Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Бет Хенли ИЗОБИЛИЕ

Скачать Бет Хенли ИЗОБИЛИЕ

    Сцена 6
   Следующая весна.  Уилл сидит один во дворе.  Бесс и Элмор вместе  в
хижине Уилла.  Элмор роется в портфеле, вынимая письма, контракты, ил-
люстрации и т.д. Бесс помахивает в воздухе чеком.
   ЭЛМОР: Феноменально. Ваша книга феноменальна!
   БЕСС: Я на золотую жилу наткнулась!
   ЭЛМОР (глядя на листок с цифрами):  Ошеломляюще. Никто не может по-
верить!
   БЕСС: У меня должна быть ручная певчая птичка!  Мы будем с нею петь
дуэтом!  Продано больше шестидесяти тысяч! О, и еще надо огромную арфу
с золотыми херувимами, и ледяной дворец, чтобы ее там хранить.
   ЭЛМОР: Все,  что вашей душе угодно.  (Бесс поет.) Теперь у меня тут
есть кое-какая корреспонденция, требующая вашего внимания.
   БЕСС: Да, да, продолжайте; продолжайте.
   ЭЛМОР (подавая письмо):  Президент по делам индейцев желает  отобе-
дать с вами в Белом доме в день вашего приезда в Вашингтон.
   БЕСС: О,  восхитительно.  Я в восторге.  Как захватывающе! Надеюсь,
никакой свинины подавать не будут?
   ЭЛМОР: Нет,  разумеется нет.  Я предупрежу их о ваших желаниях. Всю
свинину исключат.  Вот запрос от актера, драматурга и управляющего те-
атром Диона Букико. Он хочет инсценировать вашу книгу.
   БЕСС: Дион Букико? Кто это?
   ЭЛМОР: Он очень знаменит.
   БЕСС: О, тогда ладно, я согласна.
   Входит Джек, неся какой-то багаж. Он сбрил усы.
   ЭЛМОР (протягивая ей иллюстрацию):  Вот ваш портрет, который мы хо-
тим поместить во втором издании.
   БЕСС: Ох, Господи.
   ЭЛМОР: Я нахожу, что здесь вы очень чувствительны, однако ощущается
какая-то затаенная внутренняя сила.
   БЕСС: Хмм.  У меня глаза слишком близко сидят.  Волосы у меня прек-
расные, а вот глаза посажены слишком близко. (Джеку.) Ты не согласен?
   ДЖЕК: Нет.
   БЕСС: Но ведь они ближе, чем у обычного среднего человека, что ска-
жешь?
   ДЖЕК: Не знаю. Нет.
   БЕСС: Ну,  а как ты думаешь,  насколько близко должны сидеть  глаза
среднего человека?
   ДЖЕК: Не знаю.
   БЕСС: Тогда и не надо высказывать своего мнения о том, в чем ты со-
вершенно глуп.
   ДЖЕК: Хорошо.
   БЕСС: Не поддакивай.  Хватит таскать чемоданы - уложи их в  экипаж.
Нам  не  хочется опаздывать на поезд.  (Джек уходит в другую комнату.)
Нам в самом деле надо с ним возиться?
   ЭЛМОР: Разумеется,  решение зависит только от вас,  но я боюсь, что
страдающий,  обожающий  вас  муж  отлично будет давить на чувствитель-
ность.
   БЕСС: Да. Ну что же. Справлюсь.
   ЭЛМОР: Хорошо.  Отлично.  Теперь,  согласно вот этому расписанию, в
нынешнем сезоне вы прочтете до ста пятидесяти лекций.  Вам одни только
лекции должны принести двадцать пять тысяч долларов.
   БЕСС: Ангелы поют, дьяволы танцуют.
   ЭЛМОР: Антрепренер вашего турне - мистер Уильям Саттон.  Это весьма
преуспевающий земельный спекулянт, глубоко преданный идеям продвижения
на запад и явленной судьбы. Он бы хотел, чтобы вы подписали этот конт-
ракт  о  том,  что  согласны  освещать с трибуны некоторые философские
взгляды.
   БЕСС: Философские взгляды? Я не уверена, что они у меня вообще име-
ются. А ну-ка, позвольте, я взгляну на эту бумагу.
   Берет контракт и внимательно его читает.  На площадку перед хижиной
выходит Мэйкон. Замечает Уилла.
   МЭЙКОН: Изъятие.  Изъятие. В одно это слово они вцепились, как стая
больных собак. Они отбирают у нас дом. Ничего нельзя сделать, пока они
не получат пятьдесят долларов.  Пятьдесят долларов. Я спросила у рыже-
бородого,  примет ли он в счет частичного погашения долга картошку.  А
он так захохотал надо мной, как будто я свежий анекдот.
   УИЛЛ: Говорил я тебе, что так и выйдет. Здесь все кончено. Нам надо
идти куда-нибудь в другое место. Начинать заново.
   МЭЙКОН: Да я лучше придушу себя вот тут, у всех на виду.
   В хижине  Джек  входит  с чемоданами.  Направляется к двери хижины.
Бесс останавливает его.
   БЕСС: Джек,  не забудь вон ту корзинку - я сложила туда еды  нам  в
дорогу.
   ДЖЕК: Здорово. А что там?
   БЕСС: Кукурузные лепешки.
   Джек кивает, берет корзину и выходит из хижины во двор. Его замеча-
ет Мэйкон.
   МЭЙКОН: Джек, куда это ты?
   ДЖЕК: За нами приехал профессор.  Книга Бесс разлетается, как искры
от пожара. Мы едем читать лекции. Мы стали важными людьми.
   МЭЙКОН: Вы уезжаете прямо сейчас?
   ДЖЕК: Точно.
   МЭЙКОН: И надолго вы уезжаете?
   ДЖЕК: Навсегда, надеюсь.
   МЭЙКОН: Боже. Как же я останусь жить в этой огромной пустыне совсем
одна?
   ДЖЕК (показывая на Уилла): У тебя ведь еще он есть.
   МЭЙКОН: Да-а. Послушай, Джек, у меня несчастье. Мне нужно пятьдесят
долларов, чтобы спасти хозяйство.
   ДЖЕК: Нет у меня никаких денег.
   МЭЙКОН: А  ты  не поговорил бы с Бесс ради меня?  Может,  замолвишь
словечко?
   ДЖЕК: Сама с ней разговаривай. Она твоя подруга.
   МЭЙКОН: Правильно.  Ты прав. Она мой друг. Я для нее много сделала.
Очень много. До свиданья, Джек.
   ДЖЕК: Прощай, Мэри Кей.
   МЭЙКОН: Я всегда буду помнить,  что у тебя были очень красивые гла-
за.  (Джек уходит. Уилл смотрит прямо перед собой, пытаясь понять, по-
чему ему все равно,  убьет он этих людей, или нет. Мэйкон входит в хи-
жину.  Уилл уходит.) Бесс.  Мне нужно поговорить с тобой. Это касается
личных обстоятельств. Добрый день, профессор.
   ЭЛМОР: Да,  это... добрый день, миссис Кертис. (Встает и выходит во
двор.)
   МЭЙКОН: Я слыхала,  ты уезжаешь. Снялась с места. У тебя все, нако-
нец, вышло по-крупному.
   БЕСС: Похоже, что так.
   МЭЙКОН: У меня нет к тебе зависти.  Я видела - это должно было слу-
читься.  Люди падки на рассказы о зверствах. Они их все время читают в
дешевых книжках.  А тут приходчшь ты и рассказываешь им все по-настоя-
щему,  как было на самом деле. У тебя даже отметины остались в доказа-
тельство.  Люди  повылазят  из  своих домой и набьются в большие залы,
только чтоб на эти отметины поглазеть. На татуировки эти. Люди расцве-
тают при виде уродов.
   БЕСС: Что ж, я рада, что ты мне не завидуешь.
   МЭЙКОН: Нет. Чего ради?
   БЕСС: Ничего.  Просто  я думала,  что это ты хотела написать книгу,
роман.  Ты ведь говорила об этом. Но это, наверное, больше пустые меч-
ты, детская фантазия. Не стоит принимать всерьез.
   МЭЙКОН: Было время,  я думала написать книгу.  Я собиралась описать
свои приключения.
   БЕСС: Так у тебя их, наверное, просто никогда не было, правда?
   МЭЙКОН: Были кое-какие. Со мною кое-что бывало.
   БЕСС: Однако, не так уж и много.
   МЭЙКОН: Ну, шрамов на лице у меня никогда не оставалось.
   БЕСС: А хотелось бы?
   МЭЙКОН: Чего ради?
   БЕСС: Ради того,  чтобы, ну, может быть, стать... замечательной. Но
ничего не вышло.  Ты ждешь чего-то десятками лет.  Ты осела, остепени-
лась и больше не мечтаешь.  Я вижу,  как тебе не дает покоя то, что ты
не можешь сравниться со мной.  С Бесс Джонсон, женщиной, которая пере-
жила пять лет приключений в плену у индейцев,  которая вернулась и на-
писала  лучшую книгу столетия,  и которую обожают толпы людей по всему
миру.
   МЭЙКОН: Ты меня не обманешь. Я знаю, как тебе все это удалось. Тебе
виделась я. Ты украла у меня. Ты украла меня. Я показала тебе, как хо-
дить,  как разговаривать, как драться и мечтать. Это я должна была на-
писать ту книгу.  Люди должны были рваться, чтобы встретиться со мной;
поговорить со мной. Я настоящая, а ты - просто разбавленная рохля. Эти
индейцы не ту женщину украли.
   БЕСС: Точно говоришь?
   МЭЙКОН: Да, точно.
   БЕСС: Ну,  так может быть,  еще не поздно.  Может,  у тебя еще есть
шанс. На, возьми этот нож. Возьми чернила. Давай. Разрежь себе все ли-
цо.  Залей чернилами. Давай, стань мной, если считаешь, что получится.
Если думаешь,  что ты такая храбрая. Я позволю тебе стать мной. Можешь
сделать  мое турне за меня.  Люди будут вскакивать на ноги и рваться к
тебе.  Валяй. Оглалы радуются, когда ранят себя. Они делают это, чтобы
молиться.  Чтобы отпразднорать скорбь. Давай, ну же - празднуй, радуй-
ся, что же ты - все дело в одном твоем лице.
   МЭЙКОН: Бесс, прошу тебя. Я всегда о тебе заботилась. Всегда.
   БЕСС: Тогда сделай так. Режь. На куски; все на куски.
   МЭЙКОН: Всегда заботилась.
   БЕСС: Тогда сделай. Режь. Давай.
   Мэйкон берет нож, затем опускает его.
   МЭЙКОН: Не собираюсь я себя резать.  Не хочу всю жизнь в шрамах хо-
дить.
   БЕСС (после паузы):  Да. Слишком велика цена. А ты стала такой жал-
кой,  что считаешь каждое яйцо,  монету или сухарь. (Начинает надевать
шляпку и перчатки.)
   МЭЙКОН: Я  знаю,  что  мы  друг  другу не нравимся.  Раньше мы были
друзьями.  Но нас как-то развело.  Однако, ты ведь должна признать, ты
не можешь не видеть - ты мне кое-чем обязана.
   БЕСС: Сколько я тебе должна?
   МЭЙКОН: Ты...  ну,  ты должна мне... пятьдесят долларов. По меньшей
мере,  пятьдесят долларов. Я давала тебе башмаки, когда у тебя не было
обуви,  и еду, и кофе, и одежду, и крышу над головой. Я даже приносила
тебе синие ленты и синее платье.  Все,  что твоей душе угодно было,  я
тебе давала.
   БЕСС: Может быть, тебе это никогда не приходило в голову. Может, ты
никогда не понимала,  что людям не нравится быть обязанными.  Они тер-
петь не могут вечно нуждаться и быть в долгу. И довольно скоро они на-
чинают злиться на тех, у кого брали.
   МЭЙКОН: Да. Я это знаю. Ты всегда на меня злилась.
   БЕСС: Да,  наверное да, и я не хочу, чтобы ты злилась на меня. Поэ-
тому давай считать, что мы квиты.
   МЭЙКОН: Но  мне они непременно нужны.  Пятьдесят долларов.  Мне они
нужны, чтобы спасти хозяйство. Меня вышвырнут из дома прямо на пыльную
дорогу. Ты не можешь со мной так поступить.
   БЕСС: Милая,  да я бы крылышки у ангелов пообрывала, если б думала,
что они помогут мне взлететь.
   Выходит из хижины во двор. Мэйкон идет за ней следом.
   МЭЙКОН: Ты у меня в долгу!  Ты мне должна!  Ты не можешь отказывать
мне в том,  что мое!  Я кормила тебя зелеными сухарями;  я расчесывала
тебе волосы; я учила тебя свистеть!
   ЭЛМОР: Вы готовы?
   БЕСС: Да.
   ЭЛМОР: Вы прочли контракт?
   БЕСС: Они хотят,  чтобы я потребовала немедленного уничтожения всех
индейских племен.
   ЭЛМОР: Верно.
   БЕСС: С этим проблемы не будет.  Только распорядитесь, чтобы всюду,
куда бы мы ни приехали,  меня бы встречала корзинка с золотыми тюльпа-
нами. Это мои любимые цветы, тюльпаны.
   Бесс и Элмор уходят, а Мэйкон кричит им вслед.
   МЭЙКОН: Воровка! Грабительница... воровка! Тюльпаны - мои! Они при-
надлежат мне!  Это я видела картинку! А не ты! (Входит Уилл с повязкой
на глазу и ранцем в руках.) Господи,  Уилл.  Господи.  Она не захотела
дать мне денег.  Она ничего не захотела мне дать.  Она ведь в долгу  у
меня.  Она это знает. Я была ей другом. Боже, так бы ее и убила. Башку
бы ей оторвала и скормила мозги бешеным крысам. Себялюбивая, мститель-
ная, чванливая, бессердечная индейская щлюха.
   УИЛЛ: Мэйкон, я ухожу отсюда. Ухожу на запад.
   МЭЙКОН: На запад? Куда на запад?
   УИЛЛ: Не знаю.
   МЭЙКОН: Может,  нам стоит Айдахо попробовать. В Айдахо есть эта ту-
рецкая красная пшеница.  У нее зерно твердое. Ее можно всю весну выра-
щивать.
   УИЛЛ: Л не хочу, чтобы ты шла со мной.
   МЭЙКОН: Что?
   УИЛЛ: Моя первая жена,  Барбара Джейн - ну,  я любил ее. И я помню,
что она любила меня.  А ты никогда меня не любила, и я тебя никогда не
любил. Вот все, что у нас с тобою было. Я такого больще не хочу.
   МЭЙКОН: Ты меня здесь бросаешь? Без ничего?
   УИЛЛ: Вот твое. Лови. (Бросает ей свой стеклянный глаз. Она ловит.)
Я его для тебя купил. Мне он никакого добра не принес.
   Уходит. Мэйкон меряет шагами двор,  перебрасывая стеклянный глаз из
руки в руку.
   МЭЙКОН: У меня ничего нет. Ничего. За все это время. (Пауза.) Ниче-
го.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0508 сек.