Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Александр БЕЛЯЕВ - МЕРТВАЯ ГОЛОВА

Скачать Александр БЕЛЯЕВ - МЕРТВАЯ ГОЛОВА

Глава 3

СНОВИДЕНИЯ НАЯВУ

   "...Солнце - огромный золотой паук, пробегающий по небу, и  радуга  -
паутина его. Я, Морель, первый открыл это!"
   "Что за чепуха лезет мне в голову!" - подумал Морель и открыл  глаза.
Но он, вероятно, еще не совсем проснулся, потому что то, что он  увидел,
могло быть только сном. Морель как будто опустился на дно океана. Сквозь
розоватый туман виднелись смутные очертания зеленых пятен В этом  тумане
колыхались длинные полосы, подобно змеям  необычайной  величины.  Темное
огромное пятно,  как  сорвавшаяся  с  орбиты  планета,  сновало  в  этой
розовато-зеленой мгле, закрывая собою чуть ли  не  четверть  всего  поля
зрения. И удивительнее всего было то, что движение этого  темного  пятна
напоминало суетливый бег паука.
   Морель несколько минут  с  полным  недоумением  наблюдал  этот  новый
загадочный мир.
   "Неужели я с ума сошел? Или это бред?" Он  закрывал  глаза,  открывал
вновь, но видение  не  исчезало.  Морель  потрогал  рукою  лоб.  Он  был
влажный, горячий, но не слишком. Нет, это не бред.  Рука  Мореля  задела
очки, и  в  тот  же  момент  планетообразный  черный  шар  закатился  за
горизонт, очистив поле зрения.
   "Очки! Секрет открывается просто".
   Морель снял очки и посмотрел  на  стекла.  Они  были  покрыты  потом,
испарениями и паутиной.  По  левому  стеклу  бегал  паучок  величиною  с
булавочную головку.
   "Так вот она, сорвавшаяся со  своей  орбиты  планета!"  -  с  улыбкой
подумал Морель, сбивая пальцем паучка  и  протирая  стекла  платком.  Он
надел очки и осмотрелся вокруг. "Неужели я все еще не проснулся?"  Опять
сон, но на этот раз сон изумительно прекрасный.
   Был вечер. Косые лучи солнца золотили папоротники и пальмы,  стоявшие
вправо от Мореля. Левая сторона поляны  была  погружена  в  синюю  тень.
Воздух,  освещенный  солнцем,  светился  всеми   цветами   радуги,   как
калейдоскоп. Как будто радужная паутина  "паука-солнца"  разорвалась  на
мелкие части и закружилась вихрями самоцветов. Это был танец бриллиантов
и алмазов. Каждый бриллиант  был  окружен  легкой  дымкой  самых  нежных
цветов. В беспрерывном движении они прорезывали воздух, изменяя на  пути
полета окраску, вспыхивая то глубоким зеленым, то ярко-красным, то синим
огнем, и как будто оставляли после себя светящийся  след  -  так  быстро
резали они воздух. Фейерверк, калейдоскоп,  северное  сияние,  радуга  -
ничто не могло сравниться по красоте с этим  волшебным  зрелищем  пляски
жемчужной росы, сверкающих алмазов и летучих огоньков...
   Один из этих бриллиантиков опустился  на  цветок.  Туманная  оболочка
рассеялась. Сложились крылышки, и  Морель  увидел  маленькую  невзрачную
птичку с единственным ярким пятном на оперении. Колибри! Но и после того
как  тайна  раскрылась,  Морель  еще  долго  не  мог  оторвать  глаз  от
воздушного танца пернатых балерин.
   Однако  проза  жизни  уже  настойчиво  стучалась  в   дверь.   Морель
почувствовал, что все тело его зудит. Он посмотрел на руки и увидал, что
они искусаны москитами, а в  кожу  впились  мелкие  красные  клещи.  Это
вернуло Мореля к действительности.
   Не только завтрак, но и обед давно были пропущены. Надо было  спешить
к своим, пока совершенно не стемнело. Морель почувствовал острый приступ
голода и вспомнил о вкусных блюдах, которые обещал сегодня изготовить их
повар (он  же  носильщик)  негр  Джим.  Морель  поднялся,  потянулся  и,
посмотрев на солнце, пошел вверх по ручью. Он дошел до того  места,  где
сражался со страшным пауком, и нашел брошенный сачок. Подняв его, Морель
стал соображать, куда идти. После  некоторого  размышления  он  повернул
налево и углубился в чащу леса.  Здесь  было  уже  почти  темно.  Только
кое-где сумеречный свет проникал  сверху,  освещая  змееобразные  лианы.
Вдруг словно неведомое существо погасило  этот  последний  слабый  свет.
Ночь на экваторе наступает внезапно. Мореля окружила густая темнота.  Он
сделал несколько шагов и упал.
   "Придется ночевать в  лесу,  -  подумал  он.  -  И  хоть  бы  кусочек
хлеба!.."
   Испарения усиливались. Тропическое солнце нагрело за день исполинский
котел  Амазонки,  наполненный   душистыми   травами,   пряно   пахнущими
смолистыми и эфирными деревьями и болотными  цветами,  и  теперь  Морель
дышал густым паром этой гигантской парфюмерной фабрики.
   Тишина леса нарушалась только разноголосым тончайшим звоном комаров и
москитов,  которые  мириадами  кружились  над  Морелем.  Скоро  к   этим
флейтистам присоединились низкие голоса лягушек. Никогда еще  Морелю  не
приходилось слышать такого громогласного концерта. Пение  этих  болотных
певцов не напоминало отрывистого  кваканья  обычных  лягушек.  Оно  было
довольно мелодично и протяжно, как завыванье ветра. В конце  концов  оно
нагоняло тоску.
   Когда глаза привыкли к темноте, Морель увидел  полосы  фосфорического
света - это летали светящиеся насекомые.
   Москиты, комары и клещи, которыми была усыпана трава не давали Морелю
уснуть.
   "Хоть бы скорее рассвет!" - мучительно думал он, ворочаясь во  мху  и
расчесывая руки и шею. Только под утро он заснул тревожным сном.
   Его разбудил визг обезьян.
   Они сидели в ветвях над самой его головой и  пронзительно  кричали  и
визжали. На обезьяньем языке эти  звуки,  очевидно,  обозначали  крайнее
удивление, потому что на шум сбегались новые стаи обезьян посмотреть  на
редкое зрелище - очкастую  обезьяну,  лежащую  на  земле.  Более  смелые
спустились  по  лианам  и,  держась  хвостом,  размахивали  "руками"  на
расстоянии какого-нибудь метра  от  головы  Мореля  с  явным  намерением
познакомиться с ним поближе.
   Но Морелю было не до обезьян. Он поднялся, махнул  на  них  сачком  и
зашагал в глубь леса. Обиженные  таким  приемом,  обезьяны  загалдели  с
новой силой и долго преследовали Мореля.
   Морель шатался от голода и усталости,  но  упорно  пробирался  сквозь
чащу. Наконец он вышел к небольшой  речке,  струившейся  в  заболоченных
берегах. Несколько огромных лягушек прыгнуло в воду при его приближении.
   "Все дороги ведут в Рим, - рассуждал Морель. - Все  речки  впадают  в
Амазонку. Если я пойду по этой речке, то выйду на Амазонку немного  выше
или ниже нашей экспедиционной базы. Это будет  дальше,  но  вернее,  чем
искать по лесу обратный путь".
   И он отправился вниз по реке.
   Однако через час пути он с разочарованием увидел, что речка впадает в
одно из болот, которыми так изобилует бассейн Амазонки.
   - Неужели я заблудился? -  прошептал  Морель.  И  эта  мысль  впервые
заставила его подумать обо всей серьезности положения.
   Он был один среди  девственного  леса.  На  тысячу  миль  вокруг  нет
человеческого жилья. Сачок для  ловли  насекомых  был  его  единственным
оружием, а в небольшом мешке и фанерном ящике лежали только его  научные
принадлежности: увеличительное стекло, шприц, булавки, пинцеты...
   "Ithomia  Pusio,  -   по   привычке   продолжал   Морель   заниматься
определением пролетавших бабочек. - Слава дается нелегко!"
   Небольшой ручей, впадавший в болото, пересек Морелю дорогу. На  сырой
земле были видны отпечатки звериных  следов.  Здесь  же  валялись  кости
тапира, съеденного каким-нибудь крупным хищником, всегда  подстерегающим
животных в местах водопоя. Это открытие для Мореля было не из  приятных.
Морель перешел ручей и почувствовал под ногами  более  сухую  и  твердую
почву. Здесь пальмы чередовались с фикусами и лавровыми деревьями, а еще
выше поднимался лес фернамбуков, палисандров и кастанейро.
   Морель поднял валявшийся на земле плод кастанейро величиною с детскую
голову, разбил его, вынул орехи, заключенные в твердую кожуру,  и  начал
поглощать маслянистые сердцевины.
   "Здесь  по  крайней  мере  не  умрешь  с  голоду,  -  подумал  он.  -
Подкреплюсь, отдохну и отправлюсь на поиски дороги".
   И вдруг неожиданно для самого себя он громко сказал:
   - Солнце - огромный золотой паук! - ив  тот  же  момент  его  охватил
приступ сильнейшего  озноба.  -  Лихорадка!  Этого  еще  недоставало!  -
проворчал Морель, щелкая зубами.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0386 сек.