Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

Скачать ДЖ.П.ДОНЛИВИ - Самый сумрачный сезон Сэмюэла С.

    Сэмюэл С. не смог сдержать слезы - они,  как  валуны,  покатились  из
обоих глаз. И даже поднять руку, чтобы утереть их рукавом. Ее голос  был
где-то далеко - таким кажется едва различимый приглушенный рокот прибоя,
когда лежишь на берегу: ветер стих и море совсем  рядом.  Как  ее  губы,
ласково шепчущие:
   - Ой, простите меня. Надо же, я не хотела вас обидеть. Я просто пошу-
тила.
   Веснушчатый нос Абигайль. Маленькие карие глаза. Большой рот,  откры-
вающийся во всей своей зубастой  красе.  Когда  она  вставала,  хотелось
рассмотреть и все остальное. Сейчас она сидела. А Сэмюэл С. стоял.
   - Вы победили.
   - Да бросьте вы.
   - Да, ваша взяла. Я сам напросился. Что ж, я пойду.
   - Не уходите.
   Сэмюэл С. рывком нахлобучил кепку. Махнул официанту - тот,  покачивая
гигантским черным брюхом, поспешил смахнуть в  черный  бумажник  купюру,
брошенную Сэмюэлом С. на стол со словами "сдачи  не  надо".  Официант  -
грозовая туча - скупо улыбнулся и, поклонившись, удалился. Сэм  С.  мед-
ленно стянул свитер со спинки стула и взглянул на Абигайль.
   - Вы не хотите, чтобы я ушел.
   - Я не хочу, чтобы вы ушли.
   - Ни у одного человека еще не хватало духу сказать  мне  все  это.  И
все-таки я ухожу. До свидания.
   Коричневый свитер волочился по земле - огибая столики, Сэмюэл С. ухо-
дил с залитой солнцем террасы. Вверх по ступенькам, на улицу, мимо  ста-
рой церкви, в тесный раскаленный автобус, который, шумно трясясь,  пока-
тил вниз по петляющему шоссе в тенистый и сонный городок Гринцинг. Потом
через дорогу, под навесом ждал трамвая, чтобы вернуться в Вену. Обхватив
руками колени, Сэмюэл С. сидел на жесткой, повторяющей форму  зада  ска-
мейке и силился не обращать внимания на тупую боль в "тылу". Как же  пе-
режить эти двадцать четыре часа до встречи с герром  Доктором  завтра  в
пять. Ничтожество. Пустозвон. Размякший и заплывший жиром не от успехов,
а от неудач. Одиноко торчащий посредине громадного нуля.
   Конечная остановка, сверкающий подземный торговый  центр.  Сэмюэл  С.
пересек площадку - она почему-то напомнила ему Америку. Застыл  на  мра-
морных плитах пола, среди суматошной толпы вышедших на обед венцев, ляз-
га и скрипа прибывающих и отъезжающих трамваев. Испустил протяжный  стон
- боль перебралась в почки. Пальцы вцепились в бумажник и кошелек с  ме-
лочью. На него уставились, стали расступаться - по  вожделенной  дорожке
он устремился в мужскую уборную. Сумасшедший пульс -  невозможно  сосчи-
тать. Плеснул в лицо водой, судорожно глотнул ртом воздух.  Справился  с
паникой: облегченно вздохнул, выпрямил спину, потащился назад по мрамору
пола и навалился на поручни эскалатора. На улице он плюхнулся в такси  и
прошептал свой адрес. Дикобраз, растерявший все свои иглы.
   За четырьмя плотно занавешенными окнами Сэмюэл С. пустил воду в  ван-
ной и смерил температуру. Хотя и не профессиональные, обширные  познания
в медицине: все его болезни развиваются слишком быстро.  Трудно  опреде-
лить, какая из них убьет первой. Трясущейся рукой  вытащил  термометр  -
красная ниточка вытянулась до 102 . Выронил его из рук - термометр  раз-
бился о носок туфли. Хватит ли времени, чтобы успеть добраться до вешал-
ки в прихожей и повиснуть на руках. Проходит  две  минуты.  Три.  Вот  и
дверной проем. Черная дыра. Всегда открыта. Шагнуть туда, во тьму, и уже
никогда не возвращаться назад. Кинуться вниз, не касаясь ступеней. Начи-
наешь падать, летишь назад, в свое прошлое, выкрикиваешь что-то на  ули-
цах - зовешь тех, с кем начинал свою жизнь. У них были  волосы  и  руки,
они ласкали, садились вокруг, просто садились  вокруг  тебя,  маленького
мальчика. Эх, если бы сейчас они опять погладили бы тебя,  приговаривая:
"Ну-ну, малыш, не бойся, успокойся, маленький".
   Истошный вопль с лестничной площадки. Сэмюэл  С.  оцепенел  на  своей
"дыбе", стал биться в заветную дверь. Страдальческий голос  Гневной  Аг-
нессы.
   - Герр С., герр С., что вы там делаете. Вы затопили все здание,  вода
уже льет по лестнице.
   - Я умираю. Умираю.
   - Сначала закройте кран.
   Вода низвергалась через край ванны равномерным водопадом.  Сэмюэл  С.
ошеломленно взирал на движение потока - настоящая река бежала по коридо-
ру и из-под двери вытекала наружу. Собственный микро-Дунай. Несущий свои
воды вниз по ступеням, струящийся к парадному сводчатому входу, выбегаю-
щий на тротуар - там уже собралась небольшая толпа зевак. Их это  забав-
ляло: нескрываемое Schadenfreude, улыбки, чуть ли не  похлопывание  друг
друга по спинам. Сэмюэл С. выскочил на улицу со шваброй в руке в  сопро-
вождении Гневной Агнессы - она размахивала другой шваброй над его  голо-
вой. Толпа загоготала. И он был исцелен. Именно в этот самый миг, в этот
самый день.
   В среду, из-за этого комического дневного спектакля, Сэмюэл С.  засы-
пал, терзаемый мыслью, что его могут выселить; эта мысль загоняла его  в
узкие дымоходы - болтающиеся ноги сдирали пласты сажи.  Воскрес  сегодня
утром, в четверг, и, преодолевая минуту за минутой, дотянул до пяти  ча-
сов. Пять минут ходьбы по кривой тенистой улочке. Сердце колотится, тем-
пература неизвестна. Мимо серой каменной церкви, где холодно даже летом.
Лучи солнца пробиваются сквозь легкий прохладный туман. Прошествовал че-
рез громадные дубовые двери парадного подъезда и мощеный внутренний дво-
рик. Миновал фонтан и клубы пара, вырывающиеся из открытой двери прачеч-
ной. Полутемный мрачный сводчатый вход, статуя Девы Марии. Свеча,  горя-
щая перед ее кротким лицом, крошечным красным ртом, голубым  покрывалом.
Сэмюэл С. отсчитал сорок шесть каменных ступеней, на каждой опираясь ру-
кой о колено. На третьей площадке -  массивная  дверь.  Громко  стукнув,
ступил в широкую прохладную прихожую и кинул кепку на  вешалку.  Поворот
стеклянной шаровидной ручки. Следующая дверь, за  рабочим  столом  сидит
герр Доктор. Кивнул головой. В одной руке  -  свежезаточенный  карандаш,
другая покоится на желтом листе  бумаги.  Два  высоких  сверкающих  окна
смотрят в тенистый зеленый сад: под деревьями - белокаменные статуи, ок-
руженные живой изгородью кустов самшита, два жирных сизых голубя,  усев-
шись на сирень, клюют листья. Здесь часто играла маленькая тихая девочка
в белоснежных перчатках.
   - Добрый день, герр С.
   - Ух, Док. У меня что-то головка пошаливает.
   - Присаживайтесь, пожалуйста.
   - Заклинило продолговатый мозг.
   Сэмюэл С. приземлился и раскинулся в коричневом мягком кожаном  крес-
ле, добела истертом локтями, спинами и седалищами  пациентов.  В  паузах
между репликами - громкое тиканье  огромных  золотых  настольных  часов,
отсчитывающих оплаченные минуты. В застекленном шкафу  -  семь  толковых
словарей и один технический: Сэмюэл С. частенько вынуждал герра  Доктора
туда заглядывать. На стене - дипломы  из  Вены,  Гейдельберга,  Берлина,
Кембриджа. Горькое напоминание о горстке пепла, оставшейся от  собствен-
ной ученой степени. Решительно скомканной однажды вечером и сожженной на
глазах у спокойно улыбавшегося друга. Запах дыма, латыни, пергамента. Ты
не ожидал, что все останется по-прежнему, что это всего лишь ярлык,  за-
лепляющий глаза: натыкаешься на стены, стоишь, неспособный ощутить  вкус
персика или заорать во время оргазма.
   - Итак, герр С.
   - Вчера я был полностью уничтожен. Прямо-таки раскатан в  лепешку.  Я
отступил от своего правила: не возноси себя, принижая других. Я познако-
мился с одной девушкой. Чисто случайно. Она слышала обо мне. Даже о том,
что я был самой колоритной и экстравагантной фигурой в Европе. Я  решил,
что это обстоятельство дает мне зеленый свет. Но она проскочила под  но-
сом и лягнула меня прямо в душу. И я подумал, Док, когда  же  я  наконец
соберусь жениться и завести детей - мне не хочется стать развратным ста-
риком.
   - У развратного старика, герр С., может быть жена и десяток детей.
   - Ага, Док, вот вы и подключились - я все-таки вынудил вас  высказать
свое мнение.
   - Продолжайте, пожалуйста, герр С.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.039 сек.