Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

Скачать ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

    В первый день он повел обеих смотреть "Сердца Габсбургов". А на  тре-
тий он намекнул, что толстой Кэтрин не мешало бы растрясти жир  -  пока-
таться верхом в Пратере. Абигайль сказала, что  он  слишком  много  себе
позволяет и какой же он после этого американец.
   - А какие бывают.
   - Понятия не имею. Но вы не похожи  на  тех  американцев,  которых  я
знаю.
   - Почему же.
   - Ну ладно. Вам нравится сыпать оскорблениями, что ж, я это тоже умею
делать. В общем, спасибо за экскурсию, но, знаете, вы несколько старова-
ты, вроде столько и не живут. И туфли у вас не лучше. И галстук. Да вы и
сами-то не такой уж худой. А воротничок этот ваш совсем  не  подходит  к
рубашке: наряжаетесь под английского денди, а на самом деле у них в  та-
ком зачуханные чиновники ходят.
   - Вы знаете, в чем ходят английские чиновники.
   - Да уж, так случилось. Это особая категория: они считают, что яйца у
них не простые, а золотые.
   Чтобы избежать дальнейших откровенностей, Сэмюэл С. предложил  выпить
чаю, надеясь, что консультации ювелира не  потребуется.  Толстую  Кэтрин
необходимо куда-нибудь сплавить. Или взорвать динамитом. Поток  взаимной
преданности несет двух подруг до тех пор, пока им не понадобится один  и
тот же мужчина. И тогда бац! Ни капли сожаления под севшим на мель суде-
нышком дружбы. Надеясь на понимание, он шепнул Абигайль:
   - Я хочу заниматься с тобой неприличными вещами.
   В ответ - только взгляд. Враждебность и никакой надежды. Они в молча-
нии вышли на тихую средневековую площадь Хайлигенкрейцерхоф. Она остано-
вилась у садовой ограды на Прелатентракт и  залепила  в  него  из  обоих
стволов.
   - Мы не так глупы, как вам кажется. Может, вы и опытнее, но я тоже не
вчера родилась. Мы приехали в Европу, чтобы расширить  свои  познания  в
человековедении. Ну и конечно, чтобы кого-нибудь подцепить. Я знаю,  что
не такая уж красивая, поэтому мне и приходится  иметь  дело  с  чудаками
вроде вас. Вы мне в отцы годитесь. Или в дядья - как раз  дядин  друг  и
говорил мне о вас. Но я не настолько слепа, чтобы не заметить, что вы  -
все-таки мужчина. Знаете, вы ошиблись насчет меня. Я - не динамистка.  А
вот вы - беспросветный сноб. То вы всех презираете, то  кому-нибудь  зад
лижете. Сами знаете, кто вы. Ничтожество.
   Следующие несколько секунд Сэмюэл С., задрав голову, взирал на закры-
тые ставнями окна и крону дерева, чувствуя на лице слабое тепло  солнеч-
ных лучей. Впервые за пять лет ему в голову пришло следующее.  Австрийцы
отмечены печатью духовности. А вот он - животное, которое  пока  еще  не
значится в зоологических справочниках.
   Четвертый день преподнес аромат липы в полном цвету и вязкий гравий в
парке. Хозяйка предложила исполнить увертюру. А опера могла  бы  быть  в
постели. Сэмюэл С. переспросил, неужели это правда, Агнесса, неужели это
действительно правда. Так-так, то есть вы имеете в виду, что мы  сбросим
всю одежду, вы будете тискать меня, а я - вас и наши тела  переплетутся.
Лицо Агнессы сморщилось: герру С. не следует так кричать - их ведь могут
услышать.
   - А что здесь такого. Пусть хоть весь мир узнает. Итак, начинаю  петь
арию.
   И вот сегодня, в день женского изобилия, Сэмюэл С. лениво выбрался из
дома с письмом в руках и вскочил в трамвай. Насвистывал - ко всему  про-
чему пришел очередной чек из Амстердама. Щелкнул каблуками, явившись  на
место свидания. Они взобрались на левый  склон  Каленберга  полюбоваться
панорамой Вены. Он поправлял некоторые погрешности в ее речи, она  пере-
била его:
   - Я знаю, о чем вы сейчас думаете. Вы думаете, что я - дура.
   - Я этого не говорил.
   - Зато вы с таким видом отвернулись, будто вам все про меня стало яс-
но. Между прочим, я перечитала всю классику. И считаю все эти книжки ба-
рахлом.
   - Продолжайте, пожалуйста.
   - А еще я прослушала курс по теории человеческих отношений. И на этот
счет могу вам сказать кое-что новенькое. Все это тоже дерьмо.  Только  я
не стала бы глумиться над этим, как вы. И все эти знаменитые французские
соборы, которые вы считаете такими замечательными, полная дрянь. Я лучше
полюбуюсь обычной бензоколонкой и получу от этого больший кайф,  чем  от
ваших паршивых витражей.
   - Продолжайте, пожалуйста.
   - Да хватит корчить из себя умника с этим своим дурацким  "продолжай-
те, пожалуйста".
   - Но я серьезно. Во французских соборах ведь заключена истинная  кра-
сота. Или вы просто дразните меня.
   - Очень мне надо вас дразнить.
   - Хорошо, тогда я делаю официальное заявление. На  самом  деле  вы  -
обычная стопроцентная американочка, которой не терпится  поскорей  стать
взрослой и не такой, как мама с папой. Но годы вас научат - в жизни  все
получится не так, как вы ожидаете.
   - Знаем мы эту отеческую мудрость. Но вы-то сами так и не  распрости-
лись со студенческой общагой, правда. На что вы живете. На подачки. Вы и
не скрываете этого. Таскаетесь по библиотекам -  проводите  колоссальные
исследования. Вы из тех, кому уютно и спокойно только в цитаделях  обра-
зования. Ну и почему же вы не возвращаетесь домой, в Штаты. Сами  знаете
почему. Потому что вы не выдержите конкуренции. Вас выставят за дверь  с
такой скоростью, приятель, что вы и пикнуть не успеете.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1209 сек.