Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Ксения Букша Питерские каникулы

Скачать Ксения Букша Питерские каникулы

3

     Если  к месту  обретения  дыбороссов надо было  долго идти  вверх, то к
выдемборцам  - вбок.  Их  штаб-квартира  находилась  в  самом конце какой-то
туповатой и кривоватой улицы. Такие  улицы  в  Питере, насколько я  понимаю,
встречаются довольно редко; надо  же мне было на второй день напасть на одну
из них. Я плелся по ней долго-предолго, то  мимо психушки, то мимо школы, то
мимо памятника поэту Майкопскому,  а чаще всего мимо стройки. Вся эта  улица
поросла  крепкими  узловатыми  тополями,  у  которых  каждый лист  был,  как
тропический  лотос.  Машины  по этой  улице  не  ездили, но стояли стройными
рядами.

     Наконец, я дошел до розовенького  двухэтажного домика под номером не то
сто три, не то сто восемь, прошел сквозь двор - там тоже что-то росло и тоже
что-то строили.  Здесь  же,  прямо на  дверях, висела залихватская табличка:
"Выдембор".

     - А кто это к нам пришел, - умильным голосом сказали за дверью.
     -  Это я,  - гаркнул  я. - Егор! Гайдар,  практически!  Пришел  к вам в
партию вступать!

     Дверь  открылась.  На пороге  стоял  босой мужик. Он  был ниже меня  на
голову, но весь мякенький и гладкий. В волосах у него запуталась стружка.
     - Мы тут ремонт делаем, - объяснил он кокетливо.
     - Да  уж  я вижу,  - сказал  я суровым  тоном. - Ох, не закончите  вы к
трехсотлетию!
     - Конечно,  -  подхватил  мужик, приглашая  меня  внутрь. - Конечно, не
закончим! Начальник-то у нас - водопроводчик. Трубы починил, а остальное  не
умеет.
     - Да, трубы - это еще не все! - поддержал я. - Главное - это система!
     Мужик меня усадил за стол и восхищенно полюбовался.
     - А что же мы будем пить, - сказал он.

     Только  я  рот  раскрыл,  как  из  соседней  комнаты  выбежал  какой-то
кривоногий герцог с афишами под мышкой и закричал:
     - Коля,  а ну марш отсюда! Если ты тут ремонт делаешь, это еще не  дает
тебе права распоряжаться!
     - Да я что, я ничего, - виновато развел руками мужик и испарился.
     - Чего он тебе втюхивал? - спросил кривоногий герцог.
     - Что начальник у вас водопроводчик, - донес я. - Что к трехсотлетию не
управимся.
     -  Ну, это правда, - махнул рукой  герцог. - Он у нас из сантехников во
власть пришел. А к трехсотлетию... сам посуди!
     - Да, - опять поддакнул я - и промахнулся.
     Кривоногий  герцог проковылял вокруг  меня,  с маху  уперся  волосатыми
руками в край стола и провещал страшным голосом:
     - А что это ты мне все время поддакиваешь? А ну, отвечай, кто ты таков?

     Я почесал в затылке. Жарко тут у вас, братцы, рассудил я. У нас и то не
так жарко.  Однако  надо было отвечать, не  срамить  родной Каменный  угол и
науку пацанского стеба.
     - Я, - ответил я гордо, - правый лев, отстаиваю отсутствие отстоя, а за
права готов даже отсиживать!
     - А любишь ли ты Чубайса? - спросил хитро кривоногий герцог.
     - Чубайса?? - изумился я. - Обожаю. Я скучаю по нему.
     Чубайсом, или просто Баксом, звали нашего рыжего кота.
     - Скучаешь, - хмыкнул кривоногий герцог. - Нечего по нему скучать. Он и
на своем месте  хорош. Хотя он, конечно, профессионал. Не  то  что нынешние:
совсем мышей не ловят.
     - Ловят, - сказал я наперекор.
     Я допер, что кривоногий любит плюрализм, и чтобы спорили. И тут угадал.
     - Молодец, - сказал кривоногий герцог, - отлично.

     Тут  дверь  распахнулась,  - оттуда повеяло прямо-таки  жаром,  как  из
печки,  - и вошли,  оживленно  беседуя,  еще два члена. Одна  была  молодая,
годами чуть старше меня (но это, опять-таки, мог знать только я), другой был
примерно ровесник герцогу, и держался как начальник, или как добрый конь.

     -  Так! -  зарычал  он. - Приветствую! Я - здешний главарь, звать  меня
Пармен! Это Варя, знакомься.
     Варя улыбнулась, причем я увидел край ее языка.
     - А это наш идеолог Герман, - главарь  указал на герцога, - он, правда,
все пропивает, но от этого только сильнее блещут его добродетели.
     Варя  села  на  край  стола  и стала  болтать  ногами.  Она вообще была
непосредственная девица.
     - Мы пиво пить будем? - спросила она.

     Вопрос был в струю, но лица Германа и Пармена вытянулись в стручки.
     - Ох, Варя, - простонали они. - Нам же сегодня Москву встречать. Что он
про нас подумает.
     - А гостя угощать? - изумилась Варя.
     - Знаешь, вот у нас послезавтра акция будет, - вспомнил Пармен, - пусть
гость приходит, заодно посмотрим его в деле.
     - Да! - согласился кривоногий  герцог Герман. -  А то принимаем  всяких
предателей, а потом в крепости почем зря сидим.
     - А я тоже в крепости  сидел,  -  похвалился я. - Только не в этой, а в
Шлиссельбурге.
     - За что? - поинтересовалась Варя.
     - За что,  - махнул рукой я. - Приплели, что  я зятю какие-то там земли
не  так  продал, и что на  работу не  ходил.  А на самом деле у  нас  власть
некондиционная, и я хотел довести ее до кондиции.
     - До кондиции, -  хохотнул Пармен. - Как же, помню.  Царица Нюрка тогда
правила. Точно?

     Вау, думаю, какие в Питере все культурные. Все, что нам историк в школе
под строгой  тайной рассказывал - все  знают. Прямо обидно  даже.  Неужели у
меня теперь нет ничего сокровенного?

     - Ну  ладно, -  говорит  Герман, -  значит,  будешь  у  нас работать  в
качестве кондиционера.  Это  нам сейчас,  сам  видишь,  позарез нужно. Жара.
Приходи послезавтра на  акцию. В  десять  утра. Первый раз  взносы можешь не
приносить.
     - А я и не собирался, - сказал я, да и пошел.

     Только прошел домиков пять, слышу сзади топот, и Варька меня догоняет.
     - Эй! - кричит. - Эй, ты!
     Я не отзываюсь.
     - Ну, как тебя там!
     Я не отзываюсь.  Варька забежала вперед, -  ноги у нее были пыльные, но
сама она вся свежая, как клубника, и  что-то было в ней очень  справедливое,
как будто она дождь за три дня чуяла.
     - Ну, короче, ты, короче, чего, не местный?
     -  Не местный,  - сказал я  достойно,  -  сами ми не  здешные.  А  что,
собственно?..
     - Да у тебя что, уши отсохли? - кричит Варька.

     И тут я дотумкал.
     - А-а! - кричу. - Земеля! Ура-а!
     - Я вэээбще-то питерская, - важно поправилась Варька, - одначе...
     - У-у-у!  -  завопил я  в  полнейшем  восторге и стал Варьку  обнимать,
правда, осторожно.

     И  от нее, как и от Катерины,  даже в эту  жару не пахло подмышками или
носками, а  пахло  неожиданно  зимними  и  темными  запахами: не  то  чем-то
цитрусовым, не то просто резким синим ветром.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0951 сек.