Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр ГРИН СЕРДЦЕ ПУСТЫНИ

Скачать Александр ГРИН СЕРДЦЕ ПУСТЫНИ

   

                                    3

     Вначале разговор носил  обычный  характер,  затем  перешел  на  более
интересные вещи.
     - Ленивец, - сказал Консейль,  -  вы,  Стиль!  Огребли  в  одной  яме
несколько тысяч фунтов и успокоились. Продали вы ваши алмазы?
     - Давно уже, - спокойно ответил Стиль, - но нет желания предпринимать
что-нибудь еще в этом роде. Как новинка прииск мне нравился.
     - А теперь?
     - Я - новичок в этой стране. Она страшна и прекрасна. Я жду, когда  и
к чему меня потянет внутри.
     - Особый склад вашей натуры я приметил по прошлому нашему  разговору,
- сказал Консейль. - Кстати,  на  другой  день  после  того  мне  пришлось
говорить с охотником Пелегрином.  Он  взял  много  слоновой  кости  по  ту
сторону реки, миль за пятьсот отсюда,  среди  лесов,  так  пленяющих  ваше
сердце. Он  рассказал  мне  о  любопытном  явлении.  Среди  лесов  высится
небольшое плато с прелестным человеческим гнездом, встречаемым неожиданно,
так  как  тропическая  чаща  в   роскошной   полутьме   своей   неожиданно
пересекается высокими бревенчатыми  стенами,  образующими  заднюю  сторону
зданий, наружные фасады которых выходят в густой  внутренний  сад,  полный
цветов. Он пробыл там один день, встретив маленькую колонию уже под вечер.
Ему послышался звон гитары. Потрясенный, так как только лес,  только  один
лес мог расстилаться здесь, и во все стороны  не  было  даже  негритянской
деревни ближе четырнадцати дней пути, Пелегрин двинулся  на  звук,  и  ему
оказали теплое гостеприимство. Там жили  семь  семейств,  тесно  связанные
одинаковыми  вкусами  и  любовью  к  цветущей  заброшенности   -   большей
заброшенности среди почти недоступных  недр  конечно  трудно  представить.
Интересный контраст с вполне культурным устройством  и  обстановкой  домов
представляло занятие этих Робинзонов пустыни - охота;  единственно  охотой
промышляли они, сплавляя добычу на лодках в Танкос, где есть  промышленные
агенты, и обменивая ее на все нужное, вплоть до электрических лампочек.
     Как попали они туда, как подобрались, как обустроились?  Об  этом  не
узнал Пелегрин. Один день,  -  он  не  более,  как  вспышка  магния  среди
развалин, - поймано и ушло, быть может, самое существенное.  Но  труд  был
велик. Красивые резные балконы,  вьющаяся  заросль  цветов  среди  окон  с
синими и лиловыми маркизами; шкура льва; рояль,  рядом  ружье;  смуглые  и
беспечные дети с бесстрашными глазами героев сказок; тоненькие и  красивые
девушки с револьвером в  кармане  и  книгой  у  изголовья  и  охотники  со
взглядом орла, - что вам еще?! Казалось, эти  люди  сошлись  _п_е_т_ь_.  И
Пелегрин особенно  ярко  запомнил  первое  впечатление,  подобное  глухому
рисунку: узкий проход  меж  бревенчатых  стен,  слева  -  маленькая  рука,
махающая с балкона, впереди - солнце и рай.
     Вам случалось, конечно, провести  ночь  в  незнакомой  семье.  Жизнь,
окружающая вас, проходит _о_т_р_ы_в_к_о_м_, полным  очарования,  вырванной
из _н_е_и_з_в_е_с_т_н_о_й_ книги страницей.  Мелькнет  не  появляющееся  в
вечерней сцене  лицо  девушки  или  старухи;  особый,  о  своем,  разговор
коснется вашего слуха, и вы не поймете  его;  свои  чувства  придадите  вы
явлениям и вещам, о которых знаете лишь, что они  приютили  вас;  вы  _н_е
вошли в эту жизнь, и потому овеяна она странной  поэзией.  Так  было  и  с
Пелегрином.
     Стиль внимательно слушал, смотря прямо в глаза Консейля.
     - Я вижу все это, - просто сказал он, - _э_т_о_  огромно.  Не  правда
ли?
     - Да, - сказал Вебер, - да.
     - Да, - подтвердил Гарт.
     - Нет слов выразить,  что  чувствуешь,  -  задумчиво  и  взволнованно
продолжал Стиль, - но как я был прав! Где живет Пелегрин?
     - О, он выехал с караваном в Ого.
     Стиль провел пальцем по столу прямую черту,  сначала  тихо,  а  затем
быстро, как бы смахнул что-то.
     - Как называлось то место? - спросил он. - Как его нашел Пелегрин?
     - Сердце Пустыни, - сказал Консейль. -  Он  встретил  его  по  прямой
линии между Кордон-Брюн и озером Бан. Я не ошибся, Гарт?
     - О, нет.
     - Еще  подробность,  -  сказал  Вебер,  покусывая  губы,  -  Пелегрин
упомянул  о  трамплине,  -  одностороннем   лесистом   скате   на   север,
пересекавшем диагональю его путь. Охотник, разыскивая своих, считавших его
погибшим, в то время как он был лишь  оглушен  падением  дерева,  шел  все
время на юг.
     - Скат переходит в плато? - Стиль повернулся всем  корпусом  к  тому,
кого спрашивал.
     Тогда Вебер сделал несколько топографических указаний, столь  точных,
что Консейль  предостерегающе  посматривал  на  него,  насвистывая:  "Куда
торопишься, красотка, еще ведь  солнце  не  взошло..."  Однако  ничего  не
случилось.
     Стиль выслушал все и несколько раз кивнул своим теплым кивком.  Затем
он поднялся неожиданно быстро, его взгляд, когда  он  прощался,  напоминал
взгляд проснувшегося. Он не  замечал,  как  внимательно  схватываются  все
движения его шестью острыми глазами холодных людей. Впрочем,  трудно  было
решить по его  наружности,  что  он  думает,  -  то  был  человек  сложных
движений.
     - Откуда, - спросил Консейль Вебера, - откуда у вас эта уверенность в
неизвестном, это знание местности?
     - Отчет экспедиции Пена. И _м_о_я_ память.
     - Так. Ну, что же теперь?
     - Это уж его дело, - сказал смеясь  Вебер,  -  но  поскольку  я  знаю
людей... Впрочем, в конце недели мы отплываем.
     Свет двери пересекла тень. В двери стоял Стиль.
     - Я вернулся, но не войду, - быстро сказал он. -  Я  прочел  порт  на
корме яхты. Консейль - Мельбурн, а еще...
     - Флаг-стрит, 2, - так же ответил Консейль - И...
     - Все, благодарю.
     Стиль исчез.
     - Это, пожалуй, выйдет, - хладнокровно заметил Гарт,  когда  молчание
сказало что-то каждому из них по-особому. - И он _н_а_й_д_е_т_ вас.
     - Что?
     - Такие не прощают.
     - Ба, - кивнул Консейль. - Жизнь коротка. А свет - велик.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1078 сек.