Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Герберт В. Франке. - Клетка для орхидей

Скачать Герберт В. Франке. - Клетка для орхидей

                               ТРЕТЬЯ ПОПЫТКА

В  третий  раз  они  пробудились  к жизни на этой планете вдвоем. Они не
знали,  то  ли все уничтожено взрывом, то ли перемены произошли во время
необъяснимых событий, последовавших за взрывом.

Нет  больше  ни  города,  ни  равнины,  и  ни долины. Все превратилось в
пустыню,  которая,  подобно морю, заполнила не только котловину. Большая
часть поверхности планеты покрыта песком.

- Я считаю, нет больше никакого смысла искать аборигенов, - сказал Рене.

- Думаешь, все уничтожено? - спросил Ал.

- От города, во всяком случае, ничего не осталось.

Ал испытующе поглядел на него со стороны.

- А помнишь воздушные миражи?

Рене его вопрос ошеломил.

-  Да, это объяснило бы все! Как я мог забыть! Ты думаешь, камни и песок
- снова обман?

- Проверим немедленно.

-  Почва настоящая, - сказал Рене. Он наклонился, поднял пригоршню песка
и пропустил текучую массу сквозь пальцы.

Ал  прошлепал  на  несколько  шагов  дальше  и  принялся возить по песку
ногами, а потом подозвал к себе Рене.

- Твое мнение?

Рене  опустился  на  колени  и  ощупал  гладкую поверхность, появившуюся
из-под слоя песка.

-  Та  же пластиковая субстанция, из которой состояли валуны у моря и на
равнине.

-  Думаю,  есть  смысл осмотреться, - сказал Ал. - Эти изменения не сами
собой произошли. Кто-то должен же был изготовить этот пластик!

-  Теперь  я понимаю, - сказал Рене. - Они еще здесь. Они живы и это они
же долину песком и засыпали. Но с какой целью?

- Может быть, прикрыли ею что-то, находящееся внизу?

-  Потрясающее  нашли  решение! - признал Рене. - За какие-то две недели
такие перемены.

Они медленно поплелись обратно.

.-   Какая   мерзость,   этот,  песок.  -  пожаловался  Рене  и  тут  же
встрепенулся. - Послушай, Ал! А откуда он вообще-то берется?

-  Легко  догадаться!  -Ал  весело  улыбнулся.  -  Радиоактивный  пепел,
опустившийся  после  распада атомного гриба. Но это нам. не повредит. Не
забывай, что старые правила не действуют!

Рене с облегчением перевел дух.

- Странно оно как-то, - сказал он. - Надо сперва привыкнуть.

-  Мне тоже не по себе, - согласился Ал. - Но история с радиоактивностью
еще  из  самых простых. Тем более что излучения ты все равно не ощутишь.
Можно  просто не обращать на него внимания. Нас ведь ничто не заставляет
сохранять  прежний  уровень  наших  чувств.  К  примеру, разве может нам
повредить  стужа?  Если  она  нам  надоест,  просто отключим ее по шкале
восприятий!

Рене был растерян, но не подавал виду.

-  Конечно,  жара  другое  дело.  Но  и тогда можно все-таки значительно
изменить  порог  боли.  А  как  насчет  зрения?  Нет ли смысла увеличить
видимую область спектра? Например, ультрафиолетовую?

-  Но  если нам не приходится больше придерживаться правил, отчего мы не
используем более подходящие модели? У которых и зрение, и слух лучше?

-  Других  подходящих  нет. Старые, времен запуска ракет, не годятся. Их
способность   к   адаптации   была   мала,  хотя  по  объему  восприятия
впечатлений  они  нас  превосходили.  Нам  пришлось  бы  выдумать что-то
новое, а на это потребовалось бы много времени.

Вертолет нес их над радиоактивной пустыней. Ветер сотрясал машину.

-  Ты  допускаешь  возможность  существования защитного щита, как тогда,
над городом? - спросил Рене.

- Да, - ответил Ал, уставившийся в пустоту.

- И что тогда?

- Тогда мы потащим приборы на себе.

Против  ожиданий  летели  они беспрепятственно. Ал потянул на себя ручку
управления:

- Опускаюсь.

Он  взял  курс  на  просторную каменную площадку. Из маленьких дырочек в
ней  вздымались  фонтанчики  песка. Посадив вертолет, он открыл дверцу и
спрыгнул.

Рене   передал   Алу   ящики   со   взрывчаткой,   переносной  столик  с
сейсмографом.  Ал  вынул капсулу и отнес метров на двадцать от площадки.
Здесь  он  закопал  все  и  отошел  со взрывным шнуром к вертолету. Одну
клемму присоединил к батарее, а другую заземлил.

Рене  установил  сейсмограф  и  решил для пробы включить его. На бегущей
ленте   показалась   слегка   волнистая  линия.  Он  занервничал,  начал
проверять надежность прибора.

- Что случилось? - спросил Ал.

- Защитный слой слишком слабый, - объяснил Рене.

- И что это значит?

-  Под верхним слоем почвы сотрясения происходят непрерывно. И прибор их
воспринимает.  Но  линия колебаний выражена много слабее, чем можно было
ожидать.

- Тогда придется все-таки произвести взрыв, - предложил Ал. - Ты готов?

- Да.

Ал  нажал  на кнопку... небольшой фонтан из камней и песка поднялся, где
он заложил взрывчатку, и сразу же послышался грохот.

Их  взгляды  были  прикованы и перфоленте, быстро выбегавшей из прорезей
сейсмографа.  Не  прошло  и  двух  секунд, как стрелка резко метнулась в
сторону,   а   на  ленте  появились  острые  зубцы.  Только  успел  Рене
выпрямиться,  явно  удовлетворенный,  как  снова раздался грохот взрыва;
после немой тишины звук этот показался вдвое громче первого.

- Эхо, - сказал Ал.

Рене поглядел на него и покачал головой.

- Да... но откуда?

- Силы небесные! - охнул Ал. - Оно идет сверху!

Рене, всерьез задумавшись, наморщил лоб.

-  Есть  только  одно  объяснение,  -  воскликнул он. - Это от невидимой
защитной стены.

-  Силы  небесные!  -  повторил  Ал.  -  Дошло!-  Он  смотрел  на Рене с
уважением. - Ну конечно, это защитный щит! Они переместили его выше!

- Но почему? - спросил Рене.

- Решили усовершенствовать защиту.

- Выходит, они не знают, каким образом мы здесь оказываемся.

-  Ты  попал  в  точку,  -  подтвердил  Ал.  - Синхронный луч сквозь щит
проходит  -  никаких сложностей с приемом, когда мы оказывались под ним,
у нас не было.

-  Они  не  знают,  что  такое  синхронный  луч, -. сказал Рене. - Мы их
перехитрили. В некоторых отношениях мы их превосходим.

Оба  были  возбуждены,  словно  одержали  победу. В наилучшем настроении
обратились к сейсмографу.

- Что говорит тебе эта кривая? - спросил Ал.

-  Одно  могу  сказать  определенно: примерно на глубине двух километров
тоже находится защитный слой...

Ал перебил его:

- Может быть, потолок подземелья?

-  Возможно.  Кажется,  я  смогу  теперь  объяснить и слабые сотрясения.
Между   этим   слоем   и   пластиковой   поверхностью  находится  сильно
амортизирующий материал.

-  Прекрасно! - воскликнул Ал. - Тогда все ясно! Я впервые понимаю смысл
происходящего  здесь!  Их задача: защитить то, что находится в подземных
помещениях.  Очевидно,  эти  помещения,  куда нам проникнуть не удалось,
пока  в  целости и сохранности. И в них находится что-то ценное. Атомный
взрыв  доказал, что щит над городом и разные там миражи недостаточны для
защиты  от  нас,  поэтому  они  прибегли  к более действенным мерам. Щит
поднят намного выше, может быть, в горы, а может, и над ними...

- Может быть, даже над всей планетой, - добавил Рене.

Ал согласился с ним.

-  И  это  можно  представить. Но, кроме щита, они использовали и другое
средство  -  мощную  плиту,  которая  прикрыла  их  подземные помещения.
Сделана  она  из  эластичного  материала,  и  предназначение ее - гасить
взрывную волну! Вот в чем фокус!

-  Главный  вопрос  в том, как нам проникнуть к ним вниз, - сказал Рене,
вешая  прибор на ремень через плечо. При этом он посмотрел на запад... и
застыл  на месте: прямо на него неслось темное тело, которое имело форму
колокола.

...Ал  услышал  крик  и  увидел,  как  колокол  скрыл под собой Рене. Не
мешкая.  Ал помчался к вертолету, но не успел добежать - его тоже настиг
колокол.  Он  почувствовал,  как  неведомой  силой  его подняло, и вдруг
стало темно.

На  мгновение  вспыхнул  свет, раздался и сразу же пропал какой-то звук;
он  не  успел  даже оглядеться, как что-то ощупало его и укололо, но так
молниеносно, что он подумал, не почудилось ли это...

И  так  же  мгновенно  ощупывание  прекратилось,  его  освободили мягко,
осторожно,  не  стесняя  его движений и одновременно не дали ни малейшей
возможности сопротивляться, даже как бы подчеркивая это обстоятельство.

Алу   не   пришлось  долго  ждать  решения  проверяющего  автомата.  Его
опустили, и он снова стоял на твердой почве. Колокол поднялся...

- Эй, Ал, ты живой?

Ал  обернулся.  Рене!  Точно на том же месте, где его накрыло колоколом.
Зато  там,  где  они  оставили  вертолет,  стоял  еще один колокол, куда
больше  тех,  что  накрывали  его  или  Рене.  Он  был  отлит из черного
блестящего  металла.  Ал  хотел  подойти  к колоколу, но тот, хоть и был
высотой  с  дом,  поднялся  с  легкостью двух своих малых собратьев и...
только его и видели.

- Ну, я этими сюрпризами сыт по горло, - проворчал Рене.

-  Но ведь мы спровоцировали их появление, произведя два пробных взрыва,
-  заметил  Ал.  -  Меня куда больше тревожит результат их проверки. Они
даже вертолет проверяли.

-  По-видимому,  ничего особенного - настроены они как будто миролюбиво.
И оставили нас в покое.

-  Я  сильно  удивился  бы,  если  бы и на сей раз - все сошло гладко, -
сказал Ал со вздохом.

С  чувством  некоторого  недоверия  они  стали  всматриваться  в  пустую
равнину.  Вдруг песок вздыбился, под ним завозилось какое-то существо, а
потом  из-под  песка  вырос  черный  цилиндр. Он рос до тех пор, пока не
стал маленькой приземистой башней.

- Что бы это могло значить? - удивился Рене.

- Они испытали нас и пришли к какому-то выводу. И вот их реакция.

- Ты считаешь, что черная башня для нас?..

-  В  известной мере... - Ал принял решение. - Подойдем и рассмотрим эту
штуку вблизи.

Ал  подступил  к  "двери" башни и. удивленный, остановился. Перед входом
были спущены "ступеньки".

-  Мне  кажется, эти автоматы раскладывают сейчас свои скальпели, прежде
чем вскрыть нас, - сказал Реве .с забавным отчаянием.

Пригнувшись,   они  вместе  вошли  в  башню.  Внутри  она  формой  своей
напоминала  полый  цилиндр. Поперек потолка тянулся ряд светящихся шайб.
Они "сидели" на сходящихся блоках, привлекших внимание Рене.

Дверь  закрылась.  Дневной  свет  исчез,  и  только мягкий белый свет от
круглых  шайб,  освещал  теперь помещение. Потом пол под их ногами пошел
вниз.  Длилось  это  секунд  десять.  Друзья, в общем-то ожидавшие нечто
подобное, все-таки были поражены. Особенно Рене.

-  Знаешь, если говорить по-честному, - начал он, - я сыт этим по горло.
Не  выдержу  больше здесь. Эта башня - подъемная клеть! И этот воздух, и
этот свет! Я словно оглушен.

-  Неужели тебе так плохо? - спросил Ал. - Мне тоже не больно-то весело.
Но  я  пытаюсь  вытерпеть  все  до конца. Если хочешь, Рене, оставь меня
одного. Отключайся, и дело с концом. Я пойду дальше один.

Рене,  воплощение отчаяния, сидел на поперечной балке. Не поднимая глаз,
покачал головой. Ал продолжал:

-   Если  не  хочешь  оставить  меня,  уменьши  просто-напросто  остроту
восприятия! Никто тебя укорять не станет.

- Замолчи, Ал, - попросил Рене.

Долгое  время  оба  они  молчали.  Потом Рене вдруг поднялся и указал на
появившуюся в углу помещения лестницу.

- Пойдешь первым? - спросил он.

Здесь,  в  самом  низу,  они опять оказались в замкнутом помещении - для
них  сместились  не  только  пространственные, но и временные отношения.
Когда  Ал  посмотрел  на  часы,  он  убедился,  что  внизу они находятся
какие-то двадцать минут, а казалось, будто прошло полдня.

-  Они  кажутся  мне тверже... эта штука как будто не дрожит больше и не
колышется. А по-твоему?

- Да.

Рене успокоился. Огляделся... и вздохнул.

Ал   тоже   увидел  это.  Кубики,  из  которых  состояли  стены,  начали
перемещаться.  Они  изменили  положение  стен,  выровняли  пол,  создали
ровный  потолок. Получилось маленькое помещение в форме пустого куба. Ал
и  Рене  стояли  посреди  этого  куба,  а со всех сторон на них смотрели
тысячи  безжалостных,  идеально  круглых,  светящихся  "глаз"  -  кубики
превратились в некоторое подобие игральных костей.

Позднее,  когда  состояние паники миновало, они обследовали свою тюрьму.
Ощупав  стены,  постучав по ним и прислушавшись к издаваемому ими звуку,
друзья поняли, что делать больше нечего. Сели на пол и стали ждать...

Ждали они семь недель.

В  начале  восьмой  недели  что-то наконец произошло. Они так удивились,
что  поначалу  не поверили своим глазам и ушам. Сначала задвигалась одна
стена:  она  уплыла  горизонтально влево, причем принципиально ничего не
изменилось  -  квадраты, появившиеся справа, выглядели точно так же, как
и  те,  что уплыли налево. Но затем там появился проем высотой в метр, и
к их ногам подъехал кубик такого же роста.

-  Я  - ваш Защитник, - сказал кубик. Ал и Рене просто остолбенели, не в
силах произнести ни звука.

-  Я  -  ваш  Защитник, - прозвучало вторично на нормальном человеческом
языке  с  каким-то непонятным оттенком. Правда, Рене позднее объяснил, в
чем  дело:  звуковые  колебания  исходили  не  от  одной  мембраны, а от
шестидесяти  четырех.  Кубик  стоял  так,  что обнажились все шестьдесят
четыре  его  составные  части,  и  у  каждой было по вибратору, и каждый
вибратор в такт произносил те же слова.

Снова  прозвучал  этот голос, и в нем слышалось даже нечто человеческое,
похожее на неуверенность.

- Разве это неправильное слово - "защитник"?

- Ты посол? - сказал Ал. - Тебя послали установить с нами отношения?

-  Извини,  -  ответил  кубик. - Я понимаю пока не все, что вы говорите.
Кто такой посол? Никто не хочет вступать с вами в отношения. Я - Защитник.

Ал посмотрел на Рене и развел руками. Потом спросил:

- Что значит "защитник"? Мы здесь не перед судом.

-  Но  скоро  предстанете перед судом, - подал голос кубик. - А я должен
вас защищать.

- .Почему это нас будут судить? - спросил Рене.

Мембранный голос выразил удивление:

- Но разве вы не для того вернулись, чтобы ответствовать?

- Нет, - сказал Рене, - у нас и в мыслях такого не было.

-   Мы   думали,   что   это  относится  к  вашим  этическим  принципам:
провинившийся   должен   отвечать.  Он  предстает  перед  судом  и  либо
осуждается,  либо  оправдывается. Может быть, мы не во всем разобрались.
Но вас будут судить.

- Но за что, собственно? - спросил Ал.

-   За   ваши  преступления,  конечно.  -  Голос  кубика  снова  выразил
удивление.   -   Нарушение   общественного   порядка,  разрушение  чужой
собственности,  нелегальный  въезд,  применение  огнестрельного  оружия,
контрабанда,    бесчинства,    нарушение    закона   о   защите   против
радиоактивного  заражения  и,  главное.  нанесение  тяжелых увечий в ста
двадцати  случаях,  убийство  в  сорока  двух случаях. Хотя, быть может,
убийства были непреднамеренными. Это предстоит выяснить. Добавим еще...

- Стой! - вскричал Рене. - Да это чудовищно!..

Ал перебил его:

- Рене, боюсь.он прав.

-  Вам  предоставлено  право быть судимыми по вашим собственным законам.
Но я предлагаю, господа, побеседовать о предъявленном обвинении.

- Откуда вы знаете наш язык?

-  Мы  записали  и внимательно изучили ваши словесные высказывания, ваши
жесты  и  манеры,  По  этой причине предварительное заключение и длилось
так  долго.  Полагаю,  вашим  языком  мы  овладели  вполне. К сожалению,
обнаружились  странные  несоответствия  в  вашем  поседении, что нам еще
предстоит уточнить.

Ал посмотрел на автомат.

- Кто гарантирует, что мы можем доверять тебе?.

- Можете проверить мою схему. - ответил куб.

Часть  внешних  составных  куба  выдвинулась вперед, изнутри на их место
подвинулись  другие.  Рене  с  любопытством наклонился над ними: одни из
внутренних  составных  выглядели иначе, чем внешние. Они были по-другому
смонтированы,  на  боковых  плоскостях не было "глаз-очков", мембран или
других органов, они были поделены на мельчайшие квадратики, черные и белые.

-   Если   желаешь,   я  покажу  тебе  отдельные  элементы  включения  в
увеличенном  виде,  -  сказал  автомат.  Белое  - это проводка, черное -
блокировка.  Может  быть,  ты ограничишься пробой на выборку? Назови мне
разрешающую способность оптики твоего глаза.

- Ладно, все в порядке, - пробормотал Рене, неуверенно покосившись на Ала.

-  В  твоей  схеме  мы  не  сомневаемся,  -  сказал  Ал.  -  Но ведь нас
подслушивают! - Он указал на световые круги на стенах.

Автомат  заработал.  Ряд  составных  пластин  куба  занял  прежнее место
внутри,  ряд  внешних  накрыл их, и четкая геометрическая фигура приняла
свой изначальный вид. Куб. Снова прозвучал чуть размытый, по ясный голос:

- Я немедленно это улажу.

Практически  в  тот  же  момент  погас  весь  свет  на стенах. Только их
автоматический  посетитель  еще  светился. Похоже было, будто он парит в
пустоте, и впечатление это настолько их удручало, что Рене воскликнул:

- Пожалуйста, включи снова свет!

-  Извините,  -  сказал  автомат. Опять замерцали светлые круги. - Кроме
света, все отключено. Можем мы теперь начать?

- Нам позволено будет подумать? - спросил Ал.

-  Через пять минут я вернусь, - отметил автомат и исчез, как здесь было
принято, сквозь стену.

-  Теперь  мы  в  курсе  событий,  -  сказал  Ал. - И многое разрешилось
разумным путем.

-  Ты  намерен участвовать в их комедии? - спросил Рене. - И веришь, что
при подобных обстоятельствах мы придем к цели?

Ал похлопал его по плечу.

-   Самое   главное   -   контакт.  Сейчас  он  установлен.  Сначала  мы
порасспросим   Защитника.  Сам  ход  суда  обязательно  даст  интересные
сведения.  А  потом... у меня есть план. Слушай внимательно: отнесемся к
этому  делу со .всей серьезностью. Запросим информацию - точную - о всех
параграфах  законодательства, о наказаниях, о судопроизводстве и сообщим
защитнику.  Мы расскажем ему обо всем, что знаем, расскажем честно и без
утайки,  кроме одного: ни слова о синхронном луче! Наше счастье, что мы,
насколько  я  помню, до сих пор о нем не говорили, или если и упоминали,
то  они  нас не помяли. Этот шанс мы я используем. Скорее всего он у нас
последний.

- Сумасшествие, - сказал Рене. - Но я согласен.

Ровно через пять минут стена задвигалась и появился защитник.

- Вы приняли решение?

-  Да!  -  кивнул  Ал.  -  Мы  отдаемся  во  власть  вашей юстиции. И не
возражаем  против  того,  чтобы  ты  нас  защищал.  Но  еще один вопрос:
сколько времени ты будешь в нашем распоряжении?

- - До конца судопроизводства, - ответил мембранный голос.

Внешне  Ал  не  подавал вида, но внутренне он торжествовал. Первый раунд
выигран.  При  условии, что можно положиться на порядочность автомата. А
на автоматы обыкновенно можно положиться.

- Тогда все в порядке, - сказал он.

Защитник помолчал несколько секунд, словно собираясь с мыслями, и произнес:

-  Итак,  я  беру  на себя вашу защиту. Я буду вести ее честно и приложу
все  мои  способности,  чтобы  оправдать вас, - хотя, должен признаться,
положение  у  вас  тяжелое.  С  настоящего  момента  я не передам никому
полученную  от  вас информацию без вашего согласия. Можете мне доверять.
Расскажите  мне  все,  что  знаете. Чем больше я от вас узнаю, тем лучше
смогу вам помочь. А теперь, начнем!

Их  беседы  длились  долго,  сто  одиннадцать часов. После чего они были
готовы предстать перед судом.
                           СУДЕБНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

Обвиняются:

1. Фамилия: Александр Беер-Веддингтон по имени Ал.

Место жительства: Лима (Земля).

Дата рождения: 17.12.122071.

Место рождения: Лима.

По собственным показаниям (не доказано).

2. Фамилия: Рене Хонте-Окомура.

Место жительства: Монреаль (Земля).

Дата рождения: 9.3.122069.

Место рождения: Монреаль.

По собственным показаниям (не доказано).

Они  будут  судимы по законам их цивилизации, поскольку это возможно при
существующих  обстоятельствах.  Допустимы  по возможности незначительные
отклонения.    Для    судопроизводства    служат    "Комплексы   из   64
составляющих..."   как   Председатель   суда,   Обвинитель  и  Защитник,
отобранные   из   других  "комплексов-единств";  в  качестве  свидетелей
выступают  органы  по  Приему,  Накоплению  и Воспроизведению Информации
"комплексов-единств"; обязанности судьи исполняет Логистическая машина.

Обвинитель:  Обвиняемый  Александр  Беер-Веддингтон, объясни нам, почему
ты оказался на этой планете!

Ал:  Собственно  говоря,  причиной  всему - игра. Мы посещаем планеты. И
кто хорошо изучит планету, может дать ей свое имя.

Обвинитель: Что значит "изучить"?

Ал:    Необходимо    представить   документированное   описание   самого
высокоорганизованного организма планеты.

Обвинитель:  Необходимо  ли такой организм увезти, убить или нанести ему
ущерб?

Ал:  Нет.  Такого правила вообще не может быть, поскольку мы еще никогда
не встречались с разумными живыми существами. Только видели их следы.

Обвинитель: Почему вы играете в такую игру?

Ал: Для времяпрепровождения.

Обвинитель:  Но  должен  же  быть в этом какой-то смысл? Что тебе на сей
счет известно?

Ал:  Прежде,  в  атомный  век,  и  еще  некоторое  время  спустя, ученые
побывали  на  чужих  планетах  и тщательно их исследовали. Особенно, что
касалось  высокоразвитых живых существ. После чего планете присваивалось
имя руководителя экспедиции. Полагаю, отсюда и берет начало наша игра.

Обвинитель:  Мы  осведомлены о ваших шагах внутри стен города. Почему вы
разрушили большую часть машин?

Защитник:  Я  протестую.  Суд  отказался  от  предъявления  обвинений по
поводу разрушения потерявшего ценность машинного парка.

Председательствующий: Протест принимается.

Обвинитель:   В   день   перед   Происшествием,  как  и  в  день  самого
Происшествия,  вы  все  подходили к Нижнему Входу. Те, кто находился там
незадолго до взрыва бомбы, - это оба обвиняемых. Что вы там искали?

Ал: Осматривались.

Обвинитель:  Есть ли связь между вашим пребыванием у Входа и вашей целью
- найти самые высокоразвитые живые существа на этой планете?

Ал: Да.

Обвинитель:  Установление этого факта для меня особенно важно, поскольку
оно  будет  противоречить возможным уловкам обвиняемых: они, дескать, не
могли знать, что внизу находятся люди.

К  вечеру  того  же  дня  вы все собрались у городской стены и произвели
вызвавший столько разрушений и жертв пуск ракеты. Почему вы это совершили?

Ал: Джек хотел установить, что скрыто под холмом.

Обвинитель: Знал ли он, что внизу находятся люди?

Ал: Нет.

Обвинитель: Допускал ли он такую возможность?

Ал: Не знаю.

Обвинитель: А ты знал или догадывался ли ты, что внизу живут люди?

Aл: Я не считал это невозможным.

Обвинитель:  Значит,  ты  отдавал  себе  отчет  в том, что выстрел может
нанести увечья или убить людей?

Ал:  Рене  и  я  участия  в этом не принимали. Мы предприняли все, чтобы
отговорить товарищей.

Обвинитель:  Это  неправда.  Вы  всего лишь просили отсрочки, потому что
хотели  побывать  еще  раз  у  Центрального  Пульта  и что-то найти там.
Указали вы им на моральный аспект подобных действий?

Ал: Нет.

Обвинитель: А если бы указали - вам обоим это чем-нибудь грозило?

Aл: Нет.

Обвинитель: Благодарю, этого довольно.

Председательствующий: Слово предоставляется защитнику.

Защитник:  Я  хочу  снова  вернуться  к  игре.  Получили  ли вы для игры
специальную подготовку, например, научную?

Ал: Нет.

Защитник:  Не  встречаются  ли  играющие  с  серьезными  опасностями? Не
погибают ли многие из вас во время игры из-за непредвиденных обстоятельств?

Ал: Конечно, аварии случаются.

Защитник:  Когда  вы  с  Рене  вместе  с  отсутствующими  Доном  и Катей
накануне  рокового  дня  шли  от  Стены  к  центру  города, вам пришлось
преодолеть  несколько  опасных  препятствий. Когда разлилась целлюлозная
масса,  погибла  Катя.  Думаю,  это  можно  назвать  несчастным  случаем
упомянутого вами типа. Как вы отреагировали?

Ал: Никак. Мы торопились.

Защитник:  Я рассчитываю привести эти высказывания к одному знаменателю:
в  общество, которое представляют мои подзащитные, насильственной смерти
придается  совершенно  иное  значение,  чем  у нас. А теперь к вопросу о
нормах  поведения  и  повседневных привычках. В связи с изложенными выше
событиями  открываются  новые аспекты. Есть Регистрация - автоматическая
запись   сведений,   фактов   или   показаний.  Меня  интересуют  только
некоторые, наиболее важные моменты. Чем вы наполняете вашу жизнь?

Ал:  Есть  многое,  на  что  можно  расходовать свое время. Прежде всего
воспроизводящие   фильмы   и   игральные   автоматы.   Беседы,  диспуты,
празднества.  Потом искусство. Креме того, к услугам каждого - архивы. В
них  содержится  все,  что  когда-либо  происходило:  вся  история,  вce
научные  теории и открытия, учение о праве, философия, все, что известно
на сей день о мироздании...

Защитник:  А  теперь  о твоем пребывании на планете. Почему вы захватили
так мало вспомогательных средств?

Ал:  Таковы  правила  игры.  Тогда ни у кого не будет преимущества перед
другими!.  Применять  инструмент,  с  помощью  которого  можно  изменить
что-то на чужой планете, нам запрещено. Только то, что мы там найдем.

Защитник:  Когда  в  день  Происшествия  все  пятеро  оставшихся в живых
встретились  на смотровой башне, произошла перегруппировка. Можешь ли ты
назвать причину?

Ал:  Мы  установили, что обитатели этой планеты внешне были очень похожи
на нашу собственную расу. И нам очень захотелось узнать, какова их судьба.

Защитник:  Думали  ли  вы  при  этом  о  чем-то  недобром,  что могло бы
повредить этим людям?

Ал: Нет.

Защитник:  А  можно  ли, напротив, предположить, что выстрел, задуманный
Джеком и Хейко, поставил крест на вашем желании?

Ал: Да. Поэтому и возражали.

Защитник: Почему вы не действовали активнее?

Ал:  Дон и Джек открыли эту планету - она, так сказать, им принадлежала.
И,  кроме того... наше желание действительно было несколько необычным...
против нас были бы все. И дома тоже.

Защитник:   Нельзя   ли   суммировать   сказанное   следующим   образом:
общепринятые  традиции  и  чувство  дружбы  оказались  для  вас  превыше
собственных интересов?

Ал: Да.

Защитник: Благодарю. У меня все.

Председательствующий: Слово имеет прокурор.

Обвинитель:   Обвиняемый  Рене  Хонте-Окомура.  Можешь  ли  ты  что-либо
уточнить или добавить?

Рене: Ничего недозволенного мы не совершили.

Обвинитель: Верно ли то, что сообщил твой друг Ал?

Рене: Да.

Обвинитель: Присутствовал ли ты при пуске ракеты?

Рене: Да.

Председательствующий:  Переходим  к  опросу  свидетелей обвинения. Слово
имеет Обвинитель.

Обвинитель:   обстоятельства  дела,  изложенные  в  обвинительном  акте,
очевидны  благодаря записям Регистратора. Поэтому необходимость в вызове
свидетелей, отпадает.

Председательствующий: Слово имеет защита.

Защитник:  Мне  хотелось  бы  вернуться к некоторым . фактам, которые до
сих  пор  либо не связывались с обстоятельствами дела, либо оставались в
тени. Они зарегистрированы.

Председательствующий: Регистратор к вашим услугам.

Защитник: Было ли. зарегистрировано появление обвиняемых и их поведение?

Регистратор: Да.

Защитник:.  По  их  поведению,  особенно  после  разрушений, причиненных
городу  в  последний  день,  можно  было  сделать  вывод, что существует
опасность и для нижних этажей. Почему не было ничего предпринято?

Регистратор:   Программой   автоматики   не  предусмотрено  вторжение  в
подземные  области.  Автоматика  изменяется  только после .действительно
происшедших событий. И только после них может быть изменена сама программа.

Защитник:    Итак,   я   могу   считать   установленным,   что,   помимо
перекрывающих;  панелей,  .не  имелось никакой защиты против воздействия
разумных существ. Почему такая защита не была предусмотрена?

Регистратор:   Люди  умиротворены.  Машины  и  .автоматы  находятся  под
самоконтролем.  Биологические новообразования исключены, так как планету
мы   стерилизовали.   Вторжение   разумных   существ   из  межпланетного
пространства  исключалось,  поскольку  на  соседних планетах жизни нет и
образоваться  она не может: их мы тоже стерилизовали. Вторжение разумных
существ  из  .метагалактики  исключалось:  наша система связана со своим
изолированным  Солнцем. А все связанные с Солнцем планетные системы, где
могут  находиться  живые  существа,  удалены  от  нас  более чем на пять
миллионов  световых  лет.  И  так  как  ничто  материальное  не способно
перемещаться  со  скоростью,  превышающей  скорость света, с достаточной
вероятностью исключалось появление чужих живых существ на. нашей планете.

Защитник: Этого довольно. Благодарю.

Председательствующий:  Есть ли необходимость в вызове других свидетелей?
Есть  ли  вопросы  у  Обвинителя?  В  таком случае мы завершаем слушание
обстоятельств дела, и я прошу обвинителя выступить перед судом.

Обвинитель:   Я   буду   исходить   из   предпосылки,   что   разрушение
высокоорганизованной  жизни,  особенно  разумных живых существ, является
предосудительнейшим преступлением во всем мироздании.

Единственные  мотивы,  которые  можно  было  бы  привести  в оправдание,
отвечая  на  обвинение  в  убийстве,  - это незнание местных законов или
действия,  произведђнные,  в результате угрозы собственной жизни. Я могу
доказать, что к данному случаю оба смягчающих обстоятельства неприменимы.

Об   apгyменте   "незнание".   Этот  пункт  следует  исключить  заранее,
поскольку  вся  игра  сводилась  к  тому,  чтобы  встретиться  с  самыми
высокоразвитыми  существами - очевидно, это пережиток тех времен, когда,
научный,  поиск был .еще не развлечением, а серьезной жизненной задачей.
Пуск ракеты, таким образом; мог преследовать только такую цель.

Моя  задача  -  доказать вину обвиняемых. Я сделал это, и я убежден, что
аппаратура   Логистической  машины  только  подтвердит  мои  выводы.  Не
вызывает    никаких    сомнений,    что    обвиняемым   надлежит   нести
ответственность  за  убийство в сорока двух случаях, и нанесение тяжелых
телесных  повреждений  в  ста  двадцати  случаях. За их преступления они
должны  быть приговорены к высшей мере наказания, известной их закону, -
к смертной казни.

Председательствующий: Я представляю слово для защиты.

Защитник:  Задача защитника - найти и привести доводы, проливающие более
мягкий свет на дела его подзащитных.

Чтобы  доказать это, я вынужден обратиться к обстоятельствам их жизни. Я
отталкиваюсь  от  того  факта,  что  перед нами люди того же вида, как н
наши  подопечные,  которых  мы обязаны защищать и охранять. Думаю, такое
сравнение  будет  мне  позволено, и я лучше всего проясню ситуацию, если
напомню  о  том  состоянии,  которого  достигли обитатели нашей планеты,
когда  они  пользовались  еще  садовыми  участками  Внешнего  Кольца. За
тысячи  поколений  до  них  были решены все задачи, достигнуты все цели,
добыто  все знание. Им оставалось одно: наполнять свою жизнь искусством,
развлекаться и наслаждаться.

Эта  ситуация  лишь  в  одном  моменте отличается от ситуации, в которой
находятся  мои подзащитные, а именно- у них есть возможность межзвездных
странствий.  Разумеется,  странствуют они не с научными целями, а играя,
в  весьма  прихотливую игру. Подобно детям, блуждают они по чужим мирам,
не  зная,  по  существу, даже, зачем это им. И разве могло быть иначе? -
случаются  катастрофы. Кто-то гибнет, но они не избегают опасностей и не
боятся  их  -  инстинкт  самосохранения ими изжит. Потери приравниваются
ими к минусовым очкам в игре, к неудачам, к несчастным случаям.

В  любом  случае  мы  тем  самым  установили,  что  обвиняемые  наивны и
инфантильны.  Все,  чем  они  занимаются,  для  них  -игра. Они не видят
разницы  между игрой и действительностью. Духовные силы они растрачивают
на  решение  ирреальных  задач.  Они  за  себя  не отвечают. А по поводу
обвинения  в  совершенных  ими  преступлениях  скажу: они не ведали, что
творили. Они не ответственны за это и должны быть оправданы!

Председательствующий:    Предоставляю    последнее   слово   обвиняемым.
Александр Беер-Веддингтон!

Ал:  Я  требую,  чтобы  нас судили не автоматы, а люди. Я хочу предстать
перед людьми вашей планеты!

Председательствующий: Это бессмысленно. Рене Хонте-Окомура!

Рене: Я тоже...

Председательствующий:  Судебное разбирательство закончено. Логистическая
машина вынесет и обоснует приговор.

Логистическая  машина:  Обвинитель  пытался доказать, будто обвиняемые -
индивидуумы,  которым  обычно  нет  дела до законов и прав. Вопрос, есть
обвиняемым  дело  до  законов и прав или нет, при определении виновности
роли не играет.

Обвинитель  говорил  о  мотивах,  которые  вызвали  действия обвиняемых.
Мотивы,  вызвавшие  действия обвиняемых, при определении виновности роли
не играют!

Защитник  указал  на  образ жизни обвиняемых. Образ жизни обвиняемых при
определении виновности роли не играет.

Имеющие   законную  силу  возражения  против  виновности  обвиняемых  не
приводились.

Обвиняемые виновны.

Их   преступления   по  их  собственному  законодательству  наказываются
смертью в газовой камере.

Заседание  суда  происходило в помещении длиной в шестнадцать, шириной в
восемь  н  высотой  в четыре метра. Возникло оно из их тюремной камеры -
раздвинулись стены, состоявшие из знакомых элементов.

Рене  все  время был готов быстро отключиться, но, когда захотел сделать
это  сейчас,  его  словно парализовало. Он совершенно отчетливо понимал,
что  по  своему  усмотрению  может  отключить  любой орган чувств, сколь
интенсивным  ни  было бы восприятие поначалу. Так же хорошо он знал, что
даже  если он и забудет отключиться или ему что-то помешает, с его телом
ничего  худого не случится. Интенсивность восприятия может возрасти, она
может  переступить  порог боли, и тогда он потеряет сознание - это самое
страшное, что с ним может произойти.

...Ал  ждал.  Ждал  терпеливо,  когда  очнется Рене, и еще какие события
произойдут  после.  Сначала он услышал, как шипение уменьшилось, как оно
пропало, как началось вновь.

Тяжело вздрогнув, Рене открыл глаза.

-  Ты,  старина, все норовишь нырнуть, из огня да в полымя! Неужели тебе
мало  досталось  на  орехи?  Почему  ты  не  отключился?  -  спросил Ал,
добродушно поддевая друга.

- Не знаю, - сказал Рене хрипло. -У меня почему-то... ничего не вышло.

- Не огорчайся, -. утешал его Ал.- Как ты себя чувствуешь?

- Терпимо, - ответил Рене. - Что произошло?

- Они отсосали газ, а потом подали свежий воздух - больше ничего.

- И что теперь? - спросил Рене несколько погодя.

-  Я  хочу  попытаться:  вступить  с  ними  в  контакт,  -  сказал  Ал и
прокричал: - Послушайте, я вызываю защитника!

Сразу  после его слов помещение приняло прежние размеры - куба высотой в
четыре метра.

-  Слава  богу,  -прошептал  Рене,  когда  потолок поднялся и они смогли
стать на ноги.

Тут  стены  опять  задвигались,  и  перед  ними  предстал автоматический
агрегат, назвавший себя "защитником".

-  Вы злоупотребили доверием суда, - зазвучало из мембран. - Вы и впрямь
считаете, будто сможете таким образом избежать ответственности?

-  Мы  доказали,  что в отдельных важнейших моментах превосходили вас, -
сказал  Ал.  - Разве ты не уяснил себе, что мы остаемся в ваших руках по
доброй воле?

- Это ничем не доказано. Вы применили какой-то трюк.

-  Ты думаешь, мы неправильно информировали вас о функциях человеческого
организма  на  Земле?  Или  сочинили  для  вас наше уголовное право? Или
назвали смертельной для человека казнь, которая ему ничем не угрожает?

-  Нет...  я  так  не  считаю.  Ваши данные были верны. Я проверял их на
детекторе лжи. И признаюсь, что смысл вашего трюка, для меня - загадка.

-  Слушай  внимательно,  -  начал Ал. Ему было жаль робота, которого они
перехитрили.  Мы  предстали  перед  вашим  судом  лишь  для  того, чтобы
продемонстрировать  вам  наше  превосходство  и еще доказать собственное
миролюбие.  Но  отныне  предложения  будут исходить от нас. Мы согласны,
что  нанесли некоторый ущерб вашей планете. Мы готовы подчиниться вашему
приговору  и  понести  наказание  - разумеется, в разумных пределах. Мы.
даже  сообщим  вам, каким образом оказались на вашей планете, хотя и без
технических  деталей  -  они  нам  самим  неизвестны.  Тогда  вы  можете
убедиться,  способны  ли вы удалить нас отсюда, и поймете, что только от
нашей  доброй  воли  и  согласия зависит, удастся вам это или нет. Но на
все  на  это  мы дадим согласие исключительно при условии ваших ответных
уступок.  Вы  предали нас суду, так как мы якобы ранили или убили людей.
Мы  здесь  не  встретили ни одного местного живого существа, не говоря ,
уж  о людях. И наше полное, право - требовать встречи с людьми, которые,
где-то скрываются. Мы хотим узнать все, что связано с ними.

И хотя у вас нет другого выхода, я все-таки спрашиваю: согласны ли вы?

- Согласны.

Ал начал объяснять:

-  Общепринятый  закон  гласит,  что  ни  материя.  ни  энергия не могут
перемешаться   со   скоростью   выше   световой.   Тем  самым  абсолютно
исключается,  чтобы  живые  существа  из мирового пространства попали на
вашу  планету.  Мы  тоже  не  живые  существа с Земли: то, что вы видите
перед собой, возникло на вашей планете.

Закон  предельных скоростей недействителен для передач, происходящих без
потребления  энергии.  Передача,  о  которой  идет  речь, - это передача
изображения.  Долгое  время  на Земле преобладало мнение, будто передача
изображения  непременно  связана  с  передачей  энергии и, тем самым, не
может  распространяться  со скоростью выше световой. Но в конце атомного
века  ученые  подвергли  это  мнение  ревизии.  Во  всех старых методах.
передачи  изображений  передатчик  был одновременно источником: энергии.
Однако   если   бы   у   далось  получить  энергию  для  ее  дальнейшего
распространения  из  самого  медиума передачи, то энергии не требовалось
бы перемещаться вместе с изображением.

Когда  астронавты Земли пришли к выводу, что с помощью своих ракет им не
удастся  выйти  за  пределы  Солнечной  системы,  они занялись проблемой
использования  синхронного  луча  для исследования мироздания. На первых
порах  они  удовлетворялись  обыкновенным  отражением: работали с лучом,
как  с телескопом, с той лишь разницей, что видели реально. существующие
предметы,   а   не   давно  исчезнувшие,  как  в,  случае  со  световыми
телескопами..  Позднее,  когда  кибернетика  усовершенствовалась, ученые
послали   в  .пространство  в  Среде  изображения  образец  способных  к
самовоспроизводству клеток робота.

Когда  исследования  были  завершены,  из этого родилась игра. Каждый ее
участник  получает  подобным  же путем образованное псевдотело - в любой
точке мирового пространства.

Как   будет   это  тело  выглядеть,  предоставлено  решать  каждому,  из
участников:  большияство  предпочитают  походить  на самих себя. Мужчины
обычно  выглядят  выше  и  крепче,  чем  в  реальной  жизни,  женщины  -
красивее.   Самое   важное   здесь,   что   каждое  псевдотело  содержит
инструменты  восприятия,  соответствующие  обычным человеческим органам.
Каждый  из  таких  органов  непосредственно  связан  с Центрами приема и
передачи  на Земле, где; каждое изображение через шлем приема попадает в
определенные  точки  мозга  играющего.  Совершенство телесных ощущений -
впечатление,   будто   ты   действуешь   и  чувствуешь  сам,  -  было  у
ученых-исследователей  только средством для достижения цели, а для нашей
игры  это  основное  условие.  Конечно,  остроту  восприятия в отдельных
случаях  можно  регулировать, ослаблять, чтобы уменьшить, например, силу
неприятного  ощущения,  но  это считается неспортивным. Я. теперь думаю,
вы  поймете,  что причинить нам зло вы не в состоянии. Итак, согласны вы
выполнить наши желания?

-  Да,  -  донеслось  из мембран кубика. Стены камеры как бы раскрылись.
Они  увидели  скопление  колонн,  распорядок  блоков  из  смонтированных
кубов. Плен позади!

-  До  какой  стадии вам .известна история людей этой планеты? - спросил
Защитник.

- До того момента, когда вы переместили их в подземные этажи.

Робот начал рассказывать:

-  Люди  построили  первые  автоматические  приспособления,  чтобы те их
обслуживали.   Позднее   они   сконструировали   автоматы,  способные  к
самосовершенствованию,  что  и  имело место по сегодняшний день. Но наша
первейшая  задача по-прежнему - охрана и обслуживание людей. Все, что мы
сделали  для  них  -  и  с  собой! - имело только одну цель: наилучшее и
всестороннее обслуживание и охрана людей.

Сначала  мы  избавили  их  от  необходимости  трудиться  и мыслить. В те
времена,  когда  они  жили  в городе-саду, они не занимались ничем иным,
кроме   развлечений,   бесед   и  всего  прочего,  создававшего  хорошее
настроение.  Мы  предоставили  им  такую возможность, причем от людей не
требовалось  никаких  усилий  -  мы  создали  проекционные  плоскости  и
видеошлемы,  которые вам уже известны. Мы приветствовали увлечение людей
этим  изобретением  еще и потому, что сидя перед экранами в своих домах,
они  не  подвергали  себя ни малейшей опасности. К сожалению, участились
несчастные  случаи.  Один  из  жителей  города сел, например, в летающую
лодку,  поднялся  вверх  и непонятным для нас образом рухнул вниз. Тогда
мы  приняли  решение  перевести  людей - разумеется, с их разрешения - в
подземные  помещения  Центрального  пульта управления, где они были бы в
полной безопасности.

Спуск   закончился.  Кубик  заскользил  по  гладкому  полу  вперед,  они
поспешили  за  ним:  шли  по  залам, где, очевидно, происходили какие-то
химические  производственные  процессы.  Непонятные сплетения прозрачных
труб,  капилляров, колб, воронок, смесителей, центрифуг и тому подобного
заполняли  эти залы, и по всей этой стеклянной паутине, подобно аморфным
синтетическим  рептилиям,  двигались  столики  жидкости  - они делились,
слипались,  принимали  новую  окраску, жемчужинами скатывались в пузатые
сосуды.

-  Это паше средство стерилизации, - объяснил робот. - Мы следим за тем,
чтобы  сюда  не  проникло  ни  одно  постороннее  семя.  По соображениям
безопасности нам тоже не обойтись без "очистки".

Они  прошли  в  шлюзовой  отсек,  и  за  ними, подобно раздвижной двери,
сомкнулась  стена. Со всех сторон их обдувал легкий ветерок с незнакомым
им несколько пряным запахом. Потом дверь снова раздвинулась.

- Мы вступаем в святая святых Внутренней Зоны, - сказал робот.

Тяжелый,  влажный  воздух,  фиолетовое свечение, перекатывающееся, будто
клубы  пара. Правая сторона была свободна, скользкий пол убегал вдаль, и
конца  его  они разглядеть были не в силах. Шаги по коридору походили на
шлепки.

Левую  сторону  коридора занимало сплетение проводов, труб, рефлекторов,
нитей,  палок  и  пластиковых оболочек. И в этом сплетении на расстоянии
двух   метров   друг   от   друга   сидели   ярко-красные,  мясистые,  с
многочисленными  отростками  создания,  освещенные  фиолетовыми лампами.
Бесконечный их ряд тоже терялся вдали.

- Клетка с орхидеями, - пробормотал Ал.

Иногда,  словно  под порывом ветра, по ряду пробегало какое-то движение,
отростки,   напоминающие   листочки,   начинали   дрожать,  напрягаться,
вытягиваться  и  поворачиваться.  Коленчатые  трубочки любовно повторяли
каждое перемещение листочков.

- Это люди. -сказал робот.

- На стадии дальнейшего развития, - пояснил Защитник.

- Не верю, - сказал Рене.

- А какими вы себе их представляете?

Рене начал запинаться:

- Н-не з-знаю... Другими... не такими...

-  Для  нас  непостижимо,  как  из  существ, подобных нам, произошли эти
растения, - сказал Aл.

-  Нас  это  не  удивляет,  -  сказал  робот.  -  Развитие - переход был
постепенным  -  происходило под нашим наблюдением. Будь вы биологами, вы
сразу  распознали  бы, какие органы от каких произошли. Развитие пока не
завершено  в  полной мере: вот, к примеру, рудимент желудка... - Один из
его   мерцающих  огоньков  сконцентрировался  в  луч,  который  высветил
сплюснутую   темно-красную  складку.  Потом  луч  перепрыгнул  на  мягко
пульсирующий  мешочек.  -  А это сердце, оно до сих пор существует, хотя
не выполняет - и не могло бы выполнять - никакой функции.

- А почему эти органы обнажены и не имеют защиты? - задал вопрос Ал.

- Они не нуждаются в защите, - ответил робот.

- А где руки и ноги?

- Им не нужны ни руки, ни ноги.

- Как они питаются?

-  Они получают от нас все необходимые вещества. В переработанном виде -
так что переваривать их не приходится.

- Как они дышат?

-  Мы  пропускаем  их  кровь через насос, где она приводится в движение,
насыщается кислородом и освобождается от углекислого газа.

Вопросы начал задавать Рене.

- Где мозг?

Луч  обозначил  скатанную  в  клубок  и  уплотненную массу, свисавшую из
выемки  в  верхней  части  "человека".  Со  всех  сторон  к ней тянулись
тончайшие, словно паутинка, нити, исчезавшие внутри "мозга".

- Что это за нити?

-  С  их помощью мы возбуждаем приятные ощущения. Покой, удовлетворение,
счастье и многое другое, чего не выразить словами.

- Они больше не мыслят?

-   Зачем  им  мыслить?  Счастье  приходит  только  благодаря  ощущению,
чувству. Все остальное мешает.

- Как они размножаются?

- Им незачем размножаться, поскольку они не умирают.

- Могут они вступить с нами в контакт?

- Им незачем больше вступать в контакт с кем бы то ни было.

Оба  друга  перестали  задавать  вопросы. Затуманенными глазами смотрели
они   на   похожие   на  цветы  слабые  организмы,  прикрытые  защитными
оболочками  из металла, стекла и пластика. Они достигли своей цели: рая,
нирваны. Всего и Ничего.

- У тебя есть еще вопросы, Рене? - пробормотал потрясенный Ал.

- Нет.

Ал взглянул в белые светящиеся зрачки кубика и сказал на прощание:

-  Мы  благодарим  вас.  А теперь мы отключаемся. Можете делать с нашими
псевдотелами все, что пожелаете. Мы сюда никогда более не вернемся.

Туловища  их  обмякли  и упали на мокрый пол. Влага начала просачиваться
сквозь ткань их костюмов, но они этого уже не ощутили.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1199 сек.