Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Захар МАКСИМОВ И ВЕДРО ОБЫКНОВЕННОЙ ВОДЫ...

Скачать Захар МАКСИМОВ И ВЕДРО ОБЫКНОВЕННОЙ ВОДЫ...

      Машина Мартолла стояла в условленном месте.  Макс захлопнул дверцу, и
"ситроен" тронулся.
     - Почему такая таинственность? - спросил профессор.
     - Сейчас  мы  будем  заниматься  незаконным  делом.  Но  не  бойтесь,
профессор, вас это никак не коснется. В крайнем случае погорю я.
     - Что же все-таки происходит? - поднял брови Мартолл.
     - Вы историк и,  возможно,  не знаете,  что несколько лет  назад  был
изобретен шлем,  с помощью которого,  если его надеть на голову человека и
подсоединить к компьютеру,  можно читать мозговые импульсы. То есть мысли.
Да  откуда  вам  знать  об  этом,  если все исследования и работы в данном
направлении тут же засекретили.  Позднее  выяснилось,  что  на  протяжении
некоторого  времени  это  можно  проделывать  и с мертвым человеком.  Пока
сохраняется информация,  находящаяся в его мозгу...  Тело,  конечно, нужно
хранить в особых условиях...
     - И вы хотите сказать?..
     - Да,  -  продолжал Макс.  -  По  моей  просьбе  тело  Фредерика Арно
поместили именно в  такие условия.  И  вы будете сейчас присутствовать при
снятии оставшейся мозговой информации.  Мозг  сильно поврежден при  ударе,
так утверждают специалисты. Впрочем, в любом случае мозг умершего человека
сохраняет отнюдь не  всю информацию,  накопленную за жизнь,  а  лишь самые
важные фрагменты. Те самые, что вызвали в свое время наибольшее напряжение
мозговой деятельности, наибольший всплеск эмоций.
     - Фантастично! Но что же здесь противозаконного?
     - Хотя,  как  я  уже  говорил,  все  работы в  этом  направлении были
засекречены,  случалось немало  злоупотреблений,  -  пояснял инспектор.  -
Мозговые показания снимали не  те  люди,  кому это было положено,  кое-кто
воровал чужие идеи и  так далее.  Тогда-то  в  юридических и  следственных
кругах  и   появились  рьяные  противники  таких  методов.   Их   называли
"незаконным  вторжением  в  частную  жизнь",  связывали  с  контролем  над
личностью... Было принято специальное решение об их запрещении. Разрешение
дается теперь лишь строго индивидуально, по закрытому постановлению высших
судебных и юридических инстанций. Нам с вами его никто не даст.
     - Но почему?  - возмутился профессор. - Ведь это помогло бы не только
следствию! Наука, энергетика... Экономика, в конце концов!..
     - Вот поэтому и не дадут,  - устало ответил инспектор. - Вы же первый
заподозрили, что вашего знакомого убили вовсе не из-за подержанной машины.
Его открытие встало кое-кому поперек глотки, причем не нам с вами, а людям
куда более сильным и  влиятельным.  Неужели Декстер допустит,  чтобы тайна
формулы Арно была открыта?.. Но мы уже прибыли.
     Мартолл  повернул руль,  и  "ситроен",  обогнув небольшое двухэтажное
здание,  въехал во двор.  Профессор поставил машину в тени деревьев.  Едва
они  с  Карти вылезли,  как на  пороге дома появился высокий светловолосый
парень атлетического сложения.
     - Привет, Фридрих, - издалека крикнул инспектор. - Познакомьтесь, это
профессор Мартолл, о котором я тебе говорил.
     Здоровяк протянул руку.
     - Ну как, пойдемте? У меня все готово.
     Они вошли в  здание.  Темный коридор вывел их  в  просторную комнату,
которая напоминала бы хирургическую палату, если бы не компьютер в углу да
стол с  пультом и  дисплеем.  На другом столе,  посередине помещения,  под
простыней лежал  труп.  Его  голову  венчал  блестящий металлический шлем,
наполовину закрывающий забинтованное лицо.
     - Бинтов я не снимал,  - пояснил Фридрих, поймав взгляд инспектора. -
Удар был очень сильным, черепная коробка повреждена.
     Фридрих сел к  пульту.  На экране запрыгали блики.  Потом изображение
стало четче,  и Макс увидел,  что это течет черная,  густая река. Ее поток
становился все  шире  и  полней,  захватил  весь  экран,  но  потом  начал
светлеть,  разбиваться на капли.  И Карти,  присмотревшись, понял, что это
потоком текут золотые монеты.
     А потом в золото превращалась уже не нефть, а чистая родниковая вода.
Ее брызги обретали правильную форму,  округлялись,  превращались в золотые
монеты.  Постепенно они  заполняли экран,  и  стало уже казаться,  что ими
наполняется и вся комната. Они сыпались отовсюду...
     - Господи,  именно это и погубило его, - тихо проговорил профессор. -
Я же объяснял ему, что деньги не та цель, к которой надо стремиться. Но он
не хотел верить...
     Потом на экране появились красивые женщины,  и  он погас.  Профессор,
подождав какое-то  время,  разочарованный,  встал и  направился к  выходу.
Карти последовал за ним. Вдруг Фридрих закричал:
     - Макс! Макс, скорее! Опять началось!
     Мартолл со злобой выдергивал застрявший в кармане блокнот.  Инспектор
повернулся к экрану. На нем возникали цифры и индексы.
     "Химические формулы,  - понял инспектор и взглянул на профессора. Тот
лихорадочно записывал.  - Неужели те самые? Значит, мы пришли не напрасно!
Чем бы все это ни кончилось!"
     Неожиданно экран погас. На этот раз окончательно.
     - Но ведь это же не вся формула,  не вся...  -  шептал Мартолл. - Это
только ее  начало...  Что же было дальше?  Ведь он показывал мне ее,  и  я
помню, что она была гораздо длиннее...
     - Поверьте  специалисту,  -  спокойно произнес Фридрих,  -  это  все.
Остальные участки повреждены безнадежно.  Хорошо, что нам удалось получить
хотя бы это.
     - Спасибо тебе, Фридрих, - спокойно сказал Макс, потрепав приятеля по
плечу.  -  Будем надеяться,  что  все  обойдется.  Скоро за  ним приедут и
сделают все как положено.  Смотришь,  никто ничего и  не  узнает.  Ты  все
записал?
     - Я же обещал, - ответил Фридрих, - вот кассета, на которой я записал
все,  что было на экране.  Вдруг пригодится?  -  И  он протянул инспектору
маленькую коробочку.
     Макс пожал ему  руку и  направился к  двери.  Депутат шел за  ним.  В
машину они сели молча. Мартолл думал о том, что формулу Арно полностью так
и   не  удалось  восстановить.   У  Карти  же  в  голове  вертелись  более
прозаические мысли.  Он понимал, что если отделается строгим выговором, то
будет просто прекрасно.  За  годы службы в  полиции он  уже  понял,  что с
сильными мира сего бороться практически бесполезно.
     И в то же время он был доволен, что совесть его чиста. Он сделал все,
что мог.
     - Куда вас подвезти? - прервал молчание Мартолл.
     - Если не возражаете, то к дому Баркаша, - глухо отозвался инспектор.
- Мне надо забрать у него одну вещь. А что, неужели секрет Арно заключался
только в этой формуле?
     - Как вам сказать...  -  задумался Мартолл. - И да и нет. Если просто
добавить в воду какой-то порошок,  то вряд ли она станет отличным горючим.
Фредерик пошел по другому пути. То, что перспективным топливом может стать
водород,  он понял еще тогда, когда работал в фирме "Шейдел". Ведь водород
имеет самую высокую теплотворную способность.  Да и  запасы его на планете
огромны -  вода.  Фирма еще  в  те  годы  искала пути получения этого газа
дешевым способом. Им было ясно, что самым удобным было бы разлагать воду с
помощью   электролиза.   Но   процесс   этот   требовал   довольно   много
электроэнергии, а она с каждым годом становилась все дороже.
     У  Арно  были кое-какие свои идеи,  но  он  не  хотел делиться ими  с
фирмой. А тут как раз подвернулось наследство, вот он и ушел из "Шейдел" и
занялся своими исследованиями.  А идея его заключалась в том, что он решил
как бы  объединить два способа -  фотолиз и  электролиз.  То  есть воду он
разлагал с помощью электричества, полученного из солнечного света. Вернее,
это была даже не вода в нашем понимании этого слова, а электролит, так как
в  воде  растворялся  тот  самый  порошок,   который  мы  видели.  Он  был
катализатором,   стимулирующим  процесс  фотолиза.   Именно  он   способен
разрывать под действием света и электричества связи молекул, разлагая воду
на  водород и  кислород.  Без этого порошка ничего не выйдет...  Да и  без
карбюратора, конечно...
     - А как же машина двигалась в темное время суток?  -  поинтересовался
Карти.
     - Сами понимаете,  многих технических тонкостей я не знаю, - вздохнул
Мартолл. - Арно доверял мне не настолько. Но из рассказов его я понял, что
по  ночам разложение воды происходило только под  действием электричества.
Для  этого  вполне  хватало  аккумулятора и  генератора,  ведь,  повторяю,
порошок, полную формулу которого нам так и не удалось узнать, был отличным
катализатором.   Конечно,   расход  электроэнергии  в  ночное  время  было
несколько больше,  чем  в  дневное время,  но  Арно говорил,  что мощности
электросистемы обычного автомобиля вполне достаточно.
     В его машине заднее стекло было двойным.  А между стеклами находилась
вода с  растворенным в  ней порошком.  В светлое время суток под действием
солнечных лучей,  а в темноте,  только при больших затратах электроэнергии
она  разлагалась,  выделялись  микроскопические пузырьки,  практически  не
ухудшающие видимости,  и  по трубкам выводились соответствующие газы.  Как
ему удалось их  разделять -  точно сказать не могу,  знаю только,  что для
этого между стеклами у него было какое-то хитроумное приспособление.
     Фредерик говорил,  что в будущем скорее всего станут выпускать машины
с  двойными стеклянными крышами,  что значительно повысит выход водорода и
мощность двигателя.  Сам  же  он  не  сделал этого,  чтобы  не  привлекать
внимания...
     Теперь  инспектору стало  ясно  все:  и  непонятные обрывки резиновых
трубок,   и  лишние  провода.   Судя  по  всему,   это  самое  "хитроумное
приспособление",  о котором говорил профессор,  тоже было украдено,  как и
карбюратор.  Да и порошок,  который тоже наверняка находился у Арно,  тоже
исчез.  Значит,  убийцам  известны  все  секреты.  Карти  поделился своими
мыслями с Мартоллом.
     - Я  долго  думал  об  этом,  -  проговорил депутат после  некоторого
молчания, - но пришел к выводу, что этого могло и не произойти. Вспомните:
дом Арно расположен на улице Верри. А улица имеет довольно сильный наклон.
Арно нередко просто заливал в  бак воду,  снимал машину с тормозов,  и она
катилась вниз. А внизу на углу - аптека...
     Так что трудно нам с вами решить,  удалось ли убийцам заполучить все,
что их интересовало. Вы же сами говорили, что у вас сложилось впечатление,
что квартиру его до вас кто-то обыскивал.  Ну а  если они и  узнали секрет
формулы Арно,  то  скорее всего на  какое-то время положат это изобретение
под сукно.  Пока ведь всевозрастающие цены на  нефть их вполне устраивают.
Ну а позже,  когда запасы ее начнут иссякать окончательно, они запатентуют
все,  что  удалось изобрести и  открыть Фредерику,  и  потом  начнут вовсю
торговать новым горючим,  назначая цену на  него по  своему усмотрению.  И
сами понимаете, она будет в несколько раз выше реальной. Так что доходы их
только подскочат...
     - Кто знает, - сказал инспектор. Они уже подъехали к дому журналиста.
     Петер готовил срочный материал,  и ему явно было не до гостей.  Макс,
захватив кассету с записью "завещания" Рокара, пешком пошел в управление.
     Погода  была  пасмурной.   Инспектор  не  сразу  понял,   что  с  ним
происходит.  Он плелся по улице,  подняв воротник плаща, прямо по лужам, и
пытался разобраться в  собственном настроении.  Почему он недоволен,  хотя
только что закончил столь сложное дело?
     И  вдруг  осознал:  потому  что  бессилен.  Бессилен  в  сражении  за
справедливость.  Не  способен  ухватить  за  руку  преступника  и  убийцу,
посадить его на скамью подсудимых.
     Когда он  вошел в  кабинет Брина,  комиссар листал какие-то бумаги и,
казалось,  даже  не  заметил подчиненного.  А  потом поднял голову и  тихо
спросил:
     - Ну что скажешь, мой мальчик? Все обошлось благополучно?
     - Все в порядке. Акт вскрытия подпишут днем убийства. Я договорился с
ребятами,  -  устало сказал Макс,  прислонясь плечом к  стене.  -  Так что
теперь никто ничего не докажет.
     - Но что вы узнали?
     - Почти ничего.  Только начало формулы.  Мартолл считает,  что  этого
слишком мало.  Но что поделаешь:  его стукнули именно по той части головы,
по которой не следовало.  Я хочу дать вам послушать одну запись и показать
то, чего мы добились сегодня. - И Макс включил стереофон, в который еще по
дороге вставил кассету Рокара...






 
 
Страница сгенерировалась за 0.1118 сек.