Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Бет Хенли ИЗОБИЛИЕ

Скачать Бет Хенли ИЗОБИЛИЕ

    Сцена 11
   Та же ночь.  Хижина Уилла после праздничного ужина.  Уилл,  Мэйкон,
Джек и Бесс собрались вместе.
   ДЖЕК: Послушайте меня.  Я вас спрашиваю. Это очень важно. Почему мы
должны ходить голодными?  Почему нас должны донимать жара  или  холод?
Почему от нас должно вонять? Если бы кто-то смог найти средство, мазь,
эликсир хотя бы от чего-то одного,  а может быть,  и от  всего  сразу,
этот  человек  смог бы загрести огромные деньги.  Вообразите убийство.
Вообразите,  как деньги горят. Факты просты. Никому не хочется вонять.
Конечно,  не хочется.  Если они над этим задумаются. А то пришли бы ко
мне:  я б дал им мазь - они бы мне ручку посеребрили; спасибо большое,
следующий.
   МЭЙКОН: Звучит очень заманчиво.
   ДЖЕК: У меня мозги так работают.
   УИЛЛ: Что ж, в одном он прав: вонять никому не хочется.
   БЕСС: Мне-то уж точно.  Я раньше ванилью за ушами посыпала, да Джек
скаэал, что от меня едой пахнет.
   ДЖЕК: Вот бы еще хоть кусочек этого восхитительного  пирога.  Он  у
меня во рту, как масло, тает.
   Мэйкон берет  последний  кусок  пирога  и сталкивает его на тарелку
Джеку.
   МЭЙКОН: Что ж, я очень рада, что ничего выбрасывать не придется.
   УИЛЛ: Это был последний.
   МЭЙКОН (кивает): Угу.
   ДЖЕК (вгрызаясь в пирог):  Ммм, ммм. Ты готовишь лучше всех, кого я
знал.
   МЭЙКОН: Спасибо, Джек, но Бесс мне тоже очень помогла.
   БЕСС: Да не очень, в самом деле.
   ДЖЕК: Она хорошо посуду моет, а пироги все получаются у нее плоски-
ми, как монеты.
   МЭЙКОН: Да что ты, Джек Флэн, это ведь неправда. Ведь тот двухслой-
ный пирог с земляникой, что она мне сделала на день рождения, был пот-
рясающим.
   БЕСС: Ох нет, Мэйкон, ты забыла. Тебе я испекла пятислойный пирог с
морковкой,  да и тот поднялся только на полдюйма. Мы все над ним тогда
так смеялись.
   МЭЙКОН: О, правильно. Теперь я вспомнила.
   УИЛЛ: С твоей женой славно посмеяться можно - я вот что скажу. Пом-
нишь,  как она у меня спросила,  как это я глаз себе обратно отрастил?
(Все смеются.) Она подумала,  что этот стеклянный глаз и есть  настоя-
щий, что он просто снова вырос в глазнице, как редиска.
   ДЖЕК: Да, это она может.
   БЕСС (бодро): Наверное, я просто всю жизнь была ужасной дурочкой.
   МЭЙКОН: Не слушай их.  Им просто весело.  Это все глупости.  А что,
никто даже не заметил банта у Бесс в волосах?  Повернись,  пожалуйста.
Ну не славно ли смотрится?
   ДЖЕК: Славно. У нее хорошие волосы. Это глаза слишком близко сидят,
а волосы у нее хорошие.  (Мэйкон.) А ты-то?  У тебя  прическа  сегодня
другая. Что это с нею стало?
   МЭЙКОН: Шиньон с кудрями.  Я заказала его из Бостона. Это последний
крик моды. ДЖЕК: Вот это вещь.
   УИЛЛ: Нежный.
   ДЖЕК: Мило, мило, мило.
   БЕСС: А лента моего любимого цвета. Синяя. Мне ее Мэйкон дала поно-
сить. У нее это тоже любимый цвет. Мы похожи с нею. (Показывает на ве-
дерко с маргаритками.) И обе любим маргаритки. Это наш любимый цветок.
   МЭЙКОН: Ох,  маргаритки у меня не любимые цветы.  Мои любимые цветы
тюльпаны.
   БЕСС: Тюльпаны?
   МЭЙКОН: Они растут в такой маленькой стране,  Голландия называется.
Это самые красивые цветы на свете,  маргаритки ни в какое сравнение не
идут.  Да что там - маргаритки,  на самом деле,  ведь не что иное, как
просто сорняки.
   БЕСС: Ну что ж, я уверена, если мне когда и доведется увидеть тюль-
паны, они тоже моими любимыми цветами станут.
   МЭЙКОН: Может,  как-нибудь  мы все поедем в Голландию и будем соби-
рать там тюльпаны - рядок за рядком.  Да-а, потом нам будет что вспом-
нить.  Наполнять  себе  подолы золотыми тюльпанами и подбрасывать их к
небу! Хо! Я сейчас буянить начну, давайте веселиться! Танцевать хочу!
   ДЖЕК: Отлично!
   УИЛЛ: Валяй!
   БЕСС (перекрикивая): Я тоже! Я тоже. Я люблю танцевать!
   МЭЙКОН: Я одну фигуру знаю.  Из кадрили.  Это последняя мода в тан-
цах.
   ДЖЕК: Давай-ка поглядим!
   МЭЙКОН: Все должны хлопать! (Мэйкон, Бесс и Уилл начинают хлопать.)
Давайте, ритм держите! Хорошо! Так и дальше! Джек Флэн, а ты почему не
хлопаешь?
   ДЖЕК: Я ничего под музыку не делаю.  Я под нее не танцую. Я под нее
не хлопаю. Смотреть мне нравится, а участвовать я не буду.
   МЭЙКОН: Такой же смешной, как и обычно - и даже больше, точно. Вот,
подержи пока мои гребешки. Держи, глупый. Держи гребешки. (Отдает свои
гребни Джеку.  Тот держит их,  пока она танцует.) (Уиллу и Бесс.) Хло-
пайте мне! Погромче, пожалуйста! Громче! (Исполняет какие-то причудли-
вые танцевальные па под хлопки.)
   БЕСС: Браво, браво!
   ДЖЕК: Поглядите-ка на нее!
   УИЛЛ: Она нежная! Смотрите, какая нежная!
   БЕСС: Ох, мне тоже хочется!
   МЭЙКОН: Давай,  Бесс!  Твоя очередь!  (Бесс начинает неистово  пля-
сать.) Вот так! Поддай-ка! У-ух! Как пляшет!
   УИЛЛ: Берегись! Берегись! О, пусть несется. Да, сэр, да, пускай не-
сется.
   Бесс высоко подкидывает ноги и падает на попку.
   БЕСС: Оп-ля!
   МЭЙКОН: Ох,  что же, это было здорово! Здорово! Давайте ей похлопа-
ем!
   БЕСС: Я упала.  У меня ничего правильно не выходит. Наверное, я не-
уклюжая.
   УИЛЛ: Растянулась ты здорово.  Прямо в воздух подпрыгнула и шлепну-
лась.
   ДЖЕК: Попробуй вести себя,  как даме подобает. У тебя там под низом
всем все видно было.
   МЭЙКОН: Давай, еще покружимся.
   БЕСС: Мне больше не хочется танцевать.
   МЭЙКОН: Кончай. У тебя получается.
   БЕСС: Нет, пожалуйста, оставь меня.
   МЭЙКОН: Ну, тогда я знаю, что: почему б тебе нам не спеть?
   БЕСС: Я не пою. Ты ведь знаешь, что я не пою.
   ДЖЕК: Правильно.  Она мне сказала, когда мы поженились, что никогда
в  жизни  не  пела.  Разве ты не говорила про это в самый первый день,
когда мы встретились?
   БЕСС: Это так. Одно время я пела, но больше не пою.
   МЭЙКОН: Ну,  если ты пела когда-то,  то сможешь спеть снова.  Да, я
ведь даже, кажется, слышала, как ты поешь, когда белье стираешь.
   БЕСС: Да разве ж это пение, это больше мычанье.
   МЭЙКОН: Ну,  раз ты можешь мычать, так и спеть сможешь. Прошу тебя,
спой нам песню. Мне хочется послушать.
   БЕСС: Можно, Джек?
   ДЖЕК: Почем я знаю, можешь ты или нет?
   БЕСС: Что ж, я в самом деле вот эту песенку помню.
   МЭЙКОН: Хорошо,  давай послушаем. Вот ты на сцене. Вся сцена приго-
товлена для тебя. Поднимается занавес. Попросим Бесс Флэн с ее песней!
(Аплодирует.)
   БЕСС (поет): Где-то в долине
   В дальней дали
   Ветры подули
   С края земли
   С края земли, милый
   С края земли
   Ангелов в Небе
   Люблю я одних...
   МЭЙКОН: Это было чудесно.
   БЕСС: Я... я, наверное, забыла эту песню. Немного. Как там поется.
   УИЛЛ: Я знаю эту песню. Я ее раньше слыхал. Ты неправильно спела.
   МЭЙКОН: А другую знаешь?
   ДЖЕК: Она и этой-то не энала.
   МЭЙКОН: Она вспомнила ее почти полностью,  к тому же,  у нее  такой
славный голос.
   ДЖЕК: Не знаю я ничего про пение, но мне кажется, что раз уж взялся
петь песню, так хоть слова знать нужно.
   БЕСС: Я раньше много песен знала.  И все наизусть. Просто я не пела
с тех пор,  как сюда приехала.  Смешно так,  когда горло распахиваешь,
чтоб спеть. Как будто кто-то другой поет. Кто-то другой, а вовсе не я.
Я,  наверное,  наружу выйду,  там луна светит, нарву ночного жасмина у
пруда. Меня его аромат притягивает. Его запах и лунный свет. (Уходит.)
   ДЖЕК: Ни с того ни с сего, кажется, в уме повредилась.
   МЭЙКОН: Мне кажется, ты ее обидел.
   ДЖЕК: Что?  Да ничего подобного. Я ж не сказал ничего против ее пе-
ния - кроме того, что слова подучить надо.
   МЭЙКОН: Может, тебе стоит сходить посмотреть, как она там.
   ДЖЕК: Она не хочет, чтобы я к ней ходил.
   МЭЙКОН: Почему же?
   ДЖЕК: Злится на меня из-за своего проклятого пения.
   УИЛЛ: А пирога больше нет, наверное.
   МЭЙКОН: Нет.
   УИЛЛ: Глаз болит.  Уже можно вынимать его на вечер.  (Мэйкон идет к
двери.) Куда ты?  МЭЙКОН: Проверю, как она там. (Уходит. Из-за сцены.)
Бесс... Бесс...
   УИЛЛ: (после  паузы):  Как  ты думаешь,  с ними ничего в темноте не
случится?
   ДЖЕК: Не знаю.
   УИЛЛ: Там дикие звери бродят в такое время.  Койоты уж точно  есть.
Медведи и волки.
   ДЖЕК: Может, и индейцы.
   УИЛЛ: Мэйкон! Мэйкон! (Уходит.)
   МЭЙКОН (из-за сцены): Что? Чего?
   УИЛЛ (за сценой): Мэйкон, вернись сюда. Я сам приведу Бесс.
   Джек встает, подходит к столу и наливает себе в стакан. Входит Мэй-
кон. Джек смотрит на нее, затем опорожняет стакан.
   ДЖЕК: Виски?
   МЭЙКОН: Нет.
   ДЖЕК (наливая себе еще): Ты уверена... Мэри Кей?
   МЭЙКОН: Не называй меня так. Никогда.
   ДЖЕК: Ладно.  Вот тебе твои гребни.  Я их держал, ты просила. Хоро-
шенькие. И счастливые. Счастливые, что гладят тебя по волосам.
   МЭЙКОН: Не разговаривай со мной.  Сиди,  где сидишь, и не говори со
мной.
   ДЖЕК: (после паузы): Мэри Кей, Мэри Кей, Мэри Кей.
   МЭЙКОН: Закрой рот.
   ДЖЕК: Ты не выходишь у меня из головы. Во всей голове крутишься. Ты
для меня более явна, чем любая другая мысль. Я не могу тебя оттуда вы-
тащить.  Выбить не могу;  выпить не могу;  выкричать не могу. Никогда,
никогда. Ты вечно там.
   МЭЙКОН: Прекрати. Не надо. Перестань.
   ДЖЕК: Неужели  ты  не  видишь,  что  я не могу справиться со своими
чувствами к тебе?
   МЭЙКОН: Слушай,  я не хочу никаких дел с тобой.  У меня  есть  муж,
Уилл. У тебя есть жена, Бесс, мой самый дорогой друг. Я бы никогда да-
же помыслить не могла о том, чтобы предать ее чувства. Никогда, никог-
да, даже если б мне было до тебя дело, а его нет и никогда не будет, и
никогда не может быть. Потому что, если говорить по всей правде, в те-
бе нет абсолютно ничего,  что я бы могла вытерпеть. Ты гадок и себялю-
бив, ты лжец и змея. Я плюю на твою могилу, и жалко, что ее нельзя вы-
копать так быстро и так глубоко, чтобы мне понравилось.
   ДЖЕК (после паузы): Что ж, я только одно спросить хочу. Ты мне одно
скажи. Зачем ты попросила меня подержать тебе гребни? Ты выбрала меня,
чтобы я их тебе держал.  Ты вложила их мне в руку. Зачем ты это сдела-
ла? А?
   МЭЙКОН: Потому что я... Ты стоял ко мне ближе всех, и я поняла, как
я боюсь,  что когда начну танцевать,  гребни вылетят у меня из волос и
потеряются где-нибудь в далеком, дальнем углу комнаты. Ты должен знать
- то есть, это всем известно, - что можно попросить кого-нибудь подер-
жать тебе гребни и, однако, верить всем своим сердцем и существом, что
ненавидишь его,  и что он хуже некуда,  но тебе просто нужно, чтобы он
подержал тебе гребни, а случилось так, что он - вот, стоит руку протя-
нуть...
   ДЖЕК: Ты в самом деле много говоришь. Заговариваешься. С чего бы?
   МЭЙКОН: Я...  я не знаю.  Просто говорю. Просто мне хочется погово-
рить.  У меня такое ощущение,  оно мне подсказывает,  что молчать - не
безопасно.
   ДЖЕК: Ну, тише.
   МЭЙКОН: Нет,  не могу я позволить молчание, потому что тогда что-то
действительно ужасное случится.  Мир может перестать вращаться,  и  от
этого земля затрясется, и все просто провалится в тартарары, в кошмар-
ные дыры...
   ДЖЕК: Да замолчи ж ты хоть ни минутку.
   МЭЙКОН: Нет,  не буду, не могу, мир тогда расколется; океаны исчез-
нут; неба не будет; не стану; не могу; не буду...
   ДЖЕК: Тише, или я рот тебе кляпом заткну.
   МЭЙКОН: Не поможет. Я все равно буду мычатъ и стонать под кляпом.
   ДЖЕК: Может быть,  тогда мне придется просто свернуть тебе шею.  Ну
же.  Сиди спокойно. (Мэйкон замираяет.) Слышишь? Мир не разваливается.
Слышишь? (Она кивает.) Можно справиться, правда?
   МЭЙКОН: Да.
   ДЖЕК (убирая нож):  С этим прекрасно можно справиться. (Кладет руку
ей на грудь.) Скажи, как ты можешь с этим справиться.
   МЭЙКОН: Могу.
   ДЖЕК: Прекрасно.
   МЭЙКОН: Да.
   Они обнимаются с неистовой страстностью,  вгрызаясь друг  в  друга,
как звери. Наконец, Мэйкон вырывается. Слезы ярости струятся по ее ли-
цу.
   МЭЙКОН: Прочь от меня. Гадюка. Змея ползучая.
   Джек беспомощно смотрят на нее,  подходит к столу и наливает  себе.
Мэйкон оправляет платье и прическу, затем садится, сложив руки. Входит
Уилл. Его лицо бело. Он несет накидку Бесс.
   МЭЙКОН: Уилл?
   УИЛЛ: У пруда ее нет. Она пропала.
   МЭЙКОН: Это ее накидка.
   УИЛЛ: Я нашел ее на земле.  И еще вот это.  Я нашел  это.  (Достает
из-под накидки индейскую стрелу.)
   МЭЙКОН: Ох, Боже мой. Где же она? Что произошло?
   ДЖЕК: Чья она?
   УИЛЛ: Похоже, что оглалов.
   ДЖЕК: Ты думаешь, ее схватили индейцы?
   Мэйкон подбегает к двери и выкрикивает в ночь.
   МЭЙКОН: Ох, Господи! Бесс? Бесс!
   УИЛЛ: Мэйкон!
   МЭЙКОН: Пожалуйста. Господи! Бесс!
   Затемнение.
   Конец первого действия




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0659 сек.