Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

Скачать Эдвард Радзинский - Нерон и Сенека

   - Да, значит, зачем я позвал тебя в Рим? - добродушно спохватился  Нерон.
- Просить вернуться. Мне так одиноко. Я устал от  Тигеллина.  От  проклятого
кровожадного Тигеллина. Ну почему ты не хочешь жить с нами в Риме?
   - Прости, Великий цезарь, но для меня здесь нет покоя. На  рассвете  меня
будит противный крик менял. Чуть сомкнешь глаза -  начинает  бить  кузнечный
молот. А воздух? Чем мы тут дышим? Дымом кухонь!  А  Тибр?  Там  же  плавает
невесть что! И теперь, когда я живу на природе среди незамутненных ручьев...
   И тут Сенека столкнулся глазами с  сенатором,  уныло  поедавшим  овес  из
лохани. И красноречие его иссякло.
   - Отвечу! - закричал Нерон. - Да, загрязняем реки,  да,  портим  природу,
да, шумим! Но зато, учитель, мы живем с тобой в  просвещеннейший  из  веков.
Если бы наши деды увидели, к примеру,  стекла  наших  домов,  через  которые
проходит свет...
   Он  поволок  Сенеку  к  центру  арены,  туда,   где   решетка   покрывала
застекленное отверстие. Сквозь решетку был виден  страшный  пир  -  яростное
непотребное веселье.
   - Грандиозно, - шептал Нерон. - А деды-то  прозябали  во  тьме!  Или  это
последнее наше изобретение - трубы, вделанные в стены, по которым само  идет
тепло,  так  что  в  доме  можно  зимой  жить  как  летом...  А  изобретение
стенографии? Так что руки теперь поспевают за проворством языка!..

   На арену торжественно вышел Амур.
   - Сенатор Пизон... - начал Амур... и замолчал.
   - Слышу его шаги! - радостно закричал Нерон. - Пизон уже спешит  прервать
мои докучные речи! Почему ты молчишь, любимая?
   Но Амур только скорбно опустил голову. И сенатор, пряча глаза... заржал.
   - Заржала лошадь - плохое предзнаменование, - запричитал Нерон. - И  хотя
Сенека учил меня не верить предзнаменованиям, я трепещу.
   -  Мы  послали  за  сенатором   Пизоном   трибуна   Флавия   Сильвана   с
гвардейцами... - начал Амур.
   - Ну! Ну! - в ужасе торопил Нерон.
   - Трибун подошел к его дому. Постучал... Но сенатор Пизон,  услышав  этот
стук, немедля позвал своего хирурга - и вскрыл себе вены.
   - Как?! Почему?! - всплеснул руками Нерон.
   - Неизвестно, Цезарь. Сенатор Пизон оставил завещание, где все  имущество
завещал тебе, Великий цезарь.
   - Какая неожиданная  смерть!  Пизон!  Великий  богач!  Великий  мудрец!..
Осиротели!
   Сенека бесстрастно слушал его вопли.
   - Нет, я разделяю твое горе, учитель: один  друг  превратился  в  лошадь,
другой зарезался!
   - Но осталось еще двое в этом союзе мудрецов, - робко подал голос Амур.
   - Немедля послать за  ними  трибуна  Флавия  Сильвана  с  гвардейцами!  И
разбудить Тигеллина! Где Тигеллин?! Где начальник тайной полиции?! В  городе
режутся сенаторы.
   - За Тигеллином будет послано, Цезарь, - сказал Амур.
   - Тигеллин расследует... - забормотал Нерон. - Вот придет Тигеллин... - И
тут Нерон остановился и добавил добродушно: - Да,  зачем  я  позвал  тебя  в
Рим?.. Ну естественно, чтобы узнать:  не  нуждается  ли  в  чем  мой  старый
учитель?
   - Ты осыпал меня такими милостями, - спокойно отвечал Сенека, - что моему
счастью не хватает только одного - меры. С тех пор как я удалился от дел,  я
живу в пожалованных тобою поместьях.
   - Да, да, - бормотал Нерон.
   - И хотя дух мой, - продолжал Сенека, - всегда удовольствовался немногим,
но поместья мои благодаря твоей милости...
   - Да, да, бескрайни... И, говорят, приносят огромные доходы? -  продолжал
бормотать Нерон.
   - Вот это особенно меня печалит. Я учу воздержанию и умеренности,  а  сам
купаюсь в роскоши. И как, обессилев в походе,  я  стал  бы  просить  тебя  о
поддержке, так теперь,  до-стигнув  старости  и  не  имея  сил  нести  бремя
богатства, прошу лишь об одном: возьми назад пожалованное тобою.
   Визги и крики неслись из подземелья. Нерон бросился к  решетке,  заглянул
вниз.
   - Гениально! - И обратился к Сенеке: - Прости... Как сладостна твоя речь!
Но тем, что без запинки смогу тебе возразить, я ведь тебе обязан. Ты  научил
меня всему, в том числе и ораторскому искусству. Неужели  воспитание  цезаря
не заслуживает жалкого десятка вилл? Любой спекулянт  у  нас  имеет  больше!
Нет, Сенека, я еще не расплатился с тобой как должно! - И,  обняв  Сенеку  и
прохаживаясь с ним по арене, Нерон добродушно  говорил:  -  Помнишь,  в  дни
юности, у камелька, ты рассказал мне, как некий философ  взялся  воспитывать
ученика? Когда же пришла пора расплачиваться, ученик  не  заплатил.  Философ
повел ученика к судье. И ученик объяснил: "Этот философ обещал научить  меня
добродетели. Я не заплатил ему. Следовательно, нагло обманул. Следовательно,
я бесчестен. Следовательно, он ничему меня не научил! А можно ли платить  за
ничто?" Грандиозно? Умение правильно оценить труд -  черта  богов  и  мудрых
властителей. Так учил меня ты. - И Нерон приблизил  лицо  к  лицу  Сенеки  и
зашептал: - Я позвал тебя в Рим,  чтобы  по  справедливости  расплатиться  с
тобой.
   Из тьмы на арену выпрыгнул Амур.
   - Консул Латеран... - торжественно начал Амур и замолчал.
   - Наконец-то! Консул Латеран! Его шаги! Сейчас он усладит тоскующий  слух
Сенеки!.. - И тут Нерон взглянул на Амура и в ужасе прошептал: - Ты молчишь?
   Сенатор заржал.
   - Нет! Нет! - патетически кричал Нерон.
   - Трибун Флавий Сильван подошел к его дому, - начал Амур,  -  но  Латеран
уже позвал хирурга. И когда трибун  постучал  в  дом  почтенного  консула  -
Латеран перерезал себе вены.
   - Да что они, взбесились?! Какой ужас! И этот мудрец сбежал от нас!
   - Но все имущество Латеран завещал тебе, Великий цезарь.
   - Немедленно послать... - начал Нерон.
   - Трибуна Флавия Сильвана... - продолжал Амур.
   - За поэтом Луканом! - кричал Нерон. - За послед-ним из мудрецов!  Теперь
он нам особенно желанен...
   Амур потрепал сенатора по  воображаемой  холке  и  подсыпал  ему  овса  в
лохань.
   - За то, что хорошо предсказываешь римских мертвецов, - засмеялся Амур  и
исчез с арены.
   - Где этот чертов Тигеллин?! - неистовствовал Нерон. - Лучшие  люди  Рима
режутся друг за другом!.. Крепись, Сенека! Вот придет Тигеллин...
   Сенека хранил невозмутимое молчание.
   - Ах, Сенека,  -  продолжал  Нерон,  -  ушли  безвременно  два  мудрейших
гражданина... Но, я вижу, ты спокоен, ты никогда не боялся  смерти,  не  так
ли?
   - Именно так, Цезарь.
   - Да, да. Сколько раз ты беседовал  со  мной  о  бренности  жизни...  Ах,
старые, добрые времена детства!  Я  так  порой  жажду  твоих  поучений.  Так
страшно умирать! Так прекрасны краски мира. В мире столько миленьких вещиц.
   Они стояли в свете факелов посреди арены и неторопливо беседовали.
   - Да, краски мира прекрасны, но и они не наши. И сколько ни есть вещей  в
этом мире, все они чужие. Природа обыскивает нас и при входе, и при  выходе.
Голыми пришли, голыми уходим. И нельзя вынести отсюда больше, чем принес,  -
мерно звучал в темноте голос Сенеки.
   - Как грустно...  Как  страшно  будет  умирать!  -  И  Нерон  внимательно
посмотрел на Сенеку.
   - Кто сказал, Цезарь,  что  умирать  страшно?  Разве  кто-то  возвратился
оттуда? - усмехнулся старик. - Почему же ты боишься того, о чем  не  знаешь?
Не лучше ли понять намеки неба? Заметь: со  всех  сторон  в  этом  мире  нас
преследуют - то дыхание болезней, то ярость зверей и людей. Со  всех  сторон
нас будто гонят отсюда прочь. Так бывает лишь с теми, кто живет не  у  себя.
Почему же тебе страшно возвращаться из гостей домой?





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0615 сек.