старого
приятеля решил поговорить с ним начистоту.  Он мне сказал:  "Видишь ли,  я
сам еще не  во всем разобрался.  Что-то у  нас не так...  Когда разберусь,
обязательно расскажу. Договорились?" Теперь вы понимаете, что привело меня
к вам?  -  шепотом закончил Кордоне,  достал носовой платок,  вытер лицо и
руки. - А тут еще это странное убийство Фредерика Арно. Они ведь с Рокаром
были хорошо знакомы, я это точно знаю.
     - Да,  события странные, - сказал, помолчав, Карти. - А каким он был,
ваш друг Антуан Рокар?
     - Рокар...  Талантливый, веселый собеседник, шутник... Идеи рождались
в  его голове неожиданно,  и  он  надиктовывал их  на  стереофон,  так как
записывать не любил.  Иногда специально надиктовывал инструкции и указания
тем или иным работникам,  рассчитывая,  что они разработают высказанную им
мысль  сами.  В  таких  случаях кассету помечал специальным знаком.  Если,
скажем,  надиктовывал что-либо  для  меня,  клеил  в  верхнем правом  углу
кассеты кусочек липкой красной ленты. Вот, пожалуй, и все...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0956 сек.