Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

Скачать ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

    На темной лестничной площадке, тускло освещенной слабым светом снизу,
Сэмюэл С. остановился перед своей дверью: весь низ разукрашен  вмятинами
от ударов, краска изборождена царапинами. За дверью - подарок  от  Бога,
который на последнем заседании совета министров  сказал:  сегодня  будут
испытаны жизненные принципы Сэмюэла С. При  содействии  одной  миленькой
крошки. Которая предложит Сэму свое тело, не обставив это  обычными  ус-
ловностями. Предварив чашечкой доброго венского кофе. Если он не соблаз-
нится ее телом и откажется от удовольствия, крошка уберет его квартиру и
вымоет посуду. Если он и после этого останется непреклонным, ей придется
собрать грязное белье, постирать его, накрахмалить  и  все  перегладить,
потом подать ему яичницу из двух яиц и вареную Gutsratwurst на дымящейся
тарелке с шипящей тушеной капустой. По мнению наших диетологов, его  же-
лудок несомненно выдержит эту смесь; если он даже после этого не  набро-
сится на крошку, мы направим к нему ангела в качестве наставника для на-
чального обучения, после чего он будет избран младшим помощником старше-
го помощника казначея нашей  организации  и  награжден  титулом  Святого
Строптивца Сэма Сомкнутых Уст и Безумного Безбрачия.
   Сэмюэл С. поднимает руку. Чтобы вставить ключ в  дверь.  Поворачивает
его, вваливается. В облако пыли. Абигайль стоит посреди комнаты, облизы-
вая губы. Сэмюэл С. кладет кофе на стол в гостиной. Она поворачивается и
улыбается.
   - Так ведь лучше, Сэм. Я только подобрала бумаги и все остальное. На-
до же, здесь так тихо и одиноко, что мне становится грустно. Пойду  умою
лицо, а то я вся в пыли.
   Сэм С. провожает глазами до ванной ее маленький огнедышащий зад,  ко-
торый, виляя, расправляет под своей кожей крылья для полета. Два  краси-
вых крепких сухожилия над гладкими икрами ног. Но вот она возвращается в
комнату - волосы причесаны, лицо умыто и блестит на свету.
   - Сэм, у тебя в квартире никакой звукоизоляции.  Я  слышала  соседнюю
квартиру. Наверно, ты слышал, как я писала.
   - Слышал. Эту музыку.
   - Знаешь, я не из тех дамочек, что спускают воду в толчке, когда  пи-
сают, чтобы не было слышно, как они писают. Человеку нужно писать, и все
это делают, так что же из того, что это услышат. Конечно,  другое  дело,
если бы я шумно какала, - тогда бы я немного смутилась от  этих  звуков.
Тебя это волнует.
   - Мои волнения утихли.
   - Ну а мои - встрепенулись. Меня воспитывали так, что я пукала, когда
хотела. Но рыгаю я, по-моему, не так часто.  Меня  всегда  интересовало,
кто из моих подружек хоть раз пукал во время свидания. Ни одна не созна-
лась. А я из-за этого дела потеряла четырех кавалеров, трое из них  были
очень перспективными. Можешь  просто  по-человечески  себе  представить:
один маленький невинный пук и...
   - И.
   - И все.
   - Возьми свою сдачу.
   - Ой, да что ты, зачем.
   - Возьми сдачу.
   - Надо же, щепетильный какой.
   - Есть определенные условия, при которых я беру  деньги,  и  условия,
при которых не беру.
   - Ты меня поражаешь. Правда-правда.
   Абигайль, опершись руками о край стола, рассеянно глядит в глаза  Сэ-
мюэла С. Ее неподвижная нижняя губа резко выделяется на лице. Вздернутый
нос примостился между глаз, таких нежно-карих: она думает, что они  зас-
тавят мои дрогнуть и я отведу взор. Дружелюбие в уголках ее губ. А глаза
вспыхивают и опускаются.
   - Ты смутил меня, Сэм. Раньше ни одному парню это не удавалось.
   - Вот как.
   - Ничего, если я попрошу тебя обращаться ко мне по имени. Ты ни  разу
не назвал меня Абигайль.
   - Абигайль.
   - Не просто так, а когда ты что-то говоришь. Черт. Вечно я попадаю  в
самые скверные ситуации.
   Влага в глазах Абигайль. Она неуклюже делает два шага вперед.  Подни-
мает руки к горлу. Пальцы расстегивают верхнюю пуговицу блузки. И следу-
ющую.
   - Сэм, ты сказал, что я не гожусь в победительницы  конкурса  красоты
от подбородка и выше. А как насчет от подбородка и ниже.
   - Черт возьми.
   - А вот здесь.
   - У тебя все в порядке.
   - А здесь, пониже. А повыше.
   - В порядке.
   - А теперь, как тебе все в комплексе. Ценная бандероль без  упаковоч-
ки.
   - Дай-ка я сяду.
   - Сэм, мы все-таки этим займемся.
   - Нет. Подожди. Ты забыла, что я говорил насчет женитьбы.
   - Мы не должны сейчас об этом думать. Посмотри на меня от  подбородка
и ниже. Ну правда, как я тебе.
   - Нечто.
   - Правда.
   - Чтобы вспоминать. В глубокой старости. И позже, на том свете.
   - Вот уж никогда не ожидала, что у самого Сэма такое чувство юмора.
   - С твоей стороны это тоже юмор. Так думать.
   - Раздевайся, Сэм.
   - И танцевать.
   - А как же.
   Тихие звуки нового мира, отгороженного ветхими малиновыми занавесками
в этой комнате цвета морской волны. А над  Веной  нависает  ночь.  Между
громадными одинокими призрачными тенями зданий улицы  какого-то  мягкого
бежевато-серого цвета. Самое время прогуляться - ты укрыт от посторонних
глаз. Фигуры исчезают с тротуаров, устремившись к своему супу, Bratwurst
и ломтю хлеба. Продолжаешь идти, прислушиваясь к цоканью каблуков: оста-
новишься - и можешь погибнуть прямо на месте. Без ритуальных услуг и оп-
лакиваний. Тебя упакуют и отправят на хранение в глинистую  почву  Цент-
рального кладбища с эпитафией:




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0939 сек.